ПРАВО  Глобальная лицензия: пиратство в масштабе Рунета

На прошлой неделе состоялось очередное заседание Совета по культуре. Обсуждали "налог на интернет". Звуки рассказывают, почему это важно.

20 марта состоялось очередное заседание Совета по культуре при Председателе Государственной Думы. Среди прочих вопросов обсуждался законопроект о введении так называемой "Глобальной лицензии" (ГЛ), которая уже получила название "налога на интернет" и под разными предлогами проталкивается через властные органы, встречая активное сопротивление заинтересованных сторон. В ходе прений выступали депутат Сергей Железняк, юрист Олег Румянцев, продюсер и представитель центра И. Матвиенко Андрей Лукинов, заместитель министра связи и массовых коммуникаций Алексей Волин, актриса и депутат Госдумы Елена Драпеко и другие. Забегая вперед, скажем, что участники заседания согласились вынести проблему на обсуждение в Госдуму, в то время как поправки в "антипиратский закон", которые затронут весь интернет-контент, охраняемый законодательством об авторском и смежных правах, уже вступают в силу с 1 мая.

Этот текст для вас создали трое игроков музыкального рынка: музыкант, сайт и лейбл. Наша задача – рассказать вам о предлагаемом законе и о том, как под видом "борьбы с пиратством" ввести налог на технический прогресс и разрушить существующие коммерческие схемы легального потребления интеллектуальной продукции.

Андрей Лукинов, продюсер, директор "Мэйнстрим Продакшн", "Р-Концерт", Продюсерского центра И.Матвиенко:
- Я уверен, что ГЛ - попытка присвоить частной инициативе статус госполитики, что является, конечно, безобразием и приведёт к абсолютно предсказуемым последствиям: сбор денег с конечного пользователя Интернета абсолютно варварским способом без технически возможного способа учёта фактического пользования контентом и задвоенными-утроенными (далее - арифметика) ставками - "поборами", дискредитацией органов власти (концепция могла получить статус законопроекта).
Обратите внимание, ВСЕ отрасли категорически против ГЛ - я такого единодушия не видел ни разу, по крайней мере, в сфере авторских и смежных прав. И это не "против кого дружим": так суметь "наступить на ноги" всем сразу - необходим особенный талант. К сожалению, после такого "натиска" с внедрением концепции ГЛ (с моей точки зрения, решающей только одну задачу - аккумулирование обязательного сбора денег с пользователей на расчётном счёте аккредитованной организации), вернуться к идее применения некоторых норм коллективного управления правами в Сети будет крайне непросто, если вообще возможно.

Идея Глобальной лицензии сводится к тому, чтобы обложить пользователей Интернета новым сбором за использование интеллектуальной продукции, в обмен на который пользователи смогут в неограниченных количествах и на законных основаниях "потреблять" музыкальную, кинопродукцию и т.д.
Её сторонники утверждают, что "налог на интернет" будет работать на благо авторов, при этом стенограмма предыдущего заседания показывает, что авторы инициативы предлагают законопроект с непроработанной механикой аудита; противники полагают - и небезосновательно, - что этот налог будет собираться в первую очередь в интересах тех, кто его продвигает, а авторам будут в лучшем случае перепадать крошки со стола, да и те - лишь наиболее раскрученным.

Механика и бенефициары Глобальной лицензии

В нынешнем виде проект глобальной лицензии предусматривает создание очередного общегосударственного реестра, в который войдут все музыкальные произведения, фонограммы, аудиовизуальные произведения и книги. Как уже сообщалось, ведение этого реестра планируется поручить специальной организации по коллективному управлению авторскими правами (ОКУП), а авторы по своему усмотрению будут вносить свои произведения в этот реестр или изымать их оттуда. Здесь стоит оставить зарубку на память: речь, в первую очередь, идёт о создании ещё одной организации по коллективному управлению правами. Почему это важно отметить, мы покажем в дальнейшем.

Единого мнения о том, какой должна быть схема взимания налога на интернет, до сих пор не существует. Российский союз правообладателей (РСП) ранее предлагал ввести ежемесячный сбор за пользованием интернетом - 25 рублей с каждого канала доступа. Вариант Минкультуры - чтобы каждый пользователь сети платил 300 рублей в год своим провайдерам. Часть (но только часть!) этих средств будет "возвращаться" правообладателям. Куда пойдёт остальное?

Ответ на этот вопрос просматривается на примере Российского авторского общества (РАО) - самого известного ОКУПа в стране и его практики сборов и выплат вознаграждений артистам и авторам.
Например, в октябре прошлого года Илья Резник - фигура весьма масштабная - со скандалом отказался от сотрудничества с РАО, назвав его выплаты "смехотворными и унизительными", и изъял все права на свои произведения из коллективного управления РАО.

Вот цифры: В 2013 году РАО собрали 4,4 млрд. рублей, реальные выплаты - 3,2 млрд. рублей. Судьба 1,2 млрд. рублей вызывает вопросы. Впрочем, это несколько лучше, чем в 2012 году, когда РАО собрало 3,4 млрд. рублей, а раздало правообладателям 1,9 млрд. Невостребованные авторами деньги оседают на счетах РАО. Неплохой бизнес, верно?

И тут выясняется, что буквально все крупные организации по управлению авторскими правами в стране - а именно, РАО, Всероссийская организация интеллектуальной собственности (ВОИС), Российский союз правообладателей (РСП) - пересекаются по составу членов правления.
Например, Генеральный директор Всероссийской организации интеллектуальной собственности (ВОИС) Андрей Кричевский входит в правление РСП Никиты Михалкова. Там же состоит ответственный секретарь авторского совета РАО, генеральный директор РАО Сергей Федотов. Он же - член совета ВОИС. Максим Дмитриев, заместитель председателя Совета директоров РАО, - также член Совета ВОИС и член правления РСП.

В этом не было бы ничего особенного, если бы не одно но: помимо того, что эти люди руководят коллективным управлением авторскими правами, они по совместительству являются и крупными правообладателями. Например, господин Кричевский является по совместительству гендиректором ВГУП "Мелодия". Максим Дмитриев - Генеральный директор отпочковавшегося от группы "Союз" ООО "Первое Музыкальное Издательство".

РАО - владелец 80% акций "Студии Союз". То есть, эта группа людей зарабатывает на одном и том же дважды: они и владельцы авторских прав, и одновременно управляют ими. РАО, благодаря контролю над "Студией Союз", при подписании контрактов на выпуск альбомов попутно агрегирует авторские права; перед музыкантами РАО в итоге отчитывается за использование смежных прав, а в судах зарабатывает на авторских.

К чему приведёт появление ГЛ

В первую очередь, будет создан ещё один ОКУП - который побьёт все рекорды прибыльности. Это чревато стремительной монополизацией рынка интернет-дистрибуции, а через некоторое время - и собственно воспроизводства контента. Аккредитованный ОКУП всё подминает под себя.
Он же решает, кто правообладатель, а кто нет: всё тот же ОКУП будет заниматься внесением в реестр и выводом из него объектов права. Какой объём вознаграждения за праведные труды будет оставлять себе ОКУП, будет решать опять-таки он сам: сегодняшнее законодательство этого никак не оговаривает. Уже существующие аккредитованные организации действуют без контроля со стороны части правообладателей – юридических лиц, не имеющих возможности из-за организационно-правовой формы (Общественная Организация) принимать фактическое участие в руководстве и контроле деятельности таких организаций.


Последствия введения ГЛ для правообладателей

Монополизация рынка как дистрибуции в сети Интернет, так и собственно воспроизводства контента, поскольку принятие концепции ГЛ позволит сосредоточить в одних руках:
- внесение в реестр и вывод из него объектов права по правилам, установленными такой организацией – говоря просто "назначить" правообладателя и позволить ему получить вознаграждение;
- сбор, начисление и выплату вознаграждения по правилам аккредитованного общества с удержанием из него части, направленной на погашение расходов такого общества по сбору, распределению и выплате вознаграждения и формирования неких дополнительных «фондов», которые может самостоятельно сформировать общество, определяемых, опять же, по внутренним правилам общества, поскольку на сегодняшний момент не существует законодательного ограничения такого процента от собранных средств.

В случае применения Глобальной Лицензии из этих денег будет оплачиваться (согласно проекту авторов концепции) и компенсация расходов по внедрению аппаратно-программного комплекса по идентификации используемого контента пользователями.


Последствия введения ГЛ для существующих легальных площадок в сети Интернет

Прекращение деятельности уже существующих легальных площадок, осуществляющих свою деятельность на платной основе для пользователя или по рекламной модели с последующей выплатой вознаграждения обладателю авторских и смежных прав из-за:
- очевидной бессмысленности попыток продать кому-либо что-то распространяемое в Сети "условно-бесплатно", по модели ГЛ;
- внесения путаницы и неразберихи в оперативность определения возможности использования того или иного объекта права, за какой контент уже получено вознаграждение от пользователя "по ГЛ", а за какой необходимо платить, потому что Правообладатель изъял свой контент из Реестра ГЛ;
- фактической легализации пиратских сайтов, частично выводимых ГЛ из–под действия Поправок к Закону, вступающих в действие с 01.05.2015.


Юрий Ильин, музыкант:
- С начала 2000-х Рунет полнился страшилками про то, как борцы за копирайт - а на тот момент главжупелом была ассоциация RIAA - жаждут лишить пользователей интернета свободы обмена информации под предлогом защиты прав авторов, и при этом не заплатить авторам ни цента. Лицемерие и фарисейство RIAA и лейблов не разоблачал только ленивый. Но в итоге RIAA оказалась далеко не такой страшной, какой её малевали,- вдобавок прогнозы ее руководителей насчёт состояния музыкальной отрасли сбылись полностью. Между тем, в России мы сейчас видим попытки правообладателей те же самые страшилки в полной мере реализовать - превратить миф в реальность. Причём исключительно в интересах маленькой группы "истеблишмента", члены которого, очевидно, считают, что будут жить вечно.


Вызывает серьезные опасения, что новый ОКУП превратится в монополию по интеллектуальной собственности. К слову, инициаторы Глобальной Лицензии открыто признают, что именно монополия и является их основной целью. В 2012 году в интервью Forbes Генеральный директор РАО и РСП заявил об этом открытым текстом:

Сергей Федотов:, гендир РАО:
- Мы хотели построить некую естественную монополию, как в цивилизованных зарубежных странах. И она уже по факту сейчас построена, потому что реально почти всеми организациями, которые имеют государственную аккредитацию в стране, управляю я и сложившаяся команда специалистов.


Во сколько обойдется государству внедрение ГЛ

Чисто технические вопросы: согласно текущему проекту концепции Глобальной Лицензии, предполагается создание и внедрение некоего аппаратно-программного комплекса по идентификации используемого контента пользователями. Каким образом он будет реализован? Что будет представлять из себя? Сколько будет стоить его разработка, внедрение и поддержка?

Инициаторы проекта предлагают использовать глубокое инспектирование пакетов - DPI - для анализа всего трафика.

Компания "Гипросвязь" опубликовала своё исследование самой возможности такого глобального лицензирования (текст доступен здесь) и пришла к выводу, что, во-первых, это будет крайне дорого, во-вторых, малоэффективно:

- Достоверность статистических отчётов об объёмах использования объектов авторских и смежных прав при реализации технического решения, предлагаемого Концепцией глобального лицензирования, является довольно низкой, уже сейчас не ревышая 70%. К моменту практической реализации Концепции глобального лицензирования (через 2-3 года) достоверность, вероятно, упадёт до 50%, что связано с существующими тенденциями перехода информационных ресурсов и пользователей на защищённые протоколы, поддерживающие значительно ниже заявленного разработчикаами Концепции уровня 90%. Что касается объёмов расходов на создание всей системы, то она, по мнению специалистов "Гипросвязи", составит от 1 до 5 млрд. долларов.

Эти цифры подтверждает наш эксперт Алексей Семеняка, исполнительный директор ООО "Эйч-Эль-Эль"

Алексей Семеняка, провайдер:
- Расходы только на DPI (анализ трафика) составят от 0,6 до 1,7 млрд. долларов. В целом, цифра может возрасти до 5 млрд. долларов.

Оборудования, которое могло бы анализировать 100% трафика в Рунете и идентифицировать мультимедийную составляющую (видео, аудио и т.д.), просто не существует. И даже если оно появится, необходима будет инфраструктура, которая станет управлять всем этим оборудованием и ПО в масштабах всей страны, постоянно обновляя базы идентификации. Фактически предлагается создать систему тотальной слежки и фильтрации всего трафика - "всевидящее око" антиутопических масштабов.

Или искусственный интеллект, способный видеть всё и всех, примерно, как в американском сериале "В поле зрения". Там, впрочем, искусственный интеллект изначально создавался для борьбы с терроризмом, а не борьбы за превращение группы руководителей российских ОКУПов в миллиардеров.

Сюда ещё надо присовокупить расходы на обслуживание проекта. Как отметил Семеняка, 68 млн человек, пользующихся сегодня интернетом в России, это примерно равно абонентской базе одного только провайдера "МегаФон" в 2012 году. Число сотрудников, обслуживающих компанию, составляло порядка 33000 человек, из них примерно половина - инженерные подразделения. Средняя заработная плата в технических подразделениях – 50 000 р. в месяц. Таким образом, только на оплату специалистов в год уже уйдёт более 1,5 млрд. рублей.

В целом расходы на создание, приобретение оборудования и техническую поддержку требуемого комплекса могут даже превышать 5 миллиардов долларов США в год, что многократно превышает оценку авторами концепции сумм годового сбора с пользователей контента в Сети Интернет и предполагаемой ими стоимости создания комплекса.

Еще одна опасность - возможность "накрутки счётчика" популярности того или иного контента, которая уже успешно существует при просмотрах видеоконтента или голосованиях. Провести корректное распределение собранного вознаграждения в результате оказывается невозможным.

Впрочем, это едва ли волнует инициаторов Глобальной Лицензии. Ещё несколько лет назад РСП предлагал распределять средства, исходя из популярности артистов: то есть, собирать деньги предлагается со всех и за всех, а распределять средства – в пользу, например, Юрия Антонова или Бориса Моисеева (это если говорить только о музыкантах). То есть, все деньги получает "истеблишмент", в то время как "широко известные в узких кругах" и реально скачиваемые музыканты не только не получают ничего, но и не считаются заслуживающими какого бы то ни было вознаграждения – они же "непопулярные".

Что касается сугубо "низовой" практики, то введение Глобальной Лицензии будет означать буквально следующее. Во-первых, возрастание абонентской платы для конечных пользователей,- причём, вне зависимости, пользуются ли они пиратскими сервисами для получения доступа к объектам права, покупают всё легально или пользуются Сетью совсем для других целей. Общий мессидж: "все воруют, поэтому давайте обложим поборами всех разом".


Последствия введения ГЛ для всех пользователей Рунета

- увеличение оплаты доступа к Сети в дополнение к уже существующим тарифам вне зависимости от фактического использования контента, как платы за «возможность доступа к объектам права», что, вообще-то достаточно само по себе странно – часть людей не пользуется пиратским сервисами, часть использует Сеть для совершенно иных целей;
- неоднократное взимание такой платы в случае использования различных операторов связи для одного человека;
- принуждение к оплате существующего легального бесплатного контента (к примеру, выложенные в Сеть для бесплатного просмотра 500 кинокартин Мосфильма, контент, распространяемый в рамках Сreative Commons, обсуждаемой сегодня концепции сделать общественным достоянием контент, созданный на средства государства);
- как следствие – неоднозначная реакция общества на нововведение от лица государства (можно вспомнить реакцию венгров на попытку введения «налога на Интернет») – вне зависимости от применяемого термина к сбору;
- введение в заблуждение пользователя – выплаченное вознаграждение за ГЛ делает "всё легальным".


ГЛ: кто за и кто против

Против введения Глобальной Лицензии выступают Министерство связи и интернет-компании. Замминистра связи Алексей Волин публично сообщил, что обсуждать технические детали глобальной лицензии — это все равно, что обсуждать каннибализм.

Алексей Волин, замминистра связи:
- Мы не против отдельных формулировок. Мы против самой идеи в принципе и не согласуем законопроект ни в каком виде. Нам, по сути, говорят: давайте обсудим закон, как лучше есть детей. Мы отвечаем: мы не собираемся обсуждать способы и правила поедания детей, потому что детей нельзя есть в принципе. Глобальная лицензия — абсолютное зло, которое вредит как медиа, так и связной индустрии, интернету. Принимать участие в попытках легализовать абсолютное зло мы не будем.

Лоббированием ГЛ, в свою очередь, занимается Министерство культуры. Показателем позиции Минкульта является стенограмма обсуждения от 18.02 и итоговая фраза министра.

Владимир Мединский, министр культуры:
- Какой, на мой взгляд, самый большой минус в предлагаемой концепции? Самый большой минус связан с тем, кто его предлагает. Предлагает Российское авторское общество, предлагают люди известные. И вот после этого у половины обсуждающих людей выключается разум, включаются одни эмоции.

Речь министра культуры - косвенное признание, что итог деятельности аккредитованных ОКУПов за истекший период уже на слуху и предсказуемо понятна дальнейшая участь музыкантов и авторов в ходе дальнейшей практики применения ГЛ. Необходимо также вспомнить, что и само существование ОКУПов- анахронизм, чудом доживший до наших дней. Нам очевидно: необходимо поднимать вопрос о целесообразности предоставления лицензий на коллективное управление РАО, РСП и ВОИС в связи с принятыми Россией обязательствами по ликвидации возможности коллективного управления правами без заключения договоров с авторами.

Новиков О.Е., книгоиздатель:
- Если бы Минкульт... более активно сотрудничало бы с издательствами, то мы бы проблему указа президента об обеспечении доступа к литературным произведениям через библиотеки решили бы достаточно быстро.


Слушания в Думе продолжатся - однако мы серьезно опасаемся, что уже 1 мая 2015 года законопроект превратится в действующую поправку к Закону. Поэтому необходимо донести до правительства РФ и соответствующих комитетов Госдумы всю опасность принимаемых решений - как для отрасли Интернета, так и для наиболее активных и талантливых молодых авторов.


Андрей Лукинов, Соня Соколова, Юрий Ильин

22.03.2015, ГРУППА АВТОРОВ (ЗВУКИ РУ)