ФЕСТИВАЛЬ  Душа Японии

Cейчас, пока вы сидите за компьютером, в Москве проходит третий международный фестиваль японской музыки с ласкающим русское остроумие названием Nihon-no kokoro. Вход на них бесплатный. Но, если честно, за такое не жалко и денег заплатить...

Cейчас, в сентябре 2001 года, в Москве проходит третий международный фестиваль японской музыки с ласкающим русское остроумие названием Nihon-no kokoro. Концерты происходят в Рахманиновском зале Московской консерватории, что на Б.Никитской 11, и вход на них бесплатный. Но, если честно, за такое не жалко и денег заплатить. Много денег.

Гипотетический билет окупило бы уже зрелище. Достаточно увидеть музыкантов на сцене. Представьте себе Рахманиновский зал, в классическом стиле, белых и светло-голубых тонов, лепнина, баллюстрады и тому подобное - а на сцене люди в нарядных вишневых и оранжево-коричневых кимоно с рукавами такой ширины, что прорезь зашивают на две трети при изготовлении. При этом отнюдь не все лица над кимоно восточного типа - среди учеников госпожи Кэйко Ивахори есть и русские. Многие из "наших" играют ничуть не хуже, чем коллеги из страны Сами-Знаете-Какого Солнца.
А разве не берут денег в этнографических музеях за посмотр экзотических музыкальных инструментов? Кото, сямисэн и сякухати - разве это не звучит гордо? Сакухати - бамбуковая флейта, толстая, солидная и тоскливо, лирично стонущая. Сямисэн - старший брат кельмандара. Струн у него три, ладов не предусмотрено, а играют на нем странной костяной (или не костяной) пластиной с рукояткой сантиметров 20, извлекая отрывистые, резонирующие звуки. Кото представляет собой... японские сверх-гусли, иначе не скажешь. Доска метра два длиною, а на ней струны - 13, а кому мало - 17. Порожки у струн двигаются, настраивай - не хочу. Обилие технических приемов не подлежит описанию. На кото можно даже бэнды делать, что в твоем блюзе...
Но дождитесь начала концерта.

Европейскому слушателю трудно сходу даже определить, минорная это музыка или мажорная. Ноты выстраиваются в прогрессии, которых подсознательно совсем не ждешь. Но когда услышишь, понимаешь - что-то в этом есть. Что-то можно выразить и таким образом... Понимать бы еще до конца, что...

Японская музыкальная традиция, если отвлечься от европейского влияния, не делает большого упора на сверхвиртуозные трюки с инструментами (хотя если очень хочется, то могут, вполне могут). К каждой ноте они относятся уважительно, отводя ей достойное, звучное место во фразе. Фразы тоже получают свою долю почтения: тема зачастую повторяется несколько раз, с вариациями... и затем исчезают так, как будто их и не было. Действо в Рахманиновском зале - это в самом деле путешествие по Японии. Из конца в конец, через острова и Бог весть еще что, и за поворотом каждый раз что-то совсем новое и неожиданное - что-то странное и интригующее.
Мало?
Тогда послушайте дуэт кото и скрипки. И вспомните, что целое - больше, чем сумма частей. Сложите Европу и Японию, и то, что вы получите, окажется способно расшевелить, наверно, даже годичной давности бревно и заставить его плакать. Волна и камень, лед и пламень...

И все это путешествие в японскую классическую музыкальную культуру, в мозги и души самих японцев - бесплатно. Здорово, черт побери, что есть еще на свете хорошие люди...

23.09.2001, Алексей ЕРЕМЕНКО (ЗВУКИ РУ)