DEADУШКИ  Порнодельцы

На протяжении последнего года DEADушки выпустили с Бутусовым хитовый альбом, а после с головой ушли в собственное творчество. 19 мая они откроют своим выступлением Максидром, a 25-го будут презентовать публике долгожданный новый альбом. В преддверии этих событий мы взяли у Виктора Сологуба и Алексея Рахова концептуальнейшее интервью...

На протяжении последнего года DEADушки медленно, но верно отыгрывали назад завоеванные некогда позиции: выпустили с Бутусовым хитовый альбом, сняли по мотивам "Настасьи" крутой боевик, а после, покончив с сотворчеством, записали собственный диск.
19 мая они откроют своим выступлением Максидром, задав тем самым настроение всему фестивалю. Наверно, не случайно эта заслуженная, серьезная группа играет первой: для организаторов такой жест - один из способой заявить о серьезности происходящего.
А 25 мая DEADушки будут презентовать публике долгожданный новый альбом, записанный ими по окончании работы над Настасьей. Альбом носит название... впрочем, не будем забегать вперед. Скажем только, что он уже издан, и 22 мая начнутся его продажи. Альбом не просто интересен: он, как мне кажется, отмечает собой определенный этап в развитии электронной музыки, и этап этот - конец эпохи первооткрытий.

В преддверии эти знаменательных событий мы сидим на Звуках, свеженький диск дожидается меня на столе, DEADушки рассказывают о нем и о событиях, которые происходили с ними в последнее время.

ЗВУКИ.RU: - Чего вы сейчас делаете?
Алексей Рахов: - Интервью даем на Звуках Ру.
Виктор Сологуб: - Приехали мы, действительно, специально, для того, чтобы дать интервью и снять клип.
Звуки: - Натуру уже нашли?
А. Р.: - Натура - это наши физиономии.
В. С.: - Части тела и лица.
Звуки: - А зачем, для того, чтобы снимать части тела и лица, ехать в Москву?
В. С.: - А ты предлагаешь съемочную группу тащить в Ленинград?
Звуки: - АААА... то есть это не потому, что тело и лицо, а потому, что съемочная группа...
В. С.: - Конечно
Звуки : - Сюжет у клипа какой будет?
Дедушки (хором):- А это пока секрет, мы сами пока не знаем... не можем говорить...
Звуки: - Понятно. В клипе на песню Настасья...
В. С.: - Пардон, там нет наших лиц: это дублеры, которых пригласил г-н Баширов, там используются просто наши образы. Возможно, там даже не Слава Бутусов. Но мы точно не знаем.
А. Р.: - Во всяком случае, тот, кто якобы Бутусов, немножко по-другому выглядит, чем Слава в обычной жизни.
Звуки : - Слушайте, может, вам шоу двойников открыть?
В. С.: - Иногда мы хотим поставить на сцену картонного человека.
Звуки: - Чтобы чего - банки кидали, или на шею вешались?
А. Р.: - Это для тех, кто придет в ожидании там увидеть Бутусова или Гребенщикова: поставить по краям, пусть там кучкуются и смотрят на своих кумиров. А тех, кто хочет получать удовольствие от концерта, пусть оттягиваются.
Звуки: - А вы считаете, что это все-таки аудитория иная - те, кто ходит на кумиров?
А. Р.: - Ну, есть пересечения, конечно, есть люди, которым все равно, что поется и как поется, но это чаще встречается в поп-музыке, чем в той сфере, где мы работаем. На наши концерты люди приходят слушать, и, что удивляет, они достаточно хорошо знают все, что мы делаем.
В. С.(слегка рисуясь): - Мы рады любой публике.
А. Р.: - Мне нравится публика, которая нас посещает. Она немножко отличается от той, что недавно была не фуззовском фестивале, к примеру. Она взрослее, сдержаннее... образованнее.
В. С.(обернувшись к Рахову, с наигранным возмущением): - И после этого ты хочешь, чтобы ФУЗЗ разместил твою фотографию на обложке?!
Звуки: - А я думаю, он это сделает: ему просто некуда будет деваться.
А. Р.: - Ну, просто там было столько разных групп, я имею в виду FUZZ, а фестивали - так вообще мое любимое дело. А когда люди начинают себя вести неэтично на концерте - это же не вина организаторов, правда? Нас пока Господь оградил от такой публики...
Звуки: - Во время последней пресс-конференции вы говорили о том, что вы уже давно хотели записать альбом без "соавторов", но вот все совместные проекты не дают развернуться...
В. С.: - Свершилось наконец-то то, о чем большевики твердили. Он уже записан, уже готов и лежит у вас в соседней комнате.
Звуки: - Так вот что это было, рыженькое... Как его зовут? Там на обложке так затейливо... PR чего?
В. С.: - Просто Порно. Так незатейливо - порно.
А. Р. (с ленинской улыбкой): - Порно.
В. С. (видимо, считая, что произведенного эффекта недостаточно): - Ну порно: П.О.Р.Н.О.
А. Р.: - Предыдущий был - Искусство каменных Статуй, а этот вот - Порно.
Звуки: - Да. Поняла. Порно. Задорно. Что это за популизм такой?
А. Р.: - Мы поднялись до порно. Это в философском смысле слова, не в обывательском: не голые задницы, а голые души.
Звуки: - Тараканы вот тоже утверждают, что их альбом - воплощение порно. Так и написали на альбоме. Это что, мода такая нынче?
В. С.: - Сейчас просто среди молодежи происходит взросление и сексуальное становление. Мы почему-то тоже оказались ему подвержены.
А. Р.: - Давайте отложим разговор об альбоме до того момента, как ты его прослушаешь. Я сам с удивлением каждый раз прослушиваю то, что мы там натворили. Мы хотели сделать совсем другое, но получилось еще лучше.
Звуки: - Хорошо, отложили. Помните, во время бутусовской пресс-конференции я задавала вопрос: пора ли уже заключать пари о том, какой будет следующий проект? Вы тогда сказали, что хотите сначала записать этот диск. Но вот он записан... вы уже дозрели?
Дедушки (хором):- Нет, мы хотим даьше заниматься собственным творчеством, не пропогандируя никого. Так, как было раньше, уже не будет. Если нам будет интересен чей-то голос, он будет использоваться. Есдли мы будем кого-то привлекать, то только под свою крышу.
Звуки: - А чьи голоса вам сейчас интересны?
В. С.: - Ну, вот есть такая девушка из Ташкента, Севара Назархан, мы с ней вместе сделали одну из песен.
Звуки: - То есть имена новые и, в общем, неизвестные?
А. Р.: - Ну, вообще-то, эта девушка будет через год делать пластинку с Питером Габриелем на Real World, его очередная жертва. За это время она интенсивно изучает, что делается в России, была у нас в студии, и в последний день показала, на что она способна. Мы решили попробовать, записали вместе песню. Она хочет и дальше с нами работать, но нам самим еще хочется понять, что нам интересно. Может быть, мы привлечем ее для записи ледующего альбома. Хотя это коммерчески не очень преспективно, нас это не останавливает. Но надо сначала разобраться со своими делами.
Звуки: - То, что сейчас стараниями многочисленных ди-джеев, станций и групп происходит в современной электронной музыке в России - что вы можете сказать об этом процессе? Как вы это оцениваете? Ведь многие процессы в электронике были подняты и инициированы вами...
В. С.: - Честно говоря, мы почти год ничего не слушали. Музыка, которая звучит по радио, и которая существует - это разные вещи. Мы не ходили на концерты. Год назад мы начали заниматься Бутусовым, потом это как-то сразу переросло в собственный альбом, и у нас практически не было времени подвергнуть себя пыткам прослушивания пластинок. Единственно, может быть, мимоходом, пробегая мимо пластиночного магазина, краем уха слышали какие-то известные лейблы. О конкретных именах говорить невозможно, скорее, о лейблах.
А. Р.: - Что касается направления в целом, то в нем, несомненно, наметился перелом. Я не скажу, что кризис. Ряд вышедших пластинок - Daft Punk, Orbital, Оrb,- я ждал от них какого-то прогресса. Но, хотя все это безумно интересно, в их работе не видно явного поступательного движения, и это удручает. С другой стороны, появилось много новых групп, которые, возможно, пока не столь известны, и которые работают на сплаве: поп-рок, электроника... например, сейчас много говорят о Gorillaz, они меня заинтересовали. Я думаю, в эту сторону оно и будет развиваться, поскольку серьезная электронная музыка умирает, отчасти, просто потому, что она не востребована. Она слушается как серьезная симфоническая музыка, которая абсолютно не приемлема и не интересная широким массам. Увы, но вокруг музыка уже давно перестала быть сферой искусства, и стала сферой потребления. Мы к этому пока относимся спокойно, Просто делая то, что нам нравится. В. С.: - Из российских коллективов мне понравились группы Елочные Игрушки и FIZZARUM.
Звуки: - Как вы считаете, музыка, которую слушаете и создаете вы - это музыка, актуальная в определенном времени, в пространстве, или только для определенного типа мышления?
В. С.: - Думаю, что наша музыка, в принципе, подходит для всех. Другое дело, что, например, наш старый альбом, Искусство Каменных Статуй, теперь слушается легко, а в 97-м, когда мы его записали, он был немного странноватым.
Звуки: - Просто экспериментальным...
В. С.: - Для кого-то он был новаторским, для других людей - вообще вторичным продуктом конца семидесятых. То, что мы делаем сейчас, это актуально для нас, и для нас это определенный эксперимент. Я испытываю удовольствие от того, что мы делаем. Субьективно - для нас это прогресс, но я допускаю, что для других это может быть совершенно не так.
А. Р.: - Во всяком случае, мы не ставили задачи кого-то удивить своими электронными экспериментами, мы очень активно использовали гитары и какие-то достаточно традиционные музыкальные ходы. Традиционные - не в плохом смысле, просто не хотелось мучать бедного слушателя, да и нам самим со временем стало неинтересно: прошел этап, когда была новая игрушка, мы из нее выжали, что она может, теперь она работает на нас стало играть легко, непринужденно и... скучно.
В. С.: - Бессмысленное кручение фильтров уже неинтересно.
А. Р.: - Там много отголосков из прошлого, из тех же семидесятых. К тому же, на этом альбоме будет досмтаточно неожиданная, прогрессивная лирика. 80 процентов текстов, как и для предыдущего альбома, написал наш приятель Кирилл Алексеев. Он университетский преподаватель, преподает монгольский и тибетский, поэтому там прослеживается своя философия, есть немного легкого снобизма.
В. С.: - Вообще у нас с Востоком складываются интересные отношения: без всякой цели, как-то по судьбе само собой так получается.
Звуки: - Нам ведь, по большому счету, ориентальная музыка и философия довольно близка, русские люди больше открыты восточным влияниям. На самом деле, гораздо более дико она выглядит в исполнении каких-нибудь французов, хотя во Франции и живет до фига этнических арабов...
В. С.: - Ну, дело же не в том, где живешь и что вокруг звучит.
Звуки: - Что касается отголосков семидесятых - сейчас вернулась мода на музыкальный трэш эпохи шестидесятых-семидесятых. В моде Нож для Фрау Мюллер и прочие любители сэмплов. Как вы к этому относитесь?
А. Р.: - Мы можем использовать элементы этой музыки, гармонические ходы, если они нас заинтересовали, но мы не берем и не тиражируем. Это неинтересно.
Звуки: - То есть копировать нарезку вам неинтересно?
В. С.: - Конечно. Это как будто ты сам определяешь для себя предел, дальше которого тебе не пойти. Свое начало и свой конец. Все флаги - в гости к нам, на своем альбоме мы используем самые разные стили. Это хорошо заметно: от французского шансона до русских балалаек. От экспериментов с голосом...
А. Р.: - А потом, как правило, Ножи более легкие, а мы такие перфекционисты, иногда допускаем какую-нибудь вольность, но по части глобальной работы мы все-таки более скурпулезно все делаем. А Нож для Фрау Мюллер - они раз-раз-раз, слепили, распихали, и получается все весело и хорошо.
В. С.: - Так нам тоже надо так делать... (всеобщий хохот)
А. Р.: - Мы это делали, когда играли со Странными Играми, в 80-х годах.
В. С.: - Сейчас все более трудоемкий процесс, что ли, стал. Даже если покажется в каких-то вещах разбитость в аранжировках, какая-то ошибка, непонятность в звуке, она там уже намеренно задумана: иногда создав стерильный продукт, с четко выраженной структурой и формой, начинаешь его разрушать, чтобы просто добиться эмоционального эффекта, придать ему человеческое звучание. У нас уже целая теория на эту тему появилась, пора книгу писать.
Звуки: - Вообще-то для меня DEADушки, да простят мне это клиширование, это музыка прежде всего настроений и тенденций, нежели чего-то высказанного, каких-то поставленных точек.
В. С.: - Мы отмечаем какое-то направление, которое нам вдруг понравилось. Не в масштабах альбома, а буквально в одной песне: иногда просто что-то выскочит, что, как нам кажется, сделает более интересной музыкальную картину. Все ожидают: вот сейчас они начнут долго и упорно эту тему дубасить. А мы ее быстренько убиваем.
Звуки: - Есть очень большое количество изданий, которые претендуют на звание культовых, и когда они вас упоминают, они говорят: вот это - люди в стиле нашего издания. А что такое - жизнь в вашем стиле? Кто - в стиле вас?
В. С.: - Наш стиль - это мы сами. Есть много изданий, ориентированных на продвинутую публику. Я не большой любитель ни Птюча, ни ОМа, но они отражают какой-то дух времени, и я их читаю, хотя сказать, что это - совсем мое, я не могу.
А. Р.: - Практически все журналы бессмысленны. Хотя они внешне интересны, но они ориентированы не на чтение, а на развлечение. Если раньше меня привлекали Вокруг Света или Иностранная Литература, то сейчас меня привлекают правильные по эстетике и дизайну: Монитор мне нравится, где можно найти редкие статьи, упоминания о редких вещах.
В. С.: - Интересны издания, не занимающиеся массовой поп-культурой, рассчитанные на людей с определенными эстетическими претензиями; даже если эта эстетика не слишком близка к нам, она все равно интересна. Сферы соверменных поисков в области культуры соприкасаются настолько близко, что неизвестно, где ты сам найдешь для себе интересные вещи. Главное, чтобы это было близко.
Звуки: - Это был ответ на вопрос "стоит ли быть в струе".
В. С.: - Надо обязательно знать, сиотреть, понимать. Хотя бы для того, чтобы самому для себя определить свою музыку, дважды не изобретать велосипед, слышать, что делают лидеры и быть лидером, а не тащиться в последнем вагоне. Для нас это иногда - как работа: надо слушать, смотреть и быть в курсе, чтобы хотя бы журналистам уметь отвечать на вопросы по поводу каких-то явлений. А то так спросят, а ты не знаешь. Вот те на...

Стоит заметить, что в этот день DEADушки поставили передо мной дилемму: с одной стороны, не говорить об их новом альбоме невозможно. С другой стороны, говорить об этой группе - это быть в стиле и в курсе... чего? В курсе современной российской электронной музыки? В курсе Deadушек?
Пксть будет так: в курсе современного порноискусства. А в нем, поверьте, стоит разбираться.

12.05.2001, Соня СОКОЛОВА (ЗВУКИ РУ)

Группа DEADУШКИ

Санкт-петербургская команда Deadушки √ один из лучших электронных составов России. Несмотря на то, что это первый в России драм-энд-бэйсовый проект, это все же не компьютерная музыка...

Подробности из жизни:

Санкт-петербургская группа Deadушки √ один из лучших электронных составов
России. Несмотря на то, что это первый в России драм-энд-бэйсовый проект, это
не компьютерная музыка - Deadушки играют на гитарах и барабанах и пропускают
их через эффекты, которые невозможно сделать живьем.
Это молодая команда с предысторией длиной в 17 лет. В 1981 году группа Странные Игры, где играли Сологуб и Рахов, считалась
самой прогрессивной группой страны. После Странных Игр были
постпанковские ИГРЫ и АВИА.
Впоследствии Виктору стало мало инструментальной музыки, возникло желание
экспериментировать с компьютером. Он и заинтересовал Алексея. Так первая
российская ска-группа породила на свет первый российкий драм-энд-бэйс.
Первое название нового проекта было забраковано. Уж слишком слово ЯДЫ походило
на английское yady - название мафиозной группировки. Так они и стали
Deadушками √ это и мертвые ушки и старички, ведь все участники группы не молоды.
Сегодня концертный состав группы…

Далее... →