К моменту распада Трека Настя Полева начала писать собственную музыку. Она уже закончила Архитектурный институт и временно работала художником-оформителем. По вечерам Настя проникала в актовый зал университетского клуба и наигрывала на фортепиано возникающие в голове мелодии. Музыка рождалась из конкретного состояния или настроения - без свидетелей, в полном одиночестве. Настя придерживалась принципа: если придуманная мелодия на следующий день всплывает в памяти - значит, она действительно запоминается и чего-нибудь стоит . Подобные эксперименты с памятью отнимали у нее немало времени, но на поверку оказывались крайне продуктивными.

Это один из самых интересных моментов жизни, - считает Настя. - Вневременное состояние, которое завершается материализацией музыки.

Периодом 85-86 годов датируется начало творческого союза Насти с гитаристом Урфин Джюса Егором Белкиным. Он предложил Полевой реальную помощь в организации сольного проекта - начиная от подбора музыкантов и заканчивая аранжировками.

Когда благодаря продюсерству Белкина появилась возможность петь собственные песни, то первоначально у меня даже не было особого желания это делать, - признается Настя. - Я поостыла. Уж слишком долго меня забивали в Сонансе и в Треке . Но в процессе работы мое отношение к будущему альбому изменилось.

В то время Настя еще не пыталась сочинять стихи, поэтому с текстами она решила не рисковать, отдав кассеты со свеженаписанным музыкальным материалом сразу трем поэтам: Аркадию Застырцу, Илье Кормильцеву и Диме Азину. После чего стала спокойно дожидаться лучшего из предложенных вариантов.

Свой выбор Настя остановила на стихотворениях Кормильцева. Говорят, что Илья довольно долго въезжал в состояние поэта для женщин - вплоть до семейных скандалов, связанных с его увлечением песнями для Насти. Как оказалось впоследствии, результат все-таки стоил затраченных нервов и усилий.

Восточно-японизированная направленность этого альбома возникла довольно забавным образом. Во время репетиций будущей композиции Тацу у Насти в вокальной рыбе стали случайно проскальзывать японообразные звукосочетания - мацу , тацу и т. п.

Я тогда не знала, что тацу в переводе с японского обозначает дракон , - вспоминает Настя. - Но тут демо-вариант этой песни услышал полиглот Кормильцев и решил, что это джапанизм и из всего материала можно сделать экзотику .

Энциклопедические познания Ильи не могли не проявиться в написанных им стихотворениях. В Улитке он использовал фрагменты лирики японского поэта XVII века Иса, а герои песен Одиссей , Цунами и Ариадна возникли из древнегреческого эпоса. В основе центральной композиции Тацу лежала реальная история о японских юношах, засланных в конце Второй мировой войны сторожить от американского вторжения крохотные необитаемые острова на юго-востоке Японии. После ядерной трагедии в Хиросиме и Нагасаки об этих бойцах народного сопротивления как-то подзабыли. В контексте альбома сам Тацу воспринимался как вполне реальный маленький дракон, а не забытый Богом и людьми японский Маугли, отловленный в местных лесах аккурат к 70-летию советской власти.

Как упоминалось выше, тексты писались уже на готовую музыку - за исключением Клипсо-калипсо , когда готовый текст был предложен Кормильцевым Бутусову и Насте одновременно. Когда я написал к этой песне музыку, на репетицию пришел Пантыкин и сказал, что ее должен петь кто-то другой, - вспоминает Бутусов. - И мы целенаправленно пригласили Настю исполнять эту песню .

Действительно, в 85-м году у Насти был небольшой период сотрудничества с Наутилусом . На нескольких концертах она пела Князь Тишины , а во время записи сольного альбома Белкина Около радио были зафиксированы Клипсо-калипсо и Белые волки - суперхит, написанный Бутусовым специально для Насти. На Тацу сотрудничество с музыкантами Наутилуса получило свое продолжение. Бутусов написал слова для песни Начало каждой реки (окончательное название - С тобой, но без тебя ), а приглашенные на запись Могилевский и Хоменко подыграли Насте на саксофоне и клавишных.

...Несмотря на явный потенциал новых композиций, Кормильцев, прослушав репетиционную запись песни Тацу , отчетливо понял, что работа над альбомом движется не в том направлении.

В процессе аранжировки Белкин впервые столкнулся с песенным материалом не квадратного размера, - вспоминает Настя. - Он всю жизнь работал с четырьмя четвертями или с вальсовыми размерами. А здесь ритмический рисунок мог чередоваться по нескольку раз на протяжении одной композиции. Так произошло в песне Тацу , в которой размер 5/8 стал для него камнем преткновения .

Тупиковую ситуацию взорвал изнутри Кормильцев. Увидев, как Белкин начинает переделывать Тацу под пресловутые 4/4, Кормильцев напрямую сказал Насте, что Белкин и помогавший ему Пантыкин мыслят традиционно и для этой композиции нужно искать других аранжировщиков, воспитанных на более новой музыке. Так на горизонте появилась кандидатура Игоря Гришенкова из Апрельского марша , с которым Настя выступала за год до этого на I свердловском рок-фестивале.

Я была вынуждена отдать Тацу и Ночные братья на аранжировку Гришенкову, - вспоминает Настя. - Такое с моей стороны получилось небольшое предательство .

Несмотря на то что авторство аранжировок двух самых выигрышных в музыкальном отношении композиций принадлежало Гришенкову, на сессию он приглашен не был.

Я не особенно сильно огорчился, - сухо заметил впоследствии Гришенков. - Действительно, в нескольких песнях было немало моего материала. Но потом начались какие-то внутренние движения по поводу участия в записи Пантыкина, и в итоге в студию пошел он.

Не оправдывая Настину непоследовательность, попытаемся ее понять. Участие в этой сессии Пантыкина автоматически означало обеспечение студийного процесса множеством первоклассных музыкантов. Поскольку свердловские коммуникации Пантыкина не знали границ, ему удалось привлечь к записи почти все сливки местного рока. В числе приглашенных Пантыкиным и Белкиным музыкантов оказались барабанщик Урфин Джюса Володя Назимов, Могилевский и Хоменко из Наутилуса а также басист будущего концертного состава Насти Вадим Шавкунов.

Все было покрыто страшной тайной, - вспоминает присутствовавший на сессии Бутусов. - Ночью нужно было залезать в студию через окно подвального помещения, и каждый, кто приглашался в храм , должен был принести с собой либо портвейн, либо несколько бутылок пива. Под окнами в течение всей ночи ютилась тусовка - в робкой надежде, что их пригласят посмотреть, что же происходит внутри .

Пример свердловского рокерского братства, в очередной раз проявившегося во время записи альбома Тацу , неоднократно служил впоследствии поводом для всевозможных спекулятивных разговоров на данную тему. В реальности, по-видимому, существовала еще одна причина, позволившая собраться вместе такому количеству сильных музыкантов.

Первоначально особого желания записываться ни у кого не было, - вспоминает звукооператор Леонид Порохня, который работал с Настей за два года до этого на записи Снежных волков и Клипсо-калипсо . - Многие из музыкантов почему-то считали, что альбом будет плохим и перспективы у Насти нет никакой. И только потому, что у многих музыкантов в тот момент не было ни нового материала, ни собственных групп и находились они в очередном кризисе - именно поэтому их удалось собрать вместе .

...Сессия происходила в июне 87-го года в подвале университетской лаборатории технических средств обучения, в которой тогда работал Порохня. В записи ему помогал Сергей Осокин - телевизионный видеомастер и коллега Порохни по работе в университете.

Запись осуществлялась на два рок-клубовских магнитофона Олимп (переделанных Полковником на 38-ю скорость) и на кормильцевскую четырехканальную портостудию Sony. Весь звук шел через старый пульт Электроника - таким образом звукооператоры добивались условной многоканальности. Хоменко привозил на ночь из ресторана сразу несколько японских синтезаторов, от которых Пантыкина отрывали под утро с помощью автогена и башенного крана.

...Как только началась сессия, все дрязги между музыкантами прекратились и работа закипела - все-таки в студии собрались профессионалы. Мэтры есть мэтры - понимая всю важность и серьезность этого проекта для Насти, они постарались свести халяву к минимуму.

Я играл на тенор-саксофоне, - вспоминает Могилевский. - Все свои партии я выписывал на ноты, свято следуя принципу лучшая импровизация - выписанная импровизация .

Концовка эффектного соло Могилевского в финале композиции Тацу была сделана на фоне ускоренного невнятного лопотания, взятого с аудиокассеты курса японского языка, принесенной в студию Кормильцевым.

Сама песня Тацу , с ритмом которой было столько проблем до начала записи, в итоге оказалась одним из самых ярких мест на альбоме. Это был пик экспериментов Порохни со звуком. По своей насыщенности замаскированные вторые планы в ней не уступали полиритмии основной мелодической линии. Настя не без успеха имитировала японские мантры, а журналист Александр Калужский - голос врага ( Tatsu! Leave your rocks, gun-unloaded! ), предупреждавшего юного воина Ямато об окончании войны.

Но все же самым большим достижением альбома стали не сверхдозы восточной экзотики и не грамотные аранжировки в стиле world music, а новая, обволакивающе-мягкая манера вокала Насти, особенно убедительно прозвучавшая в композиции Вниз по течению неба :

Я смотрю на голубой экран
С самой лучшей из любых программ
Как туман облака, алый плот уносит река
Я жду заката, плеска весла
Я жду отъезда навсегда.

По степени воздействия проникновенное пение Насти могло сравниться разве что со сказочным эффектом Орфея, при котором камни оживают и начинают тянуться к источнику звука. Взамен нарочито жесткого мужского вокала времен Трека - вкрадчивый голос и внутреннее обаяние. Отстраненная и отрешенная Настя со своей вневременной камерностью воспринималась чуть ли не как инопланетянка, проповедующая непривычную для отечественной поп- и рок-музыки воздушную атмосферу полусна-полутанца.

Тацу был дебютом Насти как композитора, и этот дебют получился на редкость убедительным.

Я была на сто процентов уверена, что Тацу пройдет, - вспоминает Настя. - Желание свернуть горы и сделать что-то, чтобы все ахнули, у меня было всегда. А когда появляется подобная мотивация, я становлюсь метеором. Я бы все стерпела, чтобы получить конечный результат.

04.05.2001, Александр КУШНИР (100 Магнитоальбомов Советского Рока)

Группа НАСТЯ

.

Дата образования:

1 января 1986

Подробности из жизни:

Дебют Насти Полевой состоялся в составе свердловской группы
"Трек".
После распада этого коллектива в середине 80-ых Настя оказалась
в славных рядах "Наутилуса
Помпилиуса". Справедливости ради следует
отметить, что на тот момент популярность "Нау" была ещё не столь
очевидна. Сотрудничество выдалось недолгим, и у Полевой возникло
желание создать сольную программу. Вскоре она выступила
на 1-ом Свердловском рок-фестивале, исполнив цикл песен на тексты
Ильи Кормильцева. Некая отстранённость и призрачность её образа cразу
обратили на себя внимание местных меломанов и журналистов.
1987 год был ознаменован для певицы сразу двумя событиями:
участием уже во 2-ом рок-фестивале в её родном городе и записью
дебютного альбома "Тацу".
В период с июля по август Назимов, Шавкунов, Хоменко, Могилевский, Пантыкин и Настя со своим супругом Егором Белкиным записали 9
неожиданных для…

Далее... →