СУРГАНОВА И ОРКЕСТР  Торжество инерции

Несмотря на исполнение свежего материала группе так и не удалось заставить свою музыку зазвучать по-новому. Для всеядных же поклонников настоящим шоком стала песня "Ленинград", посвященная Алле Пугачевой.

Пять лет - хоть и половинчатый, но юбилейчик, который можно было бы отпраздновать помасштабнее. Но фанаты, видимо, так избалованы частыми выступлениями кумира, что небольшой зал был наполнен только преданными поклонницами, которые и осуществляли "шоу". Это вообще становится среди некоторых исполнителей доброй традицией: зачем тратить время и силы на пиротехнику, блестки, хрустящие цветочки, летящие из партера, шарики, взмывающие в небо, перчатки с сердечками, если подобное с тем же успехом могут сотворить и фанаты? Правда, немножко мусорно, да и внимание со сцены невольно все время уходит в зал.

Так, на фанатов поворчали. Надо еще не забыть парочку едких замечаний насчет звука, ведь в песнях Светланы Сургановой довольно важен текст, но в этот раз слова можно было угадать только в песнях, известных наизусть. Человеку, впервые услышавшему Сурганову и оркестр 19 апреля в СДК МАИ, пришлось бы с трудом доказывать, что вот этот душераздирающий вой, на самом деле, голос чудесной силы и чистоты.

Новый материал полон неожиданных ходов. Так, песне "Цветы и звезды" предшествовала джазовая импровизация, а проигрыш прошел в ритме латиноамериканской румбы. "Семь городов" лаконично сочетают джайв с кабаре. А вот старые, "классические" песни просто закостенели в когда-то созданном исполнении. На песне "В небе полном звезд" глаза перкуссиониста пугающе стекленеют, и все свои чудо-инструменты он перебирает в четко заданной последовательности без малейшей капли интереса к песне.

На середине концерта оркестр покинул сцену, оставив первоначальный дуэт Сургановой и Валерия Тхая. Светлана сразу предупредила о длинном инструментале. Восторг, написанный на ее лице во время исполнения, и тон, которым был объявлен эксперимент, говорили об одном: Светлана соскучилась по своей скрипичной деятельности и этого момента она ждала весь концерт. Этот номер был отдохновением души: мелодика Эннио Морриконе переплелась с приемами в духе Ванессы Мэй. Поклонницы внимали с удовольствием, вздыхали и переминались с ноги на ногу, ожидая хитов.

Однако затишье, как известно, следует перед бурей. Следом был исполнен "Ленинград", которым некоторые были потрясены, ведь эта песня по сути своеобразное пожелание здоровья Алле Борисовне Пугачевой. Как ни прискорбно, имя "женщины, которая поет" не вызывает у молодой публики ничего, кроме шока, и никакие прошлые заслуги и достижения не могут простить нынешнего вип-трэш статуса. Впоследствии зажигательный французский шансон, в который была облечена старинная песня на стихи Осипа Мандельштама, спас положение.

Бисы публика выпросила неожиданно легко. И если в основной части концерта новая программа "Соль" явственно ощущалась и в новых, еще не записанных песнях, и в подаче старого, то бисы дополнили то, "без чего не уйти". Были исполнены классические "Была мечта", "Февральский ветер" с турецкими мотивами, "Ты" и "Мураками" .

Отношения между музыкантами нежные и теплые, зал отзывчив и внимателен, где надо аплодируют и подпевают, где надо, выбрасывают руки в небо, а, тем не менее, скучновато. Потому что, все-идет-как-по-маслу и нет пресловутого концертного обмена энергиями. Немного развлек хардрок, разбивший "Весну", а все равно чего-то не хватает. Уравновешенная Сурганова не создает драматизма, ее вечная широкая улыбка, предсказуемое исполнение знакомых и - страшно сказать - незнакомых композиций. Все-таки песни с лирическим звучанием и внутренним сломом, такие как "Ангел седой", требуют чего-то большего, чем веселая группа и стиль кабаре.

21.04.2008, Ася ГРИДНЕВА (ЗВУКИ РУ)