MOUSE ON MARS  Привет лунатикам!

Под напором метеоритного дождя в виде мощного саунда вибрировали тела, барные стойки, стены и перекрытия заведения. Казалось, что вот-вот у здания сорвет крышу и хмурое осеннее небо оросит собравшихся ледяными струями зарядившего дождя. Но клуб устоял, и люди выжили, спасенные от непогоды живой энергетикой Mouse On Mars... Это наш репортаж из Б-2.

Вслед за Residents в Москву пожаловали очередные манипуляторы звуковых форм Mouse On Mars. Они-то и проехали своим звездолетом электронных фантазий по нервным окончаниям тех, кто удосужился прийти на их выступление в просторные хоромы клуба Б-2. Публика, которая подтянулась к обозначенным в афише 22 часам, была явно удивлена тем, что ровно в десять вечера в углу сцены, среди пультов и вертушек, под голос какого-то советского летчика-космонавта незаметно возникли две странные тени в медицинских халатах и масках и стали энергично колдовать над своей внушительной аппаратурой. Так вот ты какой, - олень сибирский, то есть - мышь марсианская. Из динамиков полилась музыка, больше напоминающая звуковые дорожки к отечественным мультфильмам: непринужденные аналоговые мотивчики приятно радовали слух своей легкостью.

Постепенно наполнившая зал беззаботность плавно перетекла в тревогу, ожидание старта к другим планетам: протяжка один, протяжка два, протяжка... Разогрев твердотопливных двигателей продолжался минут 10-15, затем произошел, наконец-то, долгожданный пуск, и из динамиков с возросшей мощностью полился необычный коктейль из даба, хауса и техно, приправленного бесформенными шумами, всхлипами и криками. Начавший было засыпать народец в зале зашевелился и стал пританцовывать, правда, делал это довольно вяло и локально.

О людях, пришедших на концерт, разговор особый: спустя полчаса с начала выступления площадка перед сценой была абсолютно пуста, а на стульях в баре восседало человек 100 максимум, больше половины из которых были журналисты. Вот и привози теперь подобные интересные коллективы в Россию.

Через час после начала действа атмосфера в клубе немного накалилась, но большинство посетителей продолжало отчужденно беседовать о своих проблемах, не обращая внимания ни на музыку, ни на старания чудаковатых докторишек, которые, к слову, и сами, ни разу даже не взглянув на танцпол, увлеченно ковырялись в своих, далеко не медицинских, приборах, извлекая из них новые и новые инопланетные сигналы.

Звуковой ряд продолжал периодически менять интонации, но не покидало ощущение, что ты находишься в космическом тренажере, аналогичном тому, в который угодил Волк в 14-той серии "Ну, погоди!": те же перегрузки, та же невесомость, и звезды как настоящие, да только постоянно чувствовался какой-то невидимый ограничитель, сдерживающий вращающийся аппарат.

У немногочисленных зевающих зрителей начал возникать резонный вопрос: "А за что собственно были уплачены деньги (500р.) - такое и дома можно послушать с тем же успехом; и вообще - причем тут мыши". Самые недовольные медленно потянулись к выходу.

Под конец своего не слишком скучного сета люди в белом несколько повеселили публику, включив фонограмму заведующей животделом Мосфильма Е.М.Жуковой, поведавшей историю о том, как записывался вой волков, которых продержали в клетках без пищи несколько дней. Этот самый вой сиюминутно был продемонстрирован. Опять зазвучала бравурная мультипликационная музыка, потом нечто похожее на китайскую оперу, венчала все это знаменитая танцевальная вещица "Popcorn" и сэмплы из фильмов. "Это конец", - мелькнуло у многих в голове, и парочка медработников исчезла из поля зрения так же незаметно, как и появилась.

А теперь забудьте все то, что вы прочитали выше, поскольку в 23:30 на диджейском пульте, стоявшем посредине, зажегся свет и на сцену вышли ... самые настоящие Mouse On Mars, засветившиеся еще до выступления врачей-электриков в качестве техников, настраивающих этот самый пульт. Сильно смахивающие на студентов-ботаников из технического вуза (вдобавок, один из персоналий в очках походил на Остина Пауэрса), своими диджейскими па и манипуляциями с уровнями громкости, они в считанные минуты завели зал и накалили атмосферу до невероятных пределов. Откуда ни возьмись, из всех щелей клуба-гиганта повылезали люди и вмиг забили до отказа танцпол и прилегающие к нему окрестности. Расслабившиеся было фотографы заново начали в спешке снимать звездный дуэт из Германии.

Сумасшедшие вибрации, источаемые взрывной смесью даба, хауса, брейк-бита и драмм-н-бэйса, приготовленной умелыми руками Энди Тома (Andy Toma) и Яна Вернера (Jan Werner) , накрыли с головой всех присутствующих. Появившиеся на экране концептуальные видеоинсталяции сцен из городской жизни и жизни неодушевленных предметов (например, простого карандаша) усугубили происходящие вокруг нойзовые метаморфозы. Задорно пританцовывая за рабочими местами, немецкие электронщики продолжали накалять атмосферу,- и вот уже весь танцпол начал энергично извиваться под глубокие басы, проникавшие глубоко внутрь организма и настраивавшие сердечный ритм окружающих под свою частоту. Те, кто не мог танцевать, кивали в такт колебаниям басовых динамиков. Жизнерадостные Энди и Ян периодически прерывали свои миксы, давая волю бурным аплодисментам разгоряченной толпы, затем снова пускались во все тяжкие, сводя на нет усилия кондиционеров (отлично функционировавших в этот вечер).

Под напором метеоритного дождя в виде мощного саунда, представлявшего собой среднее арифметическое плотного грува Goldie и зажигательного бита а ля Chemical Brothers, вибрировали тела, барные стойки, стены и перекрытия заведения. Казалось, что вот-вот у здания сорвет крышу и хмурое осеннее небо оросит собравшихся ледяными струями зарядившего дождя. Но, к счастью, этого не произошло, и клуб устоял, и люди выжили, спасенные от непогоды живой энергетикой Mouse On Mars.

Откровенно порадовал тот факт, что нас посетили настоящие профессионалы, знатоки своего дела, наглядно продемонстрировав, какими ритмами живет далекая красная планета, населенная загадочными серыми грызунами. Теми самыми, что существуют в музыкальном пространстве, созданном простыми немецкими парнями, которые не променяли страсть к музыкальным экспериментам и неординарному звучанию на приземленную коммерческую музыку.

22.10.2001, Александр МУРЗАК (ЗВУКИ РУ)