БРАВО  Хавтаника

14 мая прошла презентация нового диска группы БРАВО ЕВГЕНИКА. Хотя сам Евгений Хавтан считает совпадение названия со своим именем случайностью, думаю, он слегка лукавит. И вся история про науку-евгенику и ее влияние на нынешнее творчество группы Браво, скорее, отвлекающий маневр. Всё-таки Браво тем всегда и отличалось от прочих наших рок-групп, что никогда не нагружало своего слушателя философическими выкладкми и нравоучениями.

14 мая в клубе Цеппелин прошла презентация нового диска группы БРАВО ЕВГЕНИКА. Хотя сам Евгений Хавтан считает совпадение названия со своим именем случайностью, думаю, он слегка лукавит. И вся история про науку-евгенику и ее влияние на нынешнее творчество группы Браво, скорее, отвлекающий маневр. Всё-таки Браво тем и отличалось от прочих наших рок-групп, что никогда не нагружало своего слушателя философическими выкладками и нравоучениями.

Согласно примитивной (но довольно очевидной) периодизации историю Браво можно поделить на несколько эпох: эпоху Агузаровой, эпоху поиска вокалиста (Осин, Епифанова), эпоху Сюткина. Тут возникает вопрос: есть ли место в этой периодизации эпохе Ленца? Потому что и Агузарова, и Сюткин были, наряду с Хавтаном, символами Браво, и определяли в большой степени стилевую направленность музыки группы. Ленц, на мой взгляд, этого места не занял. И судя по последнему альбому, вряд ли займет.

На ЕВГЕНИКЕ 7 песен из 12-ти поет сам Хавтан, и пускай они (Ленц и Хавтан) дипломатично обходили причину такого поворота событий, но бросается в глаза: Жене больше не нужен фронтмен, за которым он мог скрываться. Ему захотелось выразить себя более отчетливо, заметно для неискушенного слушателя.
Отдав песни, напоминающие прежнее Браво, петь Ленцу, Хавтан вовсю ищет себя, подбирает новое звучание, в частности,- прежде неслыханное у Браво диско ( "Маленький помощник весны"), отдает дань медитативным балладам("Неспящие").

Концепция группы уже не строится вокруг состава, вокалиста, наличных текстов.
Дошло до того, что один из текстов ("С днем Рождения") выбран на открытом конкурсе, объявленном на Радио Максимум. Похоже дело обстояло и с другими текстами Евгеники. Что-то нашел у друга-художника (Сергей Ефимов), что-то подбросил друг-музыкант (Олег Чилап), что-то досталось от "Легендарного" Евгения Головина и т. д. Порой виден откровенно любительский характер этих текстов, особенно если сравнивать с текстами Степанцова. Но для Браво такая пестрота не кажется чем-то необычным. Вспомнить, хотя бы некоторые тексты времен Агузаровой ("Желтые ботинки", к примеру).

Что до музыки, то и тут, как кажется, Хавтан не подкачал. В меру актуальный (тут отдельно надо сказать о продюсере Николае Козыреве, во многом определившем звучание альбома), в меру ностальгический (стеклянный слайд Чака Берри, сэмплы Марка Болана и Джеймса Брауна, переговоры космонавта Комарова), в меру романтический ("Я вернусь, неспящие"), как всегда танцевальный (хотя, разумеется, не такого же свойства, что Московский Бит)

Редкий из долгожителей нашей рок-сцены, которому удалось избежать морализаторства и пафоса (разумею не только, да и не столько тексты, сколько сам стиль Браво - легкий и всегда небанально простой), Хавтан играет ту музыку, которая ему интересна. Право слово, стоит замолчать на несколько лет (со времени выхода прошлого альбома "Хиты про Любовь"), чтобы не попасть на поток, а родить нечто новое и свежее, и вместе с тем хорошо знакомое.

Использование сэмплов, многочисленных звуковых находок вроде "сведения всех микрофонов в один трек" вовсе не дань моде, а нормальное желание Хавтана не закоснеть в раз-навсегда выбранной форме. То, чем занимается группа, на Западе определенно бы пошло по разряду поп-музыки, и в этом нет ничего обидного, скорее укор тому, что у нас называется этим словом.
Стоит отметить попутно, что на концерте те же песни звучает гораздо энергичнее, и даже местами непривычно тяжело для Браво. На презентации молодые музыканты, выступавшие после Браво играли музыку SURF, в любви к которой признавался Евгений Хавтан.

15.05.2001, Леонид КОЧЕТКОВ (ЗВУКИ РУ)