ВОСЬМАЯ МАРТА  Неженский праздник

Театр кукол: рыжая приставучая Маха-барабанщица, по-грузински загадочная Марына-басистка и златовласая Галя-гитаристка. Галя + Марына + Маха = беспредельно раздолбайское, корректно брутальное, ужасное и неповторимое бабье трио Восьмая марта.

Цирк уехал, а клоуны остались. Ой, простите, это же был не цирк, а кукольный театр.
Приглушается свет, зрительный зал по возможности уплотняется, и из-за специально возведенного сооружения вылезает первый герой спектакля. Всего их четыре.
Театр четырех кукол: трех девочек и одного мальчика.
Девочки - рыжая приставучая Маха-барабанщица, по-грузински загадочная Марына-басистка и златовласая Галя-гитаристка. Мальчик - серо-зеленый пресс-атташе группы Александр Кушнир.

Галя + Марына + Маха = беспредельно раздолбайское, корректно грубоватое, ужасное и неповторимое бабье трио Восьмая марта.

Дабы не смешаться с обильной массой женщин рокерской ориентации, Восьмая марта решила выпендриться при первом же публичном появлении перед прессой. И не появились вовсе. Точнее, появились в виде кукол, которых дергаешь за нитки - на лице у них улыбки. Подобная идея не есть новшество. Не так давно на презентации альбома "Алло, супермен!" Ножей для фрау Мюллер вместо Кострова и Гитаркина на суд кровожадных акул пера явились два обворожительных робота. А теперь необходимо найти пару отличий этой идеи от идеи Восьмой марты. Я уже нашла одно и самое главное - роботов Кострова и Гитаркина озвучивал железный голос железного аппарата, выдававшего заранее записанные железные фразы. За кукол из Восьмой марты вещали сами представительницы баб-трио.

Хоть говорили они и самостоятельно, но толку от этого немного: ничего особенно полезного куклы не сообщили. Просто посмешили чуть-чуть - и то в радость переработавшей публике. Выдали пару десятков стандартных заявлений, среди которых:
- они не панки;
- они не лесбиянки;
- они не феминистки.
Кто они? Они куклы, дерево.
"Гордые и неприступные" девицы декларировали, что:
- они готовы дать от ворот поворот любому встречному. Фраза "Мы с тобой потом разберемся. Я тебе еще покажу..." для Восьмой Марты такая же культовая, как и их излюбленное "Маха, руби!";
- они единственные и неповторимые на всем белом свете, поскольку в других рок-группах обязательно присутствуют музыканты-мальчики.
При чем тут музыка? Ни при чем.

А потом Восьмая марта действительно рубилась. Именно рубилась, потому что петь они, увы, не умеют. Да так рубилась, что Коррозия металла позавидовала бы. Ядовито-драйвовое рубилово - основной и, пожалуй, единственный козырь Восьмой марты. Причем, именно концертное рубилово: как бы они ни старались, студийный вариант их трудов - пластинка "С праздником!" - не передает той энергии, того ощущения взрыва и катастрофы, смерча и цунами. А жаль.

27.05.2001, Татьяна КУБЫШКИНА (ЗВУКИ РУ)