KING DIAMOND  Металлический десант на Неве

Так опасен металл или нет? Сам Кинг Даймонд успел высказаться и на этот счет - сюжетом альбома 'Voodoo' о добропорядочных гражданах, которые устроили маленькую войну в ответ на таинственные шумы под окном. Извечный парадокс творчества: чтобы приобщить людей к одному из самых умных и утонченных явлений в истории тяжелой музыки, нужны ужасы и страшная сценическая маска. Читайте наш репортаж о пребывании KING DIAMOND в Питере - здесь.

События 13 марта в Питере еще рискуют затеряться среди политиканского, попсового и прочего мейнстримового шума. Одни подумают: пусть этот датчанин с размалеванной ради нагнетания ужаса физиономией сначала "Грэмми" получит, другие напрягут память и вспомнят, как в 80-е их соседи по студенческой скамье или школьной парте пытались воспроизвести ее шариковой ручкой в конспектах... Третьи правдами и неправдами отпросились с работы на вторник, чтобы в среду вернуться на нее прямо с вокзала, лишь бы увидеть воочию. И их дело имеет все шансы на успех: в привыкшей к нашествию московских футбольных фэнов на Неве высадился невиданный десант длиноволосой молодежи в косухах.

Констатирую: если питерские промоутеры еще пару раз подсуетятся лучше московских, металл в России имеет шансы превратиться в социально значимое явление, на радость фэнам и на ужас обывателям. Работники Октябрьской железной дороги переварили свалившийся на их головы доход со скрипом; иные перепуганные граждане не находили от шумных, но вполне мирных попутчиков средства лучше, чем ментовские дубинки.
Так опасен металл или нет? Сам Кинг Даймонд успел высказаться и на этот счет - сюжетом альбома 'Voodoo' о добропорядочных гражданах, которые устроили маленькую войну в ответ на таинственные шумы под окном. Извечный парадокс его (и не только его) творчества: чтобы приобщить людей к одному из самых умных и утонченных явлений в истории тяжелой музыки, нужны ужасы и страшная сценическая маска. И это правильно: иначе Ким Бендикс Петерсен не стал бы Кингом Даймондом, каким мы его любим и ценим.
Днем в тесном переполненном клубе "Ливерпуль", увешанном битловской атрибутикой он появился в "походном варианте": без грима, но в бейсболке и непроницамых темных очках. Вопросов было столько, что многие ответы оставались без перевода на русский. Много слов о том, о чем Кинг без устали любит высказываться из интервью в интервью: о пагубности войн из-за религий , о том, что все эти ужасные истории - в сущности, о людях в экстремальных обстоятельствах. Любимый вопрос на питерской прессухе - об Антоне ЛаВее и его Сатанинской церкви. Кинг был знаком с ЛаВеем при жизни и держит связь с его семьей, но слишком самостоятелен для участия в каком-либо движении.

Впечатления от краткого пребывания в Питере: в такой холод (Даймонд давно обосновался в Техасе) люди на улице пьют пиво. Самому Королю не до пива: в турне надо держать форму. Раздача автографов стала первым экстремальным испытанием: в "Ливерпуле" собрались заядлые коллекционеры его альбомов. С этой нагрузкой герой дня не без труда, но справился - росчерк жирным фломастером с перевернутыми крестами и девяткой появился даже на толстенной книге по UNIX.
Испытанием стало и ожидание основного события: тяжелее была лишь борьба за концерт соотечественников Кинга из Royal Hunt прошлым летом. Во-первых, на пути стояла группа разогрева "Северные врата" с весьма однообразным материалом - блэк-метал со славянскими фолковыми мелодиями и лидером с ногой в гипсе. Во-вторых, шоу в "Юбилейном" было первой пробой сил для текущего состава Даймонда - сам он с полным основанием считает его лучшим. Первое шоу в турне потребовало особо тщательной настройки - воплощение сценических задумок Кинга требует бесперебойной выкладки на все 100%. Когда в 21.25 зазвучали первые аккорды, заполонившая душный партер малой арены "Юбилейного" публика была уже на взводе. Покоробило наличие идиотов, бросавших на сцену пластиковые бутылки, а порой и собственные штаны. После этого понимаешь, от какой жизни Роджеры Уотерсы плюют в лицо фэнам. К счастью, у Даймонда нервы покрепче.
Шоу вышло на славу - The Best of King Diamond, каким ему и подобает быть. Были проблемы с акустикой - филигранные соло Энди ЛяРока и Майка Вида могли быть и послышнее - зато сценическая пластика Даймонда потрясает. К старому материалу - пусть и пронизанному ужасами - трудно относиться без изрядной доли юмора - в этом Кингу помогала актриса, выскакивавшая на сцену в образе то старухи из 'Them', то волчицы-оборотня из 'House of God', то ведьмы из 'The Eye', то корчившаяся в родовых муках в 'Abigail'. Басист Хэл Патино не оставался в долгу и сновал по сцене как челнок, на бегу демонстрируя сыгранность с главным открытием: скромным, но даровитым барабанщиком Мэттом Томпсоном. А были еще и запрограммированные клавишные партии, под которые приходилось подстраиваться в такт с и без того сложным и динамичным материалом. Управляться с таковым куда тяжелее, чем старику-хардовику Куперу с его громоздким сценическим хозяйством. Впрочем, при всем сходстве сравнивать эти два шоу трудно: одно другого стоит. Без Купера Даймонд нескоро появился бы и в России: идея с концертом в Питере возникла по ходу визита Элиса на Неву, к которому приложил руку менеджер Даймонда Оле Бэнг.
Полтора часа спустя шоу закончилось на высшей ноте - с Кингом в роли Санта-Клауса на 'No Presents For Christmas'. Тревоги большинства приезжих фэнов оказались напрасными: времени до обратного поезда хватило. Впрочем, злоключения некоторых только начинались: детективная история задержания фэна в вагоне поезда ╧55 на обратном пути внушает серьезные опасения - с какими испытаниями еще придется столкнутся тем, кто не пожелает стесняться своего увлечения металлом? Может, время заражаться металлофобией? Лекарство от нее давно придумано: послушайте Даймонда!

Интервью с KING DIAMOND читайте ЗДЕСЬ

19.03.2001, (ЗВУКИ РУ)