RAMMSTEIN  Они нас поимели

17 ноября в промерзшей Москве осталось лишь одно место, где градусник мог лопнуть, зашкалив от жары: Дворец спорта "Лужники". На сцене бушевало пламя, в зале - фаны. Взрывалось, горело и искрилось все, что могло,- от микрофонных стоек до солиста Тиля Линдеманна. В принципе, ничего необычного не происходило, - я имею в виду, необычного для Rammstein...

Сегодня в промерзшей Москве осталось лишь одно место, где градусник мог лопнуть, зашкалив: Дворец спорта "Лужники". На сцене бушевало пламя, в зале - фаны. Взрывалось, горело и искрилось все, что могло,- от микрофонных стоек до солиста Тиля. В принципе, ничего необычного не происходило, - я имею в виду, необычного для Rammstein.

Широко разрекламированные Clawfinger не приехали. Честно говоря, удивительно, что они вообще собирались принимать участие в туре на правах разогревающей группы: ведь некогда расстановка сил и имен в афишах была другой - Rammstein разогревали шведов. Поэтому предварять выступление немецких парней взялись обновленные I.F.K. - группа, последние полгода пребывающая за гранью добра и зла; писать про их выступление в контексте этого концерта - значит, посвятить ребятам целый абзац чистейшего мата, а они, по моему разумению, и этого не заслуживают.

Затемнение - на сцену вышли, сопровождаемые каким-то мертвенным светом, герои вечера. Тиль Линдеманн спустился с небес, и тут же, с чисто немецкой обстоятельностью, поджег себя в первый раз за этот вечер.
Можно любить или ненавидеть творчество этой команды, однако невозможно не остаться под впечатлением их знаменитого, щедро унавоженного звуком, красочного и устрашающего шоу. Подробный рассказ о нем настолько же комплиментарен, насколько утомителен, - перечислить все трюки в рамках одной статьи просто невозможно. Плавание по головам фанов в резиновой лодке, пятиминутная "эякуляция", в очередной раз сожженный Тиль, запуск ракет в толпу, столбы пламени, грохот и вой,- просто конец света в отдельно взятом зале, вообразить себе который, посмотрев это шоу один раз, можно без особого труда.

Программа была составлена из хитов с "Sehnsucht" и "Mutter", не была забыта и "классика" типа "Herzeleid".
Музыка Раммштайна звучит с каждым концертом все чище, все плотнее, и все меньше и меньше поводов приписывать ей (в ряду прочих) определение "индастриал". Индастриал не бывает таким отутюженным и снобски-безлажевым. В индастриал редко кладут элементы техно-попа ("Spieluhr"). С каждым годом немцы все чаще заигрывают с Большой Сценой, все глубже скатываются в пучину поп-ходов, и вытащить их оттуда может лишь Господь Бог - а станет ли он связываться с этими богохульниками? Не далее чем сегодня они в очередной раз послали Творца по матушке, не забыв, впрочем, и о его творениях.
К концу концерта полностью прошеренгованный зал, готовый идти под "Ich Will" на штурм то ли Зимнего, то ли Рейхстага, дружно умилился, когда выяснилось, что у Флэйка нынче день Рождения, и трудяга отмечает его на сцене.
Налили, распили, понеcлись дальше.

Зал ходил на ушах. Каждый имел возможность кричать вместе с Тилем "Du hast mich!". Rammstein, страшно воодушевленные тем, что зал отдался практически без боя, припасли на десерт великолепный номер. Припомнив, что некогда группа причисляла себя к замызганному лику панка, Тиль встал посреди сцены, размахивая российским флагом, а Пауль исполнил тяжелый и уверенный, словно танк, кавер на "Песню о тревожной молодости" (музыка А.Пахмутовой, стихи Л.Ошанина):
Rabota u nas takaja -
Rabota u nas prostaja:
Byla by strana rodnaja -
I netu drugikh zabot...
I v sneg, i v veter,
I v zvezd nochnoj poliot
Tebya, moje serdce,
V trevozhnuju dal' zoviet!!!

Мол, братцы, не тушуйтесь: такого качества работу можно проделать и на местном материале. Важно лишь помнить: побольше огня и баса, ребята. И все у вас получится...

17.11.2001, Дед ЗВУКАРЬ (ЗВУКИ РУ)