ТВ  Слово из одной буквы. Начинается и кончается на "а"

C точки зрения музыки наше телевидение напоминает что-то среднее между Каракумской пустыней и картиной Репина "Чаепитие в Помпеях"

C точки зрения музыки наше телевидение напоминает что-то среднее между Каракумской пустыней и картиной Репина "Чаепитие в Помпеях". Часто радуют Бутман с "Джазофренией", и Дибров с "Антропологией", но широкая публика иногда пугается самих названий, и вообще программы это молодые.

На прошлой же неделе был редкий случай, когда в список музыкальных сенсаций на равных встала сугубо телевизионная новость: возродилась "Программа "А", в течение десяти лет бывшая форпостом, оплотом и бункером рок-поколения, а затем бездарно и беспардонно закрытая лесинско-акоповской мафией, которая смотрит на телевидение сквозь амбразуру пивного ларька, - по их мнению, ценно лишь то, на что можно повесить ценник. Когда закрывали "Программу А", воровство на РТР достигало такого уровня, что даже детские программы, прежде чем снимать детские же мероприятия, предупреждали воспитательниц и пионервожатых: за аренду телекамер будете платить вы. Не брезговали и тупыми взятками по сто долларов. (В свое время нам удалось опубликовать расценки на эти "услуги" в "Новой газете", так вот не оспорил их до сих пор никто). А "Программа "А" с музыкантов денег не брала, и в творчестве пыталась исходить из профессиональных критериев, хотя при чудовищном давлении начальства и давала иногда слабинку с точки зрения вкуса и выбора героев передач.

В прошлый вторник в эфир вышла возрожденная, почти безукоризненная программа, в которой творческая команда все так же расслабленно-бородатого Антипова и невидимого Шестакова проделала свой излюбленный трюк - при очевидно скудном бюджете делала настоящее музыкальное телевидение, с умным монтажом (вовремя возникшая оголтелая Агузарова и др.), своевременными цитатами (Батька-Шевчук за 30 секунд навсегда закрыл тему Земфиры), стремлением открыть новые имена (наконец-то страна увидела "Ночных снайперов"), ориентацией на live (на экран прорвался не благодушно-добродушный "Чайф", а нервная, злая и мощная концертная группа русского Спрингстина-Шахрина). Программа вмешивается в процесс и бескорыстно помогает музыкантам - вернувшийся из Америки Саша Царовцев, знакомый ветеранам по ранним годам питерского рок-клуба, тут же получил эфир, как раз вовремя напомнив о себе новым клипом на старую песню "Я иду по листопаду". Признаюсь честно - многовато в программе было интервью с Земфирой, у которой дома, видимо, перебои с душем, или мылом, - но было бы глупо к премьерному эфиру предъявлять слишком подробные претензии. Понятно, что вновь, подобно бабе копра, над программой висит начальство с рейтингом наперевес. Так что желаю коллегам смелости, и еще раз смелости. Потому что хорошее дело можно угробить не только с помощью начальства, но и самостоятельно.

P.S. Программа выходит 2 раза в месяц ночью со вторника на среду

04.12.1999, (ЗВУКИ РУ)