DEFTONES  Коктейль из кришна-колы и "белой лошади"

Запомните эти дни, внукам потом рассказывать будете: "Так вот, в грохоте гитар да диких плясках и начинался первый век нового тысячелетия...", - утверждает Дмитрий Бебенин, завершивший своим репортажем о Deftones серию публикаций о 4 экстремальных концертах...

Стиль angry, изобретённый первоначально трэш- и дэт-металлистами, год от года всё дальше уползает от своих родителей в сферу внимания менее волосатых, но более татуированных приверженцев экстремальщины. На концерте Deftones в Зелёном Театре ЦПКиО металлического народа было исчезающе мало. Старательно надругавшейся над собой в плане причёсок, татуировок, пирсинга и штанов фасона "бег от долгов да дальнюю дистанцию" прогрессивной молодёжи - подавляюще много. Дополняло картину некоторое количество ортодоксально-сальных панков (среди которых, кажется, затесался даже Крейзи в костюме супермена) и десяток добавочных личностей.

Открыли программу Небо Здесь. Публика (за исключением пары-тройки кришнаитов) откровенно зевала. Однообразный молотобойный хард-кор в сочетании с туманной мистической лирикой сегодня явно не хилял. До половины девятого попотчевав народ своей синенькой, как изжога, карма-колой, Игорь Team Ocean и бригада вскоре отчалили.

В девять началось самое главное. Вознеслось над сценой боевое красное знамя с белой звездой и белой лошадью. Вышли на сцену ребята из Deftones. И втопили-таки образцово-показательно, по самое не балуйся! Вроде бы тоже терзают гитары почём зря. Вроде бы тоже хрипят и стонут. А смотрите-ка - совсем иной коленкор!
Дело, как ни странно, - в разнообразии используемых приёмов. Даже в достаточно узких рамках исповедуемого группой стиля. Вокалист Chino со сломанным пальцем стиснувшей микрофон руки то и дело форсировал сомнамбулическое мяуканье в дикий рёв, местами переходящий в откровенный гроулинг. Волосатый и бородатый мордоворот Steve Carpenter периодически отступал от грязного альтернативного чёса то в потусторонние психоделические дебри, то в область жёсткой, почти что трешевой риффовки. Не отставал и ударник Abe Cunningham, бласт-битовые канонады которого, казалось, были способны вогнать каждому из присутствующих в башку хорошую порцию гвоздей (шляпками вперёд, очевидно). Басист же откровенно разгильдяйничал: не столько терзал свой инструмент, сколько вертел его на ремне, словно это не рок-концерт, а чемпионат по метанию молота - после чего просил ближайшего техника подтянуть струны. При этом, однако, не забывал подрыкивать да подкаркивать вокалисту, который, в свою очередь, брался кое-где за вторую гитару. Звуковые пустоты удачно заполнял самыми модными сэмплами текущего сезона клавишник и по совместительству ди-джей Frank Delgado.
С первой же композиции партер вскипел. На второй композиции вокалист, не прекращая петь, полез в самую гущу слэма, и привыкщие, очевидно, уже ко всему техники группы, стоя на краю сцены, травили помалу микрофонный шнур. Особо безбашенных фанатов коллеги по партеру передавали к месту священнодействия горлопана на руках - и сваливали у ног кумира, как бы принося в жертву. На набитые таким образом шишки и пару рассечённых лбов никто особо не жаловался.
После исполнения пары раскрученных по MTV псевдомедляков все пятеро пустились в, казалось бы, совершенно немыслимые для подобной музыки импровизации, в ходе которых вокалист как бы невзначай домяукался до цитаты из "Clint Eastwood" блаженных Gorillaz, но, вовремя опомнившись, тут же перевёл ситуацию в состояние турборежима, завопив в очередной раз: "Ri-i-i-ight!"
К сожалению, в больших дозах мяукающий вокал и намеренно смазанные по тональностям мелодии способны утомить: всё-таки, как не крути, брутальный заводной бласт-кор удаётся ребятам намного лучше. Оттяг благодарной аудитории, однако, был максимально полным,- а для чего ещё нужны иначе подобные тусовки?

По окончании выступления музыканты традиционно швырнули в публику запас медиаторов и барабанных палочек - к сожалению, большая часть этих даров не долетела до народа, рухнув в оркестровую яму. Уже после отключения динамиков то один, то другой из теснимых охраной к выходу из театра фанатов прорывался к сцене и орал сматывающим шнуры техникам: "Полтинник за медиатор!"

Кстати об охране. Неприятно, но приходится отметить: с парой смельчаков, отважившихся на вроде бы давно уже традиционный для концертов такого толка стейдждайвинг, охрана обошлась просто ЧУДОВИЩНО жестоко.
Заметьте, сцену от публики отделяла солидная бетонная канава оркестровой ямы. Об агрессивности музыкантов и публики, спровоцировавших подобное отношение, говорить не стоит: ибо на выступлении, скажем, куда более свирепых сатанистов Cradle Of Filth в МДМ пограничной полосы между сценой и залом не было вовсе; однако и подобных эксцессов не наблюдалось. Ибо на страже волосато-кожаных музыкантов стояли волосато-кожаные байкеры - люди для волосато-кожаной публики социально свои, а стало быть, достойные всяческого уважения. А коли между музыкантами в бейсболках и трусах и аналогично прикинутой публикой стоят скучающие дяди-шкафчики в костюмах-галстуках да с затычками в ушах - о каком взаимоуважении может идти речь? Что мешало организаторам нанять для охраны мероприятия солидных экстремалов из какого-нибудь спорт-клуба?

Но хватит о грустном. Так или иначе - мы стали свидетелями события года. Практически впервые в Москве прошёл (и заметьте, с большим успехом) фестиваль, представивший отечественной публике различные грани современной экстремальной музыки,- причём не в рамках сборной солянки или изматывающего многочасового марафона, а в виде четырёх полнометражных концертов, да ещё и на различных площадках. Запомните эти дни, внукам потом рассказывать будете: "Так вот, в грохоте гитар да диких плясках и начинался первый век нового тысячелетия..."

30.06.2001, Дмитрий БЕБЕНИН (ЗВУКИ РУ)