Jean-Michel JARRE  Лазерная арфа маэстро Жарра

"Мне одинаково не нравится, когда меня пытаются запихнуть в энциклопедию, и когда ко мне приклеивают ярлык "дедушка техно или транса". Все это - не более чем marketing bullshit от студий звукозаписи.",- утверждает Жан Мишель Жарр. Осенью увидит свет его новая работа: CD c элементами видео-трансляции, который олдовый электронщик записал по следам летнего мега-шоу в Афинах.

"Всё, что я делаю, я рассматриваю просто, как музыку, - говорит Жан-Мишель Жарр (Jean Michele Jarre), родившийся 24 августа 1948 года, - Понятие "электронная" - всего лишь код, который говорит о том, что музыка создавалась не на акустических инструментах. Но если музыка нравится, тебе ведь всё равно, на чём она сыграна. Это всё равно, что классику обозвать "акустической музыкой".
Он познакомился с фортепиано в возрасте пяти лет. С тех пор музыка была для него главным делом жизни.

Начав было изучать литературоведение в Парижском университете, Жан-Мишель вскоре переметнулся в консерваторию: тяга к музыке пересилила. "Это был конец 60-х, время революционных перемен, - рассказывает композитор, - В 68-м я вошёл в Группу Музыкальных Исследований. Это было одно из двух мест в Европе, где изучали электроакустическую музыку. В Кельне был Штокхаузен, а у нас - Пьер Шеффер, основоположник конкретной музыки. Это для меня было крайне важно, здесь я получил шанс создавать электронные звуки".

"Oxygene", вышедший в 1976 году первый альбом композитора был восторженно принят в Европе. Инструментальная электроника Жарра была сродни классической музыке: постоянные смены ритмов и мелодических рисунков, развёрнутая сюитная форма... Закрепил успех выпущенный два года спустя "Equinox". "В классической музыке перед композитором тоже стояла задача в описании природы, жизни и вселенной, - объяснял Жарр причину выбора подобных форм, - Но при этом без слов, не в форме песен. Спустя все эти годы я осознал, что для меня важнее всего было дать людям мир, в котором они могли бы путешествовать".

Ломая представления об электронной музыке как о тепличном детище студий, Жарр смело выносит свои произведения на суд широкой публики. Его концерты представляют собой нечто феерическое. Самые немыслимые созвучия создаются композитором на глазах у публики. Некоторые инструменты даже не имеют традиционной фортепианной клавиатуры: публика на знаменитых концертах в Китае была поражена, наблюдая за тем, как ведущие партии электронных симфоний рождаются в поворотах рукояток на громоздких ламповых саунд-генераторах. А тех, кто смог прорваться в первые ряды во время выступления Жарра в Москве на Воробьёвых горах, весьма удивила лазерная арфа-терменвокс. Клавишные же инструменты Жарра - особого рода: каждое нажатие на клавишу вызывает к жизни не только звук, но и свет. Концерты имеют феноменальный, зачастую труднообъяснимый (учитывая постоянно меняющуюся авторскую концепцию и далеко не поп-материал) успех.
"Я просто пробую двигаться в непривычных пластах культуры, - рассуждает маэстро о причинах своего успеха, - Затевая концерт, я не планирую побить рекорд. Сегодня всё так стандартизировано... Но людям нужно что-то другое, неповторимое и небанальное. Мои концерты всё время разные, они выходят за рамки музыки. Это утоляет жажду нового, присущую человеку..."

Техно-культура, с голодным остервенением накинувшаяся на работы Жарра с целью растащить их на танцевальные ремиксы, вызвала у самого композитора весьма противоречивые чувства: "Мне очень интересен "синтез", когда в музыке техно-дэнс берутся отчуждённые фортепианные аккорды. Только это уже, собственно, и не пианино. Когда выдёргиваешь звук из его природного окружения и помещаешь его в свою музыку, оказывается, что он мёртвый..." В итоге техно-стиль практически не затронул основную звуковую концепцию Жарра. Более того - на своих последних работах композитор всё чаще обращается к самым ранним из технических средств электронной музыки: "Я люблю создавать знакомые звуки без сэмплирования. После многих лет работы с цифровыми аппаратами я возвращаюсь к аналоговым. Я ведь одним из первых в Европе начал записывать в цифре.Но потом заметил, что цифровая техника - несмотря на преимущества по шумам - не так хороша, как аналоговая..."

В последнее время композитор нечасто радует нас своими произведениями. Что ж - он уже остался во всех музыкальных энциклопедиях автором нескольких захватывающих электронных симфоний. Гениальным музыкантом и дерзким изобретателем.
И лишь изредка обработки отрывков из его сюит можно услышать на альбомах известного французского гитариста Патрика Ронда, который некоторое время работал в составе концертной группы Жарра.

И тем не менее, последние работы маэстро достойны внимания: так, в 2000-м году им был выпущен альбом "Metamorphoses", больше похожий на аудио-перформанс. На нем много технологических шуток: к примеру, звонок мобильника подчеркивает ритм песни "Tout Est Bleu", а садовый разбрызгиватель солирует в "Miss Moon" наряду с Лори Андерсон в "Je Me Souviens" и Наташей Атлас в "C'est La Vie". Отдельный привет Москве: композиция "Hey Gagarin" была навеяна сеансом прямой связи со станцией "Мир" во время достопамятного московского шоу.
"Metamorphoses" - еще одно занимательное приключение электронного космополита. "Повторно посетив прошлое с предыдущим альбомом и не будучи особо счастливым от этого, я действительно хотел открыть новую главу в своей музыке, проявив более чувственный и органичный подход к электронным звукам, концентрируясь на ритме и ритм-секции и вовлечении в музыку вокалов: как моего собственного, так и других людей, обработанных или нет. Пока я записывал "Метаморфозы", я здорово отошел от начальной идеи: почти все изменения происходили под влиянием моих собственных чувств. Я хотел выразить их более непосредственно и разнообразно" ,- говорит Жарр.

Новый век музыкант встретил, как и полагается, с помпой: второй раз за свою карьеру он объединился с японским музыкантом Tetsuya Komuro. Концерт "Рандеву в космосе" ("2001 Rendez-Vous in Space") слушали и смотрели 60 тысяч человек. Впрочем, справедливости ради стоит заметить, что отзывы о шоу были гораздо теплее, чем о сопровождавшей его музыке.

Нельзя не отметить особую любовь музыканта к пышным и помпезным действам, сопровождающим его концерты: нельзя отказать Жарру в умелом балансировании на грани китча и откровения. В середине июня 2001 г. его игру в сочетании с балетом, греческой звездой Mando и видеопроекциями наблюдали Афины. Шоу состоялось, разумеется, в Акрополе, и транслировалось десятками европейских телеканалов.
Осенью увидит свет новая работа Жан-Мишеля: CD c элементами видео-трансляции, который олдовый электронщик записал по следам этого мега-шоу. Хотя попробуйте намекнуть на возраст и "удельный вес" этого подвижного и энергичного персонажа:
"Мне одинаково не нравится, когда меня пытаются запихнуть в энциклопедию, и когда ко мне приклеивают ярлык "дедушка техно или транса". Все это - не более чем marketing bullshit от студий звукозаписи."

31.08.2001, Дмитрий БЕБЕНИН (ЗВУКИ РУ)

Сайт: www.jeanmicheljarre.com

Jean-Michel JARRE

Дата рождения:

24 августа 1948