ФЕСТИВАЛЬ  Море, джаз, Коктебель. Часть 2

За 7 лет Джаз Коктебель вымастился в хорошо организованный, уверенный в себе и думающий о своём зрителе фестиваль. Пусть лицо этого фестиваля по нраву не всем: кому-то, образно говоря, в этом лице нравятся глаза, кому-то – уши. Но то, что собственное лицо у Джаз Коктебеля есть – факт несомненный.

/ Окончание. Первая часть репортажа /

Вечерняя программа второго дня фестиваля Джаз Коктебель сулила меломану знакомство преимущественно с этно-фьюжновыми исполнителями. Для меня этот день был наиболее запоминающимся исключительно благодаря знакомству с группой под названием Троица (в сети этот коллектив стоит искать по запросу «этна-трыо + название группы»).

Троица, если вкратце, - это, с позволения сказать, гибрид группы Ивана Смирнова, Ва-Та-Ги и Песняров. Составляющую Песняров (высокопрофессиональный, богатырский вокал) обеспечивает Иван Кирчук, основатель и фронтмен трио: патриархального вида дядечка с окладистой бородой, во множественных аутентичных аксессуарах и аутентичной же одежде, с поразительным диапазоном (равно впечатляюще поющий и баритоном, и фальцетом) и внушительным набором этнических струнных и духовых инструментов. Аллюзии на музыку Ивана Смирнова (что в данном случае скорее комплимент, нежели упрёк) возникают благодаря игре Юрия Дмитриева, а моторный грув, который сообщает композициям барабанщик Юрий Павловский, заставляет вспоминать о перкуссионисте Ва-Та-Ги Аркадии Соколове. Впрочем, если это описание создаст у вас ощущение того, что Троица лишена оригинальности – можете об этом сравнении забыть. На самом деле имелось в виду, что Троица - это такой же must-see и must-hear, как группа Инны Желанной, как украинская Даха Браха, как проекты Сергея Старостина.

Ивана Кирчука, к слову сказать, наверное, можно назвать и «белорусским Сергеем Старостиным»: это не просто музыкант, хорошо ориентирующийся в народной стилистике и регулярно ездящий в этнографические экспедиции (что нынче уже начало входить в моду), а, натурально, один из лучших специалистов по фольклористике в своей стране. Музыкант более 14 лет заведовал отделом «Обрядовая деятельность и фольклор» в Минском училище искусств, собрал огромную коллекцию предметов народного быта,  старинной одежды, народных музыкальных инструментов, масок и т.п. Короче говоря, доверять художественному вкусу этому человеку, приспосабливающему аутентичную музыку к специфике современного слушателя и порой сообщающий фольклору роковый саунд, следует целиком и полностью: «подделок», профанаций и конъюнктуры можно не бояться.

У группы всё на своём месте, - ни одного лишнего звука, ни одного напрасного использования экзотического инструмента. Если по замыслу звучание должно быть прозрачным – у Троицы оно кристальное; если по сюжету нужна буря и натиск – музыканты покажут их по максимуму. Седой Перун-Кирчук звучит то добрым молодцем, то умудрённым старцем; зрители – кто слэмится, кто стоит с открытым ртом, кто – со слезами в глазах, но пустых взглядов, пока звучит музыка Троицы, вы не увидите. Я же поймала себя на мысли о том, что если будущее – за такой музыкой, а не за урбанистичными стилями, в число которых, в общем-то, входит и джаз, то… и Бог с ним, с джазом. «Фиг с ним, с ребёнком, спасайте мать» (с). Что же до Троицы, то группа скоро выступит и в России, на питерском фестивале Этномеханика. Не пропустите.

Совместный проект польской группы Voo Voo и украинского ска-фолк-коллектива Гайдамаки был заявлен чуть ли не самым главным эксклюзивом Джаз Коктебеля. Диск, изданный на родине Voo Voo (которых, к слову, называют великанами интеллектуальной музыки Польши), за две недели разошёлся десятитысячным тиражом. Такие цифры в Восточной Европе – хороший показатель; судя по всему, диск скоро приобретёт статус золотого. В Украине, как ни странно, альбом не продаётся вообще: по той причине, что он там не был издан. Единственным местом, где можно было купить CDс книжкой «VooVoo & Haydamaky», был, собственно, фестиваль Джаз Коктебель.

Вечером 11-го сентября зрители на протяжении нескольких часов слушали сначала сольную программу поляков, затем двойной укро-польский сет, затем сольное выступление Гайдамаков. Если последние отработали свою программу традиционно «на измор» (такой концентрации разухабистости на кубометр я не видела даже на легендарных западноукраинских свадьбах), то о совместном проекте украинсев с поляками в превосходных степенях я, к сожалению, высказаться смогу вряд ли.

Voo Voo на меня не произвели того впечатления, которое должны были бы, – если верить восторженным пресс-релизам и громким титулам. Их музыка – это рок с примесью панка, исполненный на инструментах, привычных для джазового контекста – в частности, баритон-саксофоне и «стике» (мобильном контрабасе). Песни у Voo Voo очень простые, немудрящие, даже, с позволения сказать, попсовые; правда, исполнены они с якобы драйвом и претензией на сумасшедший отрыв. Почему «якобы» и «с претензией»? Объясняю: что отрыв, что драйв должны быть как-то художественно оправданы; к отрыву и драйву слушателя неплохо бы как-то подводить, выстраивать композиционную и сюжетную линию, создавать накал, интригу какую-то. Хотя бы. Безыскусная же, заштампованная «собака», спускаемая на зрителя с бухты-барахты в промежутках между конвенциональными куплетами-припевами, введёт скорее в недоумение, чем в раж. Кроме того, трудно говорить о естественности драйва и отрыва, если текст песни считывается с листа… Впрочем, публике, кажется, понравилось. Думается, что многие из поклонников группы Аукцыон тоже были бы удовлетворены.

Что до основной художественной ценности украино-польской программы, то она, пожалуй, заключается в самой концепции проекта: «гайдамаки» по прошествии четверти тысячелетия объединились со своими «врагами» и вместе поют песни. Справка: гайдамаки - участники казацко-крестьянского восстания на Украине, боровшиеся против крепостнического и национального гнёта. Восстание сопровождалось массовой резнёй еврейского и польского населения. Если бы к проекту присоединилась какая-нибудь клезмерская группа, и вовсе было бы изящно. Кстати, фронтмен Гайдамаков Александр Ярмола не исключает и этого варианта. В целом происходившее на сцене выглядело так. Протяженное интро, состоявшее из импровизаций аккордеониста (к слову сказать, презамечательного) Ивана Леньо, известного в джазовом сообществе трубача-виртуоза Евгения Дидыка и фронтмена Voo Voo, саксофониста и вокалиста Матеуша Поспешальского, сменяется пением (необычно спокойного и одетого не в красные шаровары, а в черные брюки) Ярмолы на польском языке и Поспешальского на польском же. Песни представляют собой совместное исполнение прописанных партий. Общее настроение композиций – довольно уравновешенное. Возможно, самый смак того, что конкретно эти песни исполняются конкретно этими группами, был заложен в текстах, но польский я знаю недостаточно хорошо для того, чтобы их по достоинству оценить.

Сольный же сет Гайдамаков, как уже упоминалось выше, вышел термоядерным; впрочем, у этой группы иначе не бывает. Сравнение с западноукраинской свадьбой было приведено неслучайно: аутентичные украинцы компаниями в сотни человек могут сутками танцевать под от души сдобренные гуцульской мелизматикой «гоцочки», которые сутками же играют высококлассные музыканты. Примерно ту же музыку, только снабжённую роковыми рифами и вследствие этого отличающуюся более жёстким звучанием, без устали выливают на головы зрителей Гайдамаки. «Да они же двужильные!» - восклицали уставшие от дневных сетов на Волошинской сцене джазмены. «Это мега-профессионалы» - признавали даже те, кому музыка «для ног, а не для души» на самом-то деле и не очень нравилась. В условиях того, что летний Коктебель до отказа наполнен отдыхающими из России, толпа, отрывающаяся под украинские мелодии «на выживание», производила более чем приятное впечатление.

Белорусский фрик-кабаре-театр Серебряная свадьба, закрывший живую программу второго вечера, по мнению аудитории Джаз Коктебеля, стал бесспорным лидером фестиваля. Несмотря на весь свой скепсис и желание музыку прежде всего слушать, а не колбаситься под неё или искать в ней повод поржать, я вынуждена признать, что представление-буффонада, включавшее песни про красные трусики, пистолеты марки Беретта и пилоты-самолёты – действительно находка для опен-эйра. Впрочем, как настоящая зануда, я вполне готова принимать Серебряную Свадьбу в качестве хедлайнера фестиваля Cocktebelle Music Festival. На статус хедлайнера фестиваля Джаз Коктебель фрик-кабаре, при всём желании, пока не проходит. Почему пока? Да… мало ли - может, и и станет оно когда-нибудь белорусским Фрэнком Заппой (Frank Zappa) не только по уровню стёба, а и по уровню музыкального исполнения, - как знать.

Утром 12-го сентября, после очередного музыкального марафона, вставать было ещё сложней, чем накануне. Успеть посмотреть утреннюю сессию Nu Jazz можно было только при одном условии – совместив её с завтраком. Это хорошо ещё, что по утрам видео-операторы, отвечавшие за синхронную картинку на большом мониторе, не филонили, и всё, что происходило на сцене, можно было наблюдать на приличном расстоянии, не имея необходимости торчать непосредственно под сценой. К вечеру, к сожалению, на монитор транслировались всё больше промо-ролики спонсоров и логотипы; операторы же, очевидно, считали, что рабочий день на фестивале, как и везде, должен длиться до 18.00.

Программу открыла питерская группа Чикис: своего рода Pink Floyd-Light, психоделическая мелодекламация с небрежным вокалом. Довольно любопытно и вполне слушабельно, - если бы идеи музыкантов были реализованы попрофессиональнее, и вовсе было бы чудесно. За питерцами следовало очередное белорусское этно-фьюжн-открытие, группа Akana: три вокалистки, саксофонист и ритм-секция. С матёрой Троицей, конечно, никакого сравнения: и молодые ещё совсем ребята, и не сказать, чтобы очень уж опытные, судя по импровизациям саксофониста, и вряд ли обладающие совершенным вкусом, судя по несколько кашеобразным и лишённым свободного пространства аранжировкам, и ещё очень нуждающиеся в профессиональном росте, судя по не очень стройному трёхголосию. Но зато – поют каноном, вставляют в композиции находки a la Ян Гарбарек и в целом, в общем-то, производят впечатление скорее положительное, чем наоборот.

Вслед за очередным этно-фьюжном на сцене Nu Jazz занял место одесский джазовый десант. А именно – молодая одесская вокалистка Тамара Лукашёва и её в некотором роде наставница, украинская джазовая гранд-дама Татьяна Боева.

Тамара Лукашёва – новое имя в украинском джазе. Девушке едва за 20, а она уже успела получить две премии на престижном конкурсе молодых джазменов ДоДж Юниор и (буквально прошедшей весной) второе место на московском конкурсе джазовых вокалистов Анны Бутурлиной. Впрочем, нам ли не знать, что конкурсы – это не всегда показатель, поэтому лучше, наверное, просто сказать, что Тома – это, пожалуй, самая яркая джазовая певица своей страны на данный момент. Это не значит, конечно, что Тамаре некуда стремиться: просто девушка обладает тем набором умений и дарований, который, пожалуй, не наблюдается в подобной степени ни у кого из её соотечественниц. Природные данные, прекрасно развитый диапазон, хороший вкус, достойная джазовая подготовка, нормальное английское произношение и адекватная эмоциональная открытость. У отечественных джазовых певиц из этих параметров, как правило, отсутствует какой-нибудь один. А то и два. На большой сцене Лукашёва, днём ранее певшая стандарты в сопровождении неутомимого стейдж-бэнда, показала авторскую программу: несколько песен собственного сочинения, после исполнения которых заняла место бэк-вокалистки в группе Play.Boyev.Band, сопровождавшей Татьяну Боеву.

Татьяна Ивановна – это история отдельная. Я не знаю, каким таинственным образом у неё это получается, но эта женщина моментально располагает к себе публику. Причём не какими-то дешёвыми приёмами, заигрыванием, и даже (не бейте меня!) не сказать, что виртуозным вокалом: по крайней мере, чего-то фантастически невероятного именно в вокальном отношении в Коктебеле я не услышала. Да, глубокое контральто с хрипотцой. Да, харизматичная подача, - но всё вполне в рамках, что называется, человеческих возможностей. И всё-таки что-то эта женщина такое делает, из-за чего аудитория начинает слетать с катушек и орать «Тина Тёрнер отдыхает!». На что Татьяна Ивановна, как настоящая одесситка, невозмутимо отвечает «Не смешите мои тапочки. Тина Тёрнер НЕ отдыхает, я вас уверяю». Триумфу Боевой в Коктебеле не помешали ни слетавшие очки, ни падавшие ноты: программа из песен Джино Ванелли, Стиви Вандера и Джорджа Бенсона вызвала у зрителей реакцию, сравнимую с той, которая была бы при лицезрении непосредственно авторов этих хитов. И совершенно непонятно становится, как Лариса Долина, когда-то ученица Татьяны Ивановны,не смогла унаследовать от своей наставницы хотя бы часть того эмоционального напора, которым Боева славится. И которого российской диве так не хватает.

После сета Татьяны Боевой изо всех ног мчусь на Волошинскую сцену – там уже проходит пресс-конференция британского саксофониста Кортни Пайна (Courtney Pine). Журналисты, как обычно, задают вопросы о чём угодно, только не о музыке. Почему одет в растаманское (родители – представители раста-культуры), в какие передряги попал за время текущих гастролей (ни в какие, потому что они только начались), какие ошибки допускают журналисты (принимают за женщину – из-за имени «Кортни» - и за американца, потому что играет джаз) и так далее. Пайн – искренне дружелюбный высокий дядька с глазами навыкат, главная цель которого – выработать универсальный звук саксофона и универсальный стиль, который бы включал в себя наработки всех существующих культур. Неудивительно, что в достижении этой цели саксофонист бросается в эклектику, если не сказать пост-модернизм, изо всех сил.

После общения с самым джазовым хедлайнером вечерних программ фестиваля началась заключительная часть проекта «70 золотых стандартов». В последний день на джазовой сцене должны были работать гитаристы: Дмитрий Коваленко, о котором я уже немного рассказала в 1-й части репортажа; молодой и уже признанный в музыкантской среде, а джазовым зрителям пока не очень известный Сурен Томасян (джазофилам он мало знаком потому, что его основное его место работы – в группе украинской поп-соул певицы Гайтаны) и участник группы Night Groove Александр Павлов. Правда, из всех заявленных в программе гитаристов на Волошинскую сцену вышел один Павлов: Коваленко перед выступлением неожиданно заболел (есть подозрение, что упомянутые в первой части «генделики» сыграли свою роль), и его заменил екатеринбуржец Антон Ильенков из Free Spoken Band, тем самым нарушив стройность концепции «только украинские джазмены». Антон, которого я привыкла видеть исключительно в арт-рок-фьюжновом контексте, неожиданно мягко и прозрачно сыграл 5 стандартов на снятой с чужого плеча полуакустической джазовой гитаре (как будто бы и не он днем ранее выделывал на электрогитаре разрывные запилы). Вместо Сурена Томасяна, которого я хотела послушать целенаправленно, с подачи и по рекомендации знакомых музыкантов, выступил Денис Донцов, тоже весьма востребованный в Украине гитарист. Правда, послушать выступление его и Александра Павлова у меня не вышло: 10 золотых джазовых стандартов я выменяла на беседу с Тамарой Лукашёвой.

Тома, расскажешь о впечатлениях от поездки в Москву на конкурс Анны Бутурлиной?

Ты знаешь, я туда ехала с таким настроем… хотела, чтобы мне, так сказать, дали под задницу. Чтобы мне показали, что мне ещё расти и расти надо, двигаться, чтобы у меня появился новый стимул. А вышло так, что я, оказывается, ещё и какое-то место заняла (смеётся)

Как у тебя с концертами в Одессе? Получается ли регулярно выступать?

Понимаешь, для того, чтобы показывать высокий качественный уровень авторской программы, нужно регулярно репетировать. Причём желательно это делать с людьми, которым не нужно долго объяснять, чего ты от них хочешь, которые бы чувствовали эту музыку и могли воплотить её в реальность. А таких людей в Одессе почти нет – те, кто есть, занимаются зарабатыванием на хлеб насущный. Очень трудно делать программу с полноценным коллективом, если сомневаешься в том, что все смогут прийти на важную репетицию или поехать на гастроли, которые, может быть, не сулят большой гонорар, зато могут быть полезными группе в отношении промоушна. Поэтому мы пока играем на постоянной основе только с пианисткой Роксаной Смирновой, лидером одесской группы Азиз. Этим дуэтом мы взяли 2-ю премию на ДоДже. С Роксаной у нас полное взаимопонимание, мы просто читаем мысли друг друга.

Хватает ли тебе того образования, которое ты получила на родине?

Вообще, честно говоря, я очень многое получила благодаря занятиям даже не джазом, а академическим вокалом. Диапазон, дыхание – всё оттуда. Теперь же мне очень хотелось бы получить образование по специальности «Композиция и аранжировка», чтобы знать, как можно выражать себя посредством построения музыкального сюжета, чтобы не чувствовать себя неуверенно в этой сфере. Я чувствую, что когда сочиняю, мне многих знаний не хватает.

Мечтаю о том, чтобы поехать учиться в Израиль. Но если не получится – наверное, рассмотрю какие-то компромиссные варианты. Но продолжать обучение намерена твёрдо. А в целом… мне не хватает не столько образования, сколько, возможно, концертной практики. Когда я начинаю импровизировать, нет никакой возможности держать контакт с залом, поскольку в голове держишь огромное количество информации – размер, гармонию, которые в джазе очень непросты. А ведь хочется, чтобы зритель чувствовал, что всё это происходит ради него. Словом, стремиться есть куда.

...У многих из тех, кто вовремя пришёл на вечерний концерт Джаз Коктебеля 12-го сентября (билеты на который были самыми дорогими), закралось подозрение, что фестиваль уйдет в минус: несчастная пара сотен зрителей, разбредшаяся по нудистскому пляжу, давала все основания думать, что Кортни Пайну придется играть в камерной, интимной обстановке. Однако вышло, что те, что принял решение опоздать к началу, оказались в выигрыше: выступление каждой из групп затягивалось настолько, что последний коллектив из хедлайнеров, Tequilajazzz, вышел на 3 с половиной часа позже положенного срока!

Сначала затянулась подготовка к выходу венгерского фьюжн-коллектива. В публике, число которой возрастало с каждой минутой (вплоть до того, что к 12-ти часам ночи люди не могли найти места на пляже, чтобы сесть!) появились аниматоры-самовыдвиженцы: два залихватских парня развлекали устроившуюся на подстилках аудиторию псевдо-фокусами, пародиями на богослужения по западному образцу, призывами петь советские песни и натираться галькой. Через некоторое время за парнями пришли – но не милиционеры, а люди с телекамерами.

Тем временем настроились Djabe, в качестве основных заслуг которых упоминалась работа со Стингом (Sting), что меломанам, мягко говоря, сулило массу приятного. Впрочем, ничего сверхъестественного венгры не показали, даже напротив: играли небрежно, часто мимо нот, мимо ритмического рисунка; с устало-безрадостным выражением лица. Надо ли говорить, что ощущения полёта всё это игре не добавляло. Расшевелил толпу, разве что, басист, показавший сольный номер с само-сэмплированием, да финальный групповой номер с использованием индонезийского инструмента анклунг, - колокольчиков из бамбука.

Следующую затяжную паузу скрасило выступление победительницы конкурса «Україна має талант» (версии «Britain’s Got Talent») – песочного мультипликатора Ксении Симоновой. Когда же наконец пришло время выступления Кортни Пайна и британский богатырь ямайского происхождения вышел на сцену со впечатляющим баритон-саксофоном, народ, как по команде, встал. Первой же композицией Кортни показал, что простых решений он не ищет: в финале, на фоне риффа в карибском стиле, состоялось нечто, что конкретно меня погрузило в сладостный культурный шок. Не то, чтобы я никогда не наблюдала, как духовики используют цепное дыхание. Просто я редко вижу, что цепное дыхание становится по-настоящему сильным выразительным средством, а не попыткой продемонстрировать свои возможности. Пайн на протяжении нескольких минут – трёх или четырёх, не меньше, а это ведь время длительности полноценной композиции! – дул в баритон-саксофон; сперва поднял руку и показал один палец, словно напоминая музыкантам, сколько осталось квадратов до вступления в следующую часть пьесы, но затем показал два пальца – и вся публика сделала то же самое (зрелище потрясающее, надо сказать, на джазовых концертах такого уж точно не увидишь). А после этого Пайн показывает три пальца, и тут до меня доходит, что он считает минуты. В общем, рифф закончился, группа начала играть тему на коду, а Кортни так и доиграл свою ноту ad libitum до конца. Трудно сказать наверняка, что символизировал этот художественный приём, но пробрало знатно.

В целом же программа британского саксофониста, от которого можно было ожидать и джаза, смешанного с хип-хопом, и традиционного мейнстрима, оказалась конкретно для меня неожиданной, а для фестиваля – форматной. Буквально немного свинга в самом начале – и затем пошли карибские ритмы, рэгги, полечки и музыка «на две четверти». Нет слов – сыграно великолепно (скрипач в свои соло, кстати, вставил цитаты из «Катюши», что публику поставило на уши), но от этих «двух четвертей» рябило в ушах ещё накануне, во время выступления Гайдамаков. Поэтому по достоинству оценить программу Кортни Пайна, не контрастировавшую с основным музыкальным потоком фестиваля, представлялось весьма затруднительным. В конце сета у группы возникли серьёзные проблемы со звуком, и лидеру бэнда пришлось развлекать аудиторию самостоятельно. Народ совершал 100 прыжков во имя «дружбы Запада и Востока», пел вслед за саксофоном, орал «we like jazz» и остался, как мне кажется, полностью удовлетворённым выступлением.

Oi Va Voi, ещё одни любимцы фестивальной аудитории – британская команда, играющая, скажем так, инди-этно. Тонкий, с лёгкой хрипотцой голос худенькой и высокой афробританки, которым впору выводить мелодии в контексте транс-психодела, поёт немудрёные песни под аккомпанемент клезмерского кларнета, скрипки, трубы и ритм-секции. Британцы, начало выступления которых было назначено на 21.00, развлекали публику уже глубоко за полночь, и Tequilajazzz вышли на сцену часа в два ночи вместо половины одиннадцатого – когда я, уже измученная нарзаном музыкой на две четверти, уже ушла спать, чтобы утром успеть посмотреть на коллективы Всяк Випадок и Antonik и квартет Анатолия Герасимова.

Последний день фестиваля прошёл не без накладок. Правда, накладки обычному зрителю были не заметны; наоборот, публика услышала даже больше музыки, чем ожидала. Группе Всяк Випадок, образовавшейся из легендарного украинского коллектива Сверчковое Число и исполняющей вполне любопытный арт-рок, пришлось играть вдвое больше, чем полагалось. После них на сцену незапланированно вышел стейдж-бэнд (в котором вместо уже уехавшего в Киев Алика Фантаева за барабанами сидел Игнат Кравцов из Free Spoken Band) и Тамара Лукашёва. Импровизированная группа выдала импровизированный же сет, и, как ни странно, прозвучала даже свободнее, уверенней и эмоциональней, чем накануне, во время исполнения авторской программы Тамары. Вероятно, сыграл свою роль фактор «была не была, нечего терять».

А в это время из Симферополя мчался в Коктебель на такси Алексей Кравцов – барабанщик группы Antonik и квартета Анатолия Герасимова – самолёт которого отчего-то приземлился ровно в то время, когда ему надо было выходить на сцену. Но закончилось всё хорошо. Квартет Герасимова отыграл прекрасную программу современного джаза вместе с приглашённым клавишником из Харькова Сергеем Давыдовым и коктебельской певицей Анной Чайковской. Ради справедливости, правда, отметила бы, что «качала» и обеспечивала всё «мясо», в основном, ритм-секция квартета – уже упомянутый барабанщик Кравцов, гитарист Николай Сарабьянов и басист Евгений Ревнюк. Из них же состоит и квартет Antonik, добавивший Джаз Коктебелю 2009 современного поп-рокового звучания. Коллектив, в котором, помимо Кравцова, Сарабьянова и Ревнюка, играет гитарист Юрий Топчий, представляет собой довольно своеобразную супер-группу. Судите сами: золотая молодёжь российского джаза, которая зарабатывает себе на жизнь игрой у Земфиры, Юлии Савичевой и Лаймы Вайкуле, в свободное от джаза и эстрады время исполняет... рок. Кстати, с той музыкой, что звучит в официальных видеороликах Antonik в YouTube, живая программа не идёт ни в какое сравнение. Выхолощенный саунд клипов и то, что звучало со сцены Джаз Коктебеля, близки, как небо и земля. Если бы к Antonik присоединился какой-нибудь талантливый вокалист (Николай, честно говоря, с ролью лид-вокалиста справляется с трудом), группу можно было бы спокойно экспортировать на любой Glastonbury, Sziget и Coachella: парни играют, без преувеличений, на мировом уровне, да и песни – хитовые.

Завершился Джаз Коктебель общим джемом. Джемы на больших фестивалях, да ещё и расположенные на курортах, – сложная штука: все выступившие артисты разбредаются кто купаться, кто пить крымское вино, кто гулять по набережной, а местные музыканты, как правило, робеют. Вот и на этот раз правило сработало: из местных на сцену вышла лишь вокалистка, дочь мэра Коктебеля да саксофонист из публики. Впрочем, всё равно вышло душевно.

Если возвращаться к прологу репортажа и делать выводы, то, положа руку на сердце, я с уверенностью могу сказать: за 7 лет Джаз Коктебель вымастился в хорошо организованный, уверенный в себе и думающий о своём зрителе фестиваль. Пусть лицо этого фестиваля по нраву не всем: кому-то, образно говоря, в этом лице нравятся глаза, кому-то – уши. Но то, что собственное лицо у Джаз Коктебеля есть – факт несомненный.

25.09.2009, Татьяна БАЛАКИРСКАЯ (ЗВУКИ РУ)

Вставить эту статью в блог:
  • Послушал Троицу, на официальном сайте есть некоторые вещи http://troitsa.net/index.php?option=com_content&task=blogcategory&id=24&Itemid=45 Очень красивый фолк-рок, живьем должно звучать вообще запредельно наверное....
    Написал(a): KillerBB, 29/09/2009 13:59
ФЕСТИВАЛЬ - свежие публикации:
Звуки.ру - новости партнёров:

Детство DJ – CHAINSMOKERS Chainsmokers распотрошили фотоальбомы и собрали свои детские фото в клип »»

Новая серия Фантомаса – FANTOMAS Fantomas совершили концертный реюнион спустя 9 лет молчания. Видео »»

Юный гуманитарий – CHANCE THE RAPPER 16-летний рэпер Chance The Rapper - самый молодой артист, получивший Гуманитарную премию BET Awards »»

Все началось с мультиков – U2 Художник анимировал Боно, чтобы тот поведал о ранних годах жизни U2. »»

Я требую адвоката – BOB GELDOF Рок-музыкант и продюсер Боб Гелдоф стал доктором юридических наук »»

Модный приговор – DRAKE Дрейк написал хит для супермоделей. Видео. »»

Скажите "да" – K.M.F.D.M. KMFDM выпустили новый EP и готовят альбом »»

Бриллианты - лучшие друзья девушки – Katy PERRY Кэти Перри стала единственной исполнительницей в истории, чей сингл трижды достиг "алмазного"… »»

Мост через вечность – АКЦИЯ Звезды со всего мира записали сингл памяти жертв пожара в Лондоне. Видео. »»

Беги, Том, беги – RADIOHEAD Radiohead выложили видео на ранее не изданную песню - с погоней и паранойей. Видео. »»

Glasto-2017. День 4. Финал. – GLASTONBURY Финальный день на Гласто: Goldfrapp, Эд Ширан, London Grammar - и все, что вы хотели узнать о… »»

Sonar 2017: лучшее – ФЕСТИВАЛЬ Carl Craig, Nicolas Jaar, Suzanne Ciani и еще 7 лучших концертов Sonar 2017. »»

Drugs don't work but Richard do – ФЕСТИВАЛЬ Ahmad Tea Music Festival-2017 сохранил хорошую летнюю традицию и завершился отличным сетом Ричарда… »»

Glasto-2017. День 3 – GLASTONBURY Субботний день и его именитые гости: Foo Fighters, Solange, Kaiser Chiefs, Alt-J и другие »»

Glasto-2017. День 2, открытие – GLASTONBURY Фестиваль Glastonbury можно считать официально открытым - начали свою работу основные сцены.… »»

Glasto-2017. День 1 – GLASTONBURY Фестиваль Гластонбери начинает свою работу! Продолжаем репортаж корреспондента Звуков. »»

45 – АКВАРИУМ Легендарной российской рок-группе Аквариум исполняется 45 лет. В честь этой даты коллектив… »»

Плейлист Евгения Федорова – TEQUILAJAZZZ Накануне большого летнего концерта в столице лидер Tequilajazzz Евгений Федоров составил плейлист… »»

Из подручных средств – PORCAPIZZA Уличный музыкант из Лондона всю неделю будет радовать москвичей блюзом на гитаре, сделанной из… »»

Гласто'2017: день Zero – GLASTONBURY Стартовал фестиваль Glastonbury. Наш корреспондент рапортует с фестивальной площадки... »»

55 – Виктор ЦОЙ 5 образов Виктора Цоя, которые любит и знает вся страна: к 55-летию со дня Рождения музыканта »»

RIP – MOBB DEEP Участник Mobb Deep Prodigy умер в возрасте 42 лет »»

Без страха и упрека – Paul MCCARTNEY Сэр Пол Маккартни отмечает 75-летний юбилей. Он удостоен почетной награды из рук королевы. »»

"Мне все еще намекают, что девушка не способна справиться с электроникой!" – Dehlia DE FRANCE Delhia de France - о музыке и искусстве, трансформации тела и предубеждениях. »»

"Если вы сможете протянуть год, дальше будет только лучше" – THE WYTCHES Свежая кровь британского гаражного рока, группа The Wytches, - о гастролях в России »»

Остановите Вилли – HIM Что мы знаем о музыкальном и немузыкальном наследии группы HIM и почему нам не хочется прощаться »»

"Танцы добавляют вам 15 процентов сексуальности" – CHINAWOMAN Мишель Гуревич aka Chinawoman размышляет о скором концерте, прелести состояния неофита и правильном… »»

"Я решил возродить Ноль" – НОЛЬ Федор Чистяков возрождает "Ноль" и рассказывает об этом Звукам. »»

"Эд Ширан собирает стадионы с одной только гитарой. Это вдохновляет" – Natalie IMBRUGLIA Натали Имбрулья о "мужских" песнях, своей новой акустической программе и туре, который стартует в… »»

"Человек бежит в культуру, потому что если он остановится - его зарежут." – ШКЛОВСКИЙ Группа Шкловский представляет на Звуках свой второй альбом и рассказывает о третьем »»

Еду и пою – ИЗ ЖИЗНИ Tesla выпускает музыкальный стриминг-сервис »»

Путь домой: с планшетов на ПК – ТЕХНИКА 5 лучших музыкальных приложений, написанных для iOS и портированных на PC. Скачивайте и играйте! »»

Целлулоид: "Оставленные" – ФИЛЬМ Апокалипсис вчера, Крис Корнелл и Том Йорк - в колонке Сергея Степанова о музыке в кино и кино в… »»

10 альбомов июня – МУЗЫКА Секс, Лорд, пионер рок-н-ролла и его светлое будущее - в июньском обзоре Звуков. »»

Проверка пульса: май. – МУЗЫКА Новый альбом Bola, британский "гарейв", будущее японской электроники и другие новинки мая. »»

Те же, в профиль. – ПРАВО Расследование: как новое РАО пытается продемонстрировать изменения, не меняя сути. »»

Проверка пульса: апрель. – МУЗЫКА Clark, Arca, неожиданный поворот Boxcutter и еще пять электронных альбомов апреля. »»

10 альбомов мая – МУЗЫКА Две вечности спустя, один из Direction и новый скальп Годрича - в майском обзоре Звуков. »»

Целлулоид: "Призрак в доспехах" – ФИЛЬМ Киберпанк со Скарлетт и другие саундтреки месяца - в колонке Сергея Степанова о музыке в кино и… »»

Последний из могикан – ИЗ ЖИЗНИ Музыкальный редактор Guardian завершает 16-летнюю карьеру и делится своими мыслями о состоянии… »»

19:00 – Рахманиновское общество – Алексей СКАНАВИ Алексей СКАНАВИ »»

19:00 – Центральный Дом Журналиста – Игорь НАДЖИЕВ Игорь НАДЖИЕВ »»

19:00 – Концертный зал имени Чайковского – Большой Симфонический Оркестр им. П.И. Чайковского Большой Симфонический Оркестр им. П.И. Чайковского »»

20:00 – 16 Тонн – ТОРБА-НА-КРУЧЕ ТОРБА-НА-КРУЧЕ »»

22:30 – MOD CLUB – ФИЛЬМ ФИЛЬМ »»

Хроника28/06

1991 – Первое классическое произведение Пола Маккартни - "Ливерпульская Оратория" - впервые прозвучала в Англиканском Соборе Ливерпуля. Маккартни написал ее в соавторстве с американским композитором Карлом Дэвисом  »»

Joe "Fox" SMITH

Richard RODGERS

Adrian ROLLINI

John LEE (1952)

John MEDESKI (1965)

Mark STOERMER (1977)

Tim MCCORD (1979)

Алина ОРЛОВА (1988)

Свежая реплика

Музыкальный авант-туризмФЕСТИВАЛЬ 14/04/2017 06:08 от Bobbbog Хорошая новость про Made In China, но меня больше Xiu Xiu интересуют. ответить

Какая песня КИНО больше других актуальна для 2017 года?

Перемен

Пачка сигарет

Звезда по имени Солнце

Последний герой

Следи за собой

Закрой за мной дверь

отправить