Glenn HUGHES  Бас-гитара в каменном мешке

"Нас трое, трое нас, вы поняли?,- периодически вопрошал Гленн Хьюз со сцены, - А не пятеро. И я не Ковердейл..." Однако скромничал "легендарный басист легендарных Deep Purple" совершенно зря: его вокал ничем не уступает голосу Кавердейла...

Для многих любителей рока прошедший 23 ноября концерт Глена Хьюза обернулся разного рода разочарованиями. Одним не понравилось то, что программа была черезчур роковой и не слишком фанковой, другим - что маэстро бас-гитары почти не уделил время своим боевикам "тёмно-пурпурного" периода. "Нас трое, трое нас, вы поняли? - периодически вопрошал Хьюз уже со сцены, - А не пятеро. И я не Ковердейл..." Это, кстати, резонно. При внушительной дискографии в девять собственных альбомов, Глен имел полное право и не заморачиваться на том, что кто-то там рекламировал его, как "легендарного басиста легендарных Deep Purple". Гораздо более расстраивал тот факт, что к собственному репертуару Хьюз обращался в инструментально обглоданном до гитарно-барабанного скелета варианте. "Составы типа Cream или Police - это то, что надо", - заявил музыкант на пресс-конференции. Может быть и так, но без фанковых духовых и рокочущего электрооргана творения Хьюза звучали в этот раз несколько бледновато. Кроме того, если возвращение к формату старых добрых Trapeze и имело какой-то смысл - то только не в условиях акустики отданного под проведение концерта зала.

Группа с большим составом участников имеет возможность снизить уровень саунда на сцене. У минимального же состава, чтобы добиться богатой звуковой и гармонической гаммы, наоборот, мощность звука должна быть максимальной. Таков принцип саундинга. Именно так и появились группы, играющие то, что потом назвали хэви-метал.
Вне всяких сомнений, организаторы гастролей Глена Хьюза были в курсе его намерения выступать на сей раз в сопровождении лишь гитариста и ударника. Раз так - непонятно, почему для проведения концерта была избрана цельнобетонная "ракушка" спортзала "Дружба". Стадионы созданы для спорта, их акустическая ценность - величина отрицательная, даже не ноль. Возможно, по окончании шоу многие из присутствовавших в партере испытывали определённые проблемы со слухом вроде шума в ушах, продолжавшегося около суток.

Проблемы со звуком начались уже на выступлении разогревающего состава Tolerance. Впрочем, сам разогревающий состав был одной большой проблемой. Поющий гитарист периодически допускал крайне непрофессиональные шлепки губами в микрофон, от которых шкалило динамики. Другой гитарист был похож на молодого Гилмора - к сожалению, лишь с лица. Ибо играл не медленно и чисто, а быстро и грязно. Какого дьявола эти парни со своим школярским хэви-роллом, примитивными гармониями и полным отсутствием фантазии вообще были допущены на сцену, большая часть присутствовавших так и не врубилась.

После непродолжительного ожидания и короткой настройки цветоустановка заработала на полную мощность. Под приветственный рокот гитары седовласого Джей Джей Марша и канонаду ударных полуголого Гарри Фергюрсона на сцену вылетел сам "The Voice Of Rock, The Voice Of Funk" - вооружённый радиофицированной пятистрункой и облачённый в тёмные очки, ковбойскую рубаху, страшно обуженные и проклёпанные джинсы, а также лакированные малиновые штиблеты. Старые рокеры с удовольствием отметили, что сравнительно с обложкой последнего альбома огненно-рыжая шевелюра Глена внушительно увеличилась в размере. На протяжении концерта трио несколько раз пускалось в замысловатые импровизации. В дело были пущены даже древние блюзы времён Trapeze. Носясь по сцене, как угорелый, рыжий клоун Хьюз то и дело вызывал белого клоуна Марша на гитарные дуэли ("Я же начинал, как соло-гитарист, - неожиданно признался на пресс-конференции Глен, - И лишь познакомившись с Мэлом Галлеем, взялся за бас, на котором очень долого играл, как на гитаре..." ). Выстраивая жутковатые басовые орнаменты, с лёгкостью поднимаясь от открытого и мощного вокала в заоблачные выси пилорамного фальцета, он кратко прошёлся и по материалу своего последнего диска. Новые песни звучат настолько современно, что под них вполне можно слэмовать и рубиться современным приверженцам т.н. ню-металла. "Это всего лишь новая мода, - рассуждал Глен на пресс-конференции, - Волосы до плеч вчера, татуировки до плеч сегодня... А музыка - она одна..." Так что концерт мог собрать гораздо больше народа, не рекламируй его организаторы, как рассчитанный сугубо на любителей.

Лишь к моменту выхода на бис сжалившись над старыми фэнами, Хьюз и компания выдали-таки требуемый партером чуть ли не с начала шоу боевик Deep Purple "Burn!" - традиционно переполненный импровизациями и соло на всех инструментах. Кстати, скромничал Хьюз совершенно зря: его вокал в вещах такого плана ничем не уступает голосу Кавердейла.

Концерт закончился. Помимо звона в ушах, осталась досада. Досада на то, что даже новаторов рока старшего поколения, не перестающих изобретать что-то новое, её величество реклама раз за разом преподносит нам в виде неких живых мощей. А такого рода ставка лишь на аудиторию старшего возраста крайне неудачна - ибо сумасшедшими выкрутасами этого прикольного рыжего мужика с пятиструнным басом и в малиновых штиблетах вполне могли заинтересоваться и рок-фэны куда более молодых поколений...

26.11.2001, Дмитрий БЕБЕНИН (ЗВУКИ РУ)