MOUSE ON MARS  Мышиные истории экран покажет наш

Разговор инопланетных существ с существами земными. Музыка виртуального будущего: это - Mouse on Mars. Немецкие гении неживых звуков. Энди и Ян совершенно не похожи на представителей русской электронной братии. Серенькие такие, как настоящие мышки. Приехали в Москву и рассказали ЗВУКАМ мышиные истории о своем инопланетном существовании.

Скрежет, скрип, стук. Вопль ненакормленного тамогочи. Разговор инопланетных существ с существами земными. Музыка виртуального будущего: Все это - Mouse on Mars. Немецкие гении неживых звуков.
Мышки Энди Тома (Andy Toma) и Яна Вернер (Jan Werner)совершенно не похожи на представителей русской электронной братии. Серенькие такие, как настоящие мышки. Без нездорового блеска в глазах. Задумчивые, протяжные, немультяшные. Грызут потихоньку электронный марсианский сыр, радуются жизни и пишут "музыку сердца". А недавно не без помощи клуба "Б2" и А.К Троицкого представили свои электронно-марсианские творения на суд непросвещенного русского слушателя. Приехали в Москву, и визуально, электронно согрели нашу мерзопакостную осень закрученными кусками многослойных электронных сетов на свой лад. А перед отъездом рассказали ЗВУКАМ мышиные истории о своем инопланетном существовании.

ЗВУКИ.Ru: - Вы впервые в Москве. Как вам наш город?
Ян: - Город хорош! Мы видели Кремль, Красную площадь - там очень мило. Идеальное место для прогулок! Забавно, что там разгуливает много молодоженов в белой одежде. Еще мы были в большом магазине, видели Белый Дом, смотрели в гостинице смешную детскую телепередачу и передачу-дискуссию, в которой абсолютно ничего не поняли! Потом гуляли по большим улицам, где... В Москве очень много интересных лиц! По-моему, здесь очень особенные, другие люди, не характерные иным местам. Я действительно думаю, что русские люди - реальный суперстары: выразительные, обособленные, сильные. Актеры! Причем почти все..
Звуки.Ru: - А немцы - все как один. Не в первый раз такое слышу...
Ян: - Для нас в Германии люди не столь интересны. По крайней мере, они не выглядят так интересно. Они слабее по сравнению с сильными русскими. Они сухие.
Энди: - Это не только из-за выражения лица, тут дело в другом - в образе как таковом. В разных странах люди всегда отличаются. Вы более эмоциональные, выразительные, даже более живые...
Ян: - Здесь многое более экстремально! В Германии же сплошные стереотипы. А здесь все по-другому и в манере разговора, и в поведении, и во внешности... Это не значит, что я не люблю серые и однообразные лица Германии. Каждое лицо - книга...
ЗВУКИ.Ru: - Вы говорите об экстремальности. На вашем недавнем концерте многие восклицали: "О да! Эти ребята - экстремалы!" Считаете себя таковыми?
Ян: - Не-а.
Энди: - У нас нет справочного материала, где написано, что нормально, а что - экстремально. Нам не из чего выбирать - мы ведем себя так, как нам нравится. Наверное, аудитории легче определить нас, как экстримальщиков. Мы - это несколько иной фон. Экстремализм - это не просто красивое слово, это иной, совершенно противоположный нормальному, способ существования. Это некий омут, который может затянуть каждого: Вот так!
ЗВУКИ.Ru: - Вы довольным Московским концертом?
Ян: - Мы никогда не бываем довольны всем. Я не могу разложить все по полочкам, не могу сказать, что вот это и вон то меня не устроило, потому что я не аналитик. Я знаю, что после концерта мне было очень хорошо. А вот слушателям: Мне показалось, что некоторые желали увидеть некий взрыв, произведенный людьми. А получили львиную долю музыки, музыки и еще раз музыки. Люди оказались не интересными - не было ожидаемой визуальной картины. Не хватало зрителям 'физических' музыкантов на сцене... Люди видели только две головы за машинкой, видели, что мы что-то делали, но в их общей картине не хватало сбалансированности. А лично для меня все было на уровне: Мне кажется, нам не следует ничего менять Может, для аудитории это не совсем понятно, даже странно, но мы действительно серьезно относимся к нашему творчеству. Оно - из сердца.
Энди: То, что мы делаем сейчас, немного отличается от того, что мы делали раньше. Сейчас концепция наших концертов строится исключительно на музыке и визуальном ряде. Все вместе должно быть похоже на некое кино. Так мы можем контролировать аудиторию, потому что на такие концерты везде люди реагируют одинаково. Но мы стараемся выпускать все из-под контроля. Для меня вчерашний концерт был достаточно сложным! Такой сильный, новый приток...
Ян: -Мое мнение не стыкуется с мнением Энди, потому что лично мне концерт очень понравился! По-моему, это было экстремально, потому что все было плохо, а концерт получился действительно хорошим.
ЗВУКИ.Ru: - Вы не думали добавить голос, чтобы легче воспринималось?
Ян: - Не-ет!
ЗВУКИ.Ru: - Почему? Ян: - Мы пытаемся уменьшить важность голоса. Мы все время пробуем на сцене что-то новое, освежаем старое какими-нибудь новыми фишками. 'Mouse on Mars' как раз и отличается концептуальной безголосностью - так расширяем рамки свободы творчества. У нас есть так называемые рок-версии с живыми инструментами на сцене, но они еще не доведены до ума. Наверное, московский концерт прошел бы легче для нас, если бы мы поголосили в паре песен, но нам самим это было бы уже менее интересно
ЗВУКИ.Ru: - Вы играете электронную музыку, но не называете себя электронными музыкантами. Почему?
Ян: - Мы реально не знаем, что такое быть электронными музыкантами. Мы не особо понимаем значение этого термина. По-моему, если ты говоришь, что не делаешь электронную музыку, ты чувствуешь себя более свободным и можешь делать различные 'музыки': академическую, танцевальную, экспериментальную или еще какую-нибудь. Вот мы и стараемся делать всякую музыку!
ЗВУКИ.Ru: - Вы читали курс лекций о современной музыке в техническом университете...
Ян: - Мы думали, что в этом году опять станем 'лекторами', но не смогли: студия, запись: Мы читали лекции студентам, заинтересованным в звуке как в таковом. Это были дискуссии о вариациях работы со звуком для тех, кто хотел заниматься продюсированием музыки. Это был не только теоретический курс: он основывался на практических идеях и на реальных проектах. Жаль, что пока нет времени возродить подобную практику.
ЗВУКИ.Ru: - Расскажите о своем опыте создания музыки для телевизионных заставок. Что сложнее и что интереснее - Музыка как таковая или короткие теле-мелодии?
Ян: - Уберите этот вопрос... Шучу!
Энди: - Это долгая история. Мы никогда не занимались серьезно так называемой 'телевизионной' музыкой. Это больше походило на эксперимент, поэтому здесь вряд ли нужно говорить о достижениях и сравнениях.
ЗВУКИ.Ru: - А с творчеством русских электронных музыкантов вы знакомы?
Ян: - Я никого не знаю.
Энди: - Это нонсенс! Дело в том, что Ян знает все о всякой музыке. Для меня очень удивительно, что сейчас он сказал, что ничего не знает. Думаю, вскоре это изменится - мы собираемся хорошенько вслушаться в творчество русских групп. Проблема в том, что в Германии это нечто малодоступное! Мы бываем в таких музыкальных магазинах, где есть вся музыка из того, что только можно вообразить, но... Даже там никто не знаком с русскими группами! Думаю, перед уездом исправим столь печальное положение, прикупив кучу русских CD. Ян: - Я знаю только одного человека - Хачатуряна!
ЗВУКИ.Ru: - У вас собственный лейбл. С чего вдруг вы решили взяться за столь нешуточное дело? Это ж очень тяжелая работа! Или это связано с тем, что вы хотели издавать себя только сами?
Ян: - Здесь есть много причин.
Энди: - Не имеет смысла работать с большими рекорд-компаниями. Особенно сейчас, когда музыкальный бизнес слабеет потихоньку: Вряд ли мейджорам удастся правильно преподнести нас, хотя бы потому что наша музыка не особо подходит для обычных радиостанций. Мы понимаем себя лучше, чем понимает нас кто-либо другой, пусть большой и знаменитый, поэтому и решили сделать свой собственный лейбл. Сейчас мы еще и других артистов выпускаем - получаем готовый (записанный и оформленный) продукт (мы в процесс творчества не влезаем), а потом передаем его другим компаниям.
ЗВУКИ.Ru: - Зарубежным коллегам?
Энди: - Партнерам в Штатах и в Японии.
ЗВУКИ.Ru: - Вы работаете исключительно с электронными проектами?
Ян: - Мы работаем со всякой музыкой! Есть и проекты, которые широко используют различные живые инструменты: и гитары, и фортепиано, и орган для рта!
ЗВУКИ.Ru: - А какую музыку вы сами предпочитаете?
Ян: - Всю! Джаз, классику. У меня большое количество творений Стравинского, Хачатуряна - это мне близко, понятно и интересно. Люблю Мэтью Херберта - это экстрим. Люблю всех артистов, которых мы выпускаем - не потому что это наши музыканты, а потому что они делают действительно хорошую музыку! А еще тот человек, который играет наверху (этажом выше музыкальное оформление дневной обстановки в 'Б2' задавал чей-то громкий саунд-чек), невероятно мил! А нам - увы - пора!
ЗВУКИ.Ru: - Тогда последний вопрос. Вы готовы вернуться к нам еще раз, спустя, скажем, год?
Ян: - С удовольствием! Зовите - приедем!

29.10.2001, Татьяна КУБЫШКИНА (ЗВУКИ РУ)