Борис ГРЕБЕНЩИКОВ  "Мне хотелось бы сделать что-то, что пока никак не называется"

Гребенщиков назвал свой новый альбом "Территория" "дайджестом того, без чего он не представляет себе "Аквариум". Многие, тем не менее, сразу написали, что Гребенщиков издал очередной greatest hits. О новом альбоме АКВАРИУМ (и не только) с Борисом Гребенщиковым беседует наш обозреватель Алексей Крижевский.

А у Гребенщикова - новый альбом, "Территория". Впрочем, о степени его новизны было все известно заранее - еще до пресс-конференции, на которой Гребенщиков назвал новый альбом "дайджестом того, без чего он не представляет себе "Аквариум", было известно, что Гребенщиков издает очередной greatest hits. Хотя называть его так, наверное, неправильно - две вещи ("Аделаида" и "Вавилон") на альбоме перепеты заново, еще две ("Новая песня о Родине" и "Чкалов" ) - никогда ранее не издавались на жестких носителях, а были выпущены держателем сервера "Планеты Аквариум" Михаилом Морозовым частным образом на альбоме "Молитва и пост" и распространялись в основном через Интернет (слушать и скачивать "Молитву и пост" - здесь). О новом альбоме АКВАРИУМА (и не только) с Борисом Гребенщиковым беседует наш обозреватель Алексей Крижевский.

На недавней пресс-конференции по поводу выхода альбома "Территория" вы сказали, что на нем собраны песни, без которых вы не представляете себе "Аквариума". Какой "Аквариум" имеется ввиду - тот, что существовал с 1972 года или тот, что существует с 1994?

Для меня "Аквариум" был, есть и будет одной и той же группой - это то, что заставляет меня заниматься музыкой. Просто в силу меняющихся исторических условий в 70-х эта группа ходила по паркам и играла на ступеньках, в 80-х - записывала подпольные альбомы и воевала с ментами, в 90-е - ездила по России и играла наполовину "русский роко-н-ролл", а точнее полуфольклор. И эта группа занимается тем, что, судя по реакции людей, кому-то нужно. И, наверное, было бы нелепо сейчас играть те же песни, что и двадцать, тридцать лет назад. "Территорией" мы закрываем 90-е, это звук захлопнувшейся двери. Теперь будем идти дальше.

А дальше будет новый альбом?

По плану, который у меня есть, следующей пластинкой должен стать это альбом (почти) симфонической музыки, написанной для спектакля Олега Меньшикова "Кухня". Дальше будет альбом русско-абиссинской музыки с нашими нью-йоркскими друзьями, группой Mirrors (в сотрудничестве с ними Гребенщиков записал альбом мантр "Прибежище" - АК). Для этого альбома мне осталось допеть три песни. Затем - альбом мантр, подобранных специально для того, чтобы их спел я. А потом уже будет новый альбом. Все проекты, кроме последнего, я надеюсь закончить в ближайшие три месяца. Но с Аквариумом никогда нельзя быть уверенным в сроках.

Выпуская каждый следующий альбом, вы говорите о новом уровне постижения, на который вам удалось выйти в каждой вашей новой работе. "Территория" тоже стало новым этап постижения или вам просто захотелось издать сборник лучших хитов?

Ну я бы сказал, что это сборник худших хитов - самые тяжелые и неудобные песни. Сборники "Аквариума" делают все, кому не лень. Мы решили наконец сделать свой собственный. Мы задались целью сделать внятную историю. И поэтому несколько песен, которые лежали несделанными в течении некоторого количества лет┘ Ну вот, например, "Горный хрусталь". Наш скрипач, еще несколько человек ходили и говорили, что надо идти в студию и записывать эту песню.

Она присутствует на альбоме "Кунсткамера".

Да, но там она записана мной вдвоем с Чучо Мерчаном. А вот сейчас у нас до нее наконец-то дошли руки.

Несколько вещей на альбоме, в частности, "Вавилон" и "Аделаиду", вы записали по новой, а другие - оставили как были. Почему? Эти песни для вас приобрели какую-то новую актуальность?

Здесь скорее соображения общего ритма и общей энергетики. Меня с души воротит от того, как это спето в "оригинальном" исполнении - некоторые вещи на "Равноденствии" и других альбомах я могу слушать, а эти - нет. Для "Вавилона", который мы много лет играем на концертах, регги было выбрано по идейным каким-то соображениям. Там был такой посыл- "регги мы играть не умеем, но будем". В современной интерпретации он звучит ближе к тому, как оно должно было бы звучать. Мне хотелось, чтобы эти песни звучали не хуже, чем в оригинале и сохранили изначальное настроение, но чтобы при этом энергетика у них была та, с которой мы сейчас их играем. С перепевками часто бывает, что они звучат более устало, что ли. И, судя по реакции людей, нам это удалось этого избежать.

Только что завершился проект "КИНОпробы", посвященный памяти Виктора Цоя. На втором диске вышедшей дилогии - ваша версия песни "Генерал". Почему вы не участвовали в концерте, ведь вас наверняка звали?

Звали, естественно. В концертах памяти мы принимали участие один раз в жизни - из интереса и по глупости. Сам посыл, по-моему, бредовый. Тем, кто слушает Цоя, напоминать о нем не надо.

Ну, трибьют-альбомы (альбомы-чествования - АК) записывались в честь многих музыкантов.

Трибьют-альбом имеет смысл. Есть что-то, что объективно должно стать классикой. Песни Чака Бэрри поют все. И мне всегда было обидно, что у нас такой же классики нет. И то, что сейчас 15 модных групп поют Витины песни знак для меня, что у нас появились песни, которыми можно обмениваться, которые все будут петь и это будет нашей русской классикой. Знаете, "Маму-анархию" мы стали петь в конце прошлого года. Я вижу реакцию своего сына на это дело и понимаю, что мы с ним понимаем друг друга.

Достаточно беглого взгляда на список участников этого проекта, чтобы понять, он процентов на восемдесят состоит из молодых рокеров, в течении одного года ставшими популярными благодаря изменившейся тенденции в музыкальной моде. Как вы можете прокомментировать изменившейся ситуацию в русской музыке?

Хорошо, что есть молодые и при этом┘ ну, не знаю, насколько реальные группы, которые что-то поют и чего-то хотят. У нас до недавнего времени не было мейнстрима, от которого отталкивается любая альтернатива (в русле которой, собственно и рождается самое интересное), а была только серая и неитересная музыка - не будем называть по именам┘ Поп-рок удобряет почву для зарождения такой альтернативы.

Кого вы можете выделить?

Земфира делает реально хорошие вещи. Лагутенко тоже далеко не заурядный человек. То, как он поет, и то, что он пишет, указывает на недюженную способность и умение писать песни. Хотелось бы, конечно, чего-то более всеобъемлющего, но этого пока не появилось. Альбом записан, проходит время перед тем, как его выпускают, и за это время музыкант и группа уходят немножко вперед. "Аквариум" сейчас тоже немножко впереди. Где?

Знаете, я мало задумываюсь о том, что значит альбом "Территория" в контексте мировой художественной культуры, но при этом я радостно переживаю то, что нам удалось написать эпиграф к тому, что мы делали. Поставили точку и можем начать с нуля - это то, что я люблю больше всего. Собираетесь экспериментировать? Малиново-клубничный образ "Аквариума" смертельно надоел мне самому. Мне хотелось бы сделать что-то, что пока никак не называется. Вам понравился "Kid A" Radiohead?

Отличная работа.

Прорыв. Ну, вот у нас тоже есть ощущение, что мы вышли на край поля, и что все только начинается.

23.01.2000, Алексей КРИЖЕВСКИЙ (СЕГОДНЯ)