ФЕСТИВАЛЬ  Женского рока.net

Рок мертв. По крайней мере, женский. В том виде, в котором ждут его слушатели, рок не существует. Не хотим мы в это поверить, ждем и надеемся. И жестоко обманываемся. Фестиваль женского рока Большая медведица - большая медвежья берлога, в которую с треском и грохотом провалились мужественные женщины с гитарами наперевес.

"Рока хотим!!!", - вечно кричат недовольные меломаны, страдающие неизлечимым музыкальным голодом. Мол, зачем вы, товарищи продюсеры, вечно нам всякую липу подсовываете? Говорите "рок" - а впариваете переслащенную гитарную муть с непонятными, занудными романтическими пиликаньями и глупыми до примитивизма стишками. Ведь у нас, мол, хватает настоящего Рока. Рока с большой буквы. Того, который гремит как майский гром. Того, который являет собой апогей жизненной мудрости, который и есть сама суть существования. И мужицкий Рок есть у нас, и бабий, и средний...

Как по-детски наивны наши меломаны. Рок мертв. По крайней мере, женский. В том виде, в котором ждут его слушатели, рок не существует. Не хотим мы в это поверить, ждем и надеемся. И жестоко обманываемся.

Фестиваль женского рока "Большая медведица" - большая медвежья берлога, куда с треском и грохотом провалились мужественные женщины с гитарами наперевес. Ждали многого - рождения новых звезд, перерождения звезд старых, подтверждение звездности звезд имеющихся. Думали, будет аншлаг, хороший звук и чисто рокеский угар. А получили сплошную клоунаду. Обладая большими амбициями и небольшими реальными возможностями, организаторы фестиваля особо не заморачивались на таких пустяках, как громкие имена.
Результат последовал по всем законам логики - на "Большую медведицу" приехала компания музыкальных журналистов, которым нечем было занять себя выходным вечером, три калеки из зрителей и близкие друзья музыкантов, которые и создавали неимоверно комичную видимость рок-н-рольного угара. Последняя категория слушателей найдется на любом концерте, будь то проба пера бездарных дилетантов в клубе за кольцом или пафосное выступление рок-героев. А вот журналистов и гуляк необходимо чем-либо подкупить. В анонсах "Большой медведицы" содержалось несколько таких изюминок, которые собрали те тридцать независимых экспертов. Главной интригой мероприятия стало ожидание исчезнувшей в никуда Маши Макаровой (экс-Маша и Медведи). Сначала организаторы обещали Макарову в компании с краснодарским проектом Д.Р.Ы.Н.К.. Потом обещали Макарову с бывшим медведем-гитаристом. Было уже все равно: Макарову действительно ждали с любыми сопровождающими. Понятное дело, Макарова не явилась. Обещали и группу Медведи, которая когда-то играла с той самой Машей Макаровой, а теперь связала себя с Ольгой Дзусовой. Не явились. Обещали еще концептуально-культовую Наталью Медведеву (фамильное сходство с вышеперечисленными совершенно случайное!), пластилиновый Тотал и скрипучую Сладкую N. Нет явилась, не явилась, не явилась.

А кто же остался? Несколько стоящих имен и пропасть бесталанных, бестолковых и комичных персоналей, называющих себя рок-бабами. Слушать последних - каторга. Яркий пример содержательности, лиричности и концептуальности собравшихся музыкантш представила, сама того не желая, некая Стереолиза:
Где он прячет деньги?
Нужно их срочно найти.
Может, в тайном сейфе?
Нужно срочно уйти.
Где он прячет деньги,
Мерзкая, жирная тварь?..

Гениально. Для КВН в самый раз. А для показательных выступлений достижений женского рока... слов нет.

Среди "гениев" были замечены Юлия Теунникова, Регулярные части авантюристов и Оксана Чушь.
Фамилия последней характеризует фестиваль в целом.

Но не все так уж печально! Во всяком темном царстве, если порыться, можно найти пару лучей света. При ближайшем рассмотрении, "Большую медведицу" посетили-таки стоящие музыкантши. Первый и лучший среди всех присутствующих бабских ансамблей - группа Бабслей. Национальный колорит Ивана Купалы, здоровая энергетика Zdob si Zdub, ирония Ляписов, заразительная харизма и актерские таланты вокалистки, босые ноги басистки и красочная гармонистка в одном бурлящем флаконе. По-своему хороши были Дети Пикассо, внесшие свою древнеармянскую лепту. Веками неколебимая и неменяющаяся Настя Полева открыла второй день фестиваля, дав понять, что еще не все потеряно. А группа Восьмая марта, жестко поставившая живую, громогласную и неслаженную точку, не дала потухнуть скромному фитильку надежды.

Женского рока нет. Нет, потому что то качественное, что есть, меломаны саркастически называют рокапопсом, вкладывая в это определение брезгливость и неприязнь. А ведь та же самая Земфира куда больше подходит под статус РОК-барышни со всей ее ПОПулярностью, чем какая-нибудь Оксана Чушь. Земфира никогда не опустится до жуткого звука и песен о "мерзких, жирных тварях". Земфира будет мелодичной и нежной, будет, как и всякая нормальная женщина, хотеть нравиться, за что все будут называть ее попсой. А вот если Стереолиза (упаси господи!) достигнет когда-нибудь земфириных высот, ее тоже назовут попсой. Потому что человеку хорошо там, где нет его, потому что человеку любо то, что лежит за пределами досягаемого. Меломаны еще долго будут ратовать на нехватку настоящего Рока, настоящего андеграунда и втайне под подушкой слушать ту самую Земфиру или даже Чичерину, и пускать настоящую слезу от чистого сердца...

Женского рока нет. Есть женский поп и рокапопс. Пригласи организаторы Ночных снайперов и Чичерину, был бы аншлаг. Была бы Макарова, Медведи и их неисчислимые фанаты. И на их фоне Бабслей, Дети Пикассо и Восьмая марта смотрелись бы настоящим, качественным андеграундом. И тогда можно было бы почесать макушку и многозначительно спросить: "А может, пациентка Рок все-таки имеет право на жизнь?". И поставить многозначительное многоточие.

27.11.2001, Татьяна КУБЫШКИНА (ЗВУКИ РУ)