Аркадий СЕВЕРНЫЙ  Четвертые сутки пылают станицы

Аркадий Северный так и объявляет - "для Жоры", "для Сережи"... Почти каждая песня предназначается какому-нибудь знакомому певца - или жене знакомого... На пластинке собраны самые разные песни - и в...

Аркадий Северный так и объявляет - "для Жоры", "для Сережи"... Почти каждая песня предназначается какому-нибудь знакомому певца - или жене знакомого... На пластинке собраны самые разные песни - и в сопровождении ансамбля и под гитару. Альбом объединяет "лирическая тема" - "чистого блатняка" здесь немного. И вот здесь-то выясняется природа жанра - стилизация. Все немножко ненастоящее, "урки", "фраера", "феня"... И любовь немного ненастоящая, лирика не очень получается у певца, она немного глумливая и картонная. Настоящие только анекдоты, которые Северный читает - или, вернее, мелодекламирует - под переборы гитары на последнем треке. Здесь попадаешь в 70-е - вместе с Жискар де Эстеном, Яном Смитом, Родезией и Дерибасовской...
Странно, но многие "старые" записи - ВИА и прочее - не дают такого ощущения времени и эпохи, не дают ее узнавания - в деталях и атмосфере, как записи Аркадия Северного. Поэтому предназначаются его пластинки в основном для историков СССР времен расцвета и застоя.

09.05.1999, Григорий ШЕСТАКОВ (ЗВУКИ РУ)