NILS PETTER MOLVAER TRIO  Джаз после водки

Москва продолжает принимать передовых музыкантов. В пятницу скандинавское трио пронзило ДОМашнюю обстановку редким сочетанием idm и джаза.

"Друзья, простите, что заставляем вас ждать. Все уже должно начаться, но музыканты захотели выпить перед концертом по рюмке водки. У нас водки нет, а в магазине очередь". Это вступление к концерту Nils Peter Molvaer Trio очень хорошо описывает атмосферу "Дома". Здесь все свои и отношение ко всему простое и неформальное. Своих, впрочем, собирается все больше и больше - в этот день около восьми уже был аншлаг, все сидячие места заняты. Публика по сравнению с The Thing моложе и цивильнее - сегодня тут, похоже, нет металлистов-экспериментаторов, зато есть любители приджазованной электроники, коих в Москве хватает.

Где-то в половине девятого начинается само действо. Народу на сцене мало (норвежец привез в Москву трио в составе себя, барабанщика и гитариста), но по количеству производимых действий эта троица даст фору хорошему оркестру. У самого Нильса - батарея примочек для трубы плюс ноутбук с клавишами; барабанщик, помимо живой ударной установки, управляется с "электрайбом" и россыпью эффект-боксов, а у гитариста и вовсе набор такой, будто рук и ног у него не по две, а как минимум штук восемь: электрогитара, бас-гитара, ноутбук с контроллером и целый стол приборов неопределенного назначения - гитарный синтезатор, какие-то сэмплеры-луперы и прочие орудия гитариста-футуриста.

Несмотря на такой внушительный арсенал, я почему-то жду от этой компании более-менее традиционного джаза, но все оказывается совсем наоборот. Норвежцы начинают с длиннющего (минут на десять) амбиентого вступления, напоминающего FSOL "Environments" - Нильс гораздо больше копошится в ноутбуке, нежели дует в трубу, и даже когда берется за любимый инструмент, эффекты размазывают звук так, что узнать за этим трубу не так и просто. Мало-помалу из пустоты вылезает электронный ритм, но это не привычные для пластинок Мольвэра вариации на тему джангла, а самый настоящий IDM. Барабанщик выступает в роли скорее второстепенной - позвякивает железом, шумит щеточками и то и дело гулко ухает бочкой, но грува не создает.

Дальше скандинавы съезжают в семидесятые и выдают нечто, напоминающее не то фьюжн, не то психоделик-рок - (гитары с квакушками, солирующая труба и вполне отчетливая ритмика), но от обитающих где-то неподалеку Red Snapper их отличает диаметрально противоположное видение ритма. Если у Snapper главная задача - раскачать и не отпускать, то Molvaer и компания, наоборот задались целью ни в коем случае не раскачивать. Это музыка для ума - стоит оформиться груву, как музыканты немедленно начинают рвать ритм и сдвигать сильные доли. Играют северяне молча и пауз между вещами не делают, в результате аплодисменты иногда глушат финалы вещей - на недостаток отклика со стороны публики жаловаться не приходится.

Поговорить с публикой Мольвэр решается только минут через сорок пять. "Я по-русски знаю всего три слова - "спасибо", "да" и "на здоровье", поэтому придется по-английски, надеюсь, вы поймете. Нам очень приятно здесь играть, а это мои музыканты:". Нильс представляет группу - что и говорить, помощники у него занятные. Барабанщик - очень сосредоточенный и сравнительно молодой, гитарист (Eivind Aarset) - такой типичный скандинав - длинноволосый, с немного грубоватым, но открытым лицом. Играет он, сидя, то и дело, меняя гитару на бас, и регулярно отвлекаясь на возню с электроникой. Прогулки по стилям продолжаются - чуточку востока, из которого затем вырастает самый натуральный афро-джаз в духе Steve Reid Ensemble. А дальше - снова эксперименты и электроника. В одном из треков барабанщик пересаживается за драм-машину, выдавая что-то электрообразное, а полуамбиентный трек с прибранным на задний план заковыристым электронным ритмом вдруг напоминает выступавшую в Москве день назад Funckarma. И, что самое удивительное, никаких ECM-стандартов. Электроники в этом коктейле едва ли не больше, чем джаза. В общем, та самая "идеальная музыка" - сложно, разнообразно, местами экспериментально, но без малейшей авангардной резкости. Ну и музыкальное зрелище (то есть люди, играющие на инструментах) - выше всяких похвал. Посмотрев на то, какой объем работы делают на концерте эти тихие норвежцы, девяносто процентов звезд от электроники должны просто постыдиться выходить на сцену.

Отыграв вместе с бисом ровно полтора часа, довольные скандинавы удаляются, а не менее довольная публика отправляется к сцене разглядывать гору аппаратуры и обмениваться впечатлениями.

28.04.2008, Ник ЗАВРИЕВ (ЗВУКИ РУ)