VAN DER GRAAF GENERATOR  Тройной. Мужской.

Накануне московского концерта теперь уже трио Van Der Graaf Generator позвонило в Москву, чтобы рассказать Звукам.Ru о том, в каком темпе все участники группы собираются работать, почему ушел саксофонист и как они теперь относятся к совместной работе. Все мэтры отвечали на наши вопросы очень по-разному. Получилось местами забавно.

Накануне московского концерта теперь уже трио Van Der Graaf Generator позвонило в Москву, чтобы рассказать Звукам.Ru о том, в каком темпе все участники группы собираются работать, почему ушел саксофонист и как они теперь относятся к совместной работе. Питер Хэммилл (Peter Hammill), Гай Эванс (Guy Evans) и Хью Бэнтон (Hugh Banton)отвечали на наши вопросы очень по-разному. Получилось неоднозначно и местами забавно.

Звуки.Ru - Вы в курсе, что обложка вашего альбома "Present" особенно близка жителям постсоветского пространства, поскольку напоминает им известный портрет Маркса, Ленина и Энгельса?
Хэммилл (смеется) - Вот уж не думал. Этот аспект я как-то не учел.
Бэнтон - О, нет, я не знал об этом.
Эванс - Дизайн был придуман не нами. Вообще же она как раз отсылает к внутреннему миру каждого человека, независимо от того, кем он является - монстром или героем.

Звуки.Ru - Что вы делали те 26 лет, пока вы все не функционировали как группа?
Хэммилл - Я записал уйму сольных альбомов
Бэнтон - Я делал музыкальные инструменты, в частности церковные органы. Я занимаюсь этим с 1977 года, и это до сих пор моя основная работа. Мы довольно редко выступаем, чаще записываемся, так что мне удается поровну распределять время.

Звуки.Ru - Вы собираете впредь поддерживать тот ритм, который держали раньше?
Эванс - Все получается само собой и зависит от количества нашей энергии. Когда мы записывали наш последний альбом, мы даже не собирались этого делать, то есть, изначально мы просто собрались, чтобы поэкспериментировать со звуком, посмотреть, как мы будем играть дальше. И в итоге записали столько композиций, что получилась целая пластинка. Сложность работы заключается в том, что не всегда удается складно сопоставить наши графики и уладить все вовремя. И, если все складывается отлично, стараемся не упускать момент.
Хэммилл - На самом деле, в этот раз мы притормозили, раньше все происходило гораздо быстрее. Мы могли бы выпустить следующий альбом буквально через месяц после предыдущего, но у нас не набралось достаточно интересного материала. Как ни странно, у нас пока нет планов относительно записи следующей пластинки - имеющийся материал еще очень сырой. Пока мы думаем только о предстоящих турах.
Бэнтон - Да, если сможем. Раз смогли Rolling Stones, то почему бы и нам не попробовать?

Звуки.Ru - В этот раз вы приезжаете без Дэвида Джексона (David Jackson). Он покинул группу?
Хэммилл - Да, это было обоюдное решение. Наши пути просто разошлись. Конечно, это не было безболезненным. Потому что мы работали с ним в семидесятых и нулевых. Теперь, если честно, мы смотрим вперед, а не назад.
Бэнтон - Я думаю, ему просто было трудно совмещать работу в группе и вне ее. Было тяжело, но мы спокойно отнеслись к его уходу. Теперь мы можем найти новое звучание, иначе строить работу в студии и на концерте.

Звуки.Ru - Насколько смена состава влияет на концертную программу и работу в студии?
Бэнсон - В данный момент мы играем новый материал, потому что хотим его играть. В процентом соотношении старое и новое составляет половину на половину.

Звуки.Ru - Что означает понятие Trisector?
Хэммилл - Это способ деления угла на три равные части, не самый точный, впрочем. Но для нас это значит баланс между нами тремя. Мы одинаково вкладываемся в работу, одинаково радуемся ей, одинаково делим ответственность.

Звуки.Ru - Как по-вашему, это новый период в жизни группы или продолжение старого?
Эванс - Сейчас у нас в любом случае больше опыта, мы лучше управляем процессом, умеем подстраиваться. Конечно, это новый период. Это совсем не символическое воссоединение. В данный момент мы играем в основном новые песни.
Хэммилл - Это новый период, и более энергичный, чем раньше. Не стану говорить, что он будет длиться вечно - у каждого члена команды есть свои проекты, но сейчас у нас гораздо больше средств для решения творческих задач, чем раньше.
Бэнтон - Новый, и мы очень этому рады. В 2005 году мы действительно оглядывались назад и сочиняли музыку, которую привыкли сочинять много лет назад. Сейчас же мы смотрим только вперед.

Звуки.Ru - У вас очень личные и меланхоличные тексты. С каким поэтом вы могли бы себя сравнить, если таковой существует?
Хэммилл - Я бы не стал отделять свои тексты от музыки, они неразрывно связаны. Да, иногда они меланхоличны, но иногда в них есть и юмор. Я не хочу соотносить себя ни с одним поэтом или поэтическим направлением.

Звуки.Ru - У Van Der Graaf Generator есть свое поколение (игра слов generator-generation - прим.)?
Эванс - Оно неоднородно. Нас слушают и те, кто бы нашими поклонниками еще в 70-е, и те, кого тогда еще не было на свете. И первые росли на совершенно другой музыке. Но всех нельзя назвать обычными людьми с обывательскими вкусами.
Хэмилл (смеется) - Пусть это будет следующее поколение.
Бэнтон - Даже не знаю. На концертах очень приятно видеть молодых людей рядом с теми, кто приходил послушать нас тридцать лет назад.

Звуки.Ru - Ваш последний альбом начинается с 4-минутного инструментального проигрыша. Вам не кажется, что это несколько старомодно?
Эванс - Да, скорее всего. Это было своего рода шуткой, такой 'штормовой' инструментал. Нам это всегда было интересно, на самом деле. Вот так все и получилось.
Хэммилл - Да, это так. Мы таким образом выразили свою принадлежность к тем, кто вырос в 60-е и соединили прошлое с настоящим.
Бэнтон - Почему бы нет (усмехается)? Мы просто хотели вставить этот кусок в альбом, но не знали, куда именно, и, в конце концов, решили, что чем раньше он прозвучит, тем лучше.

Звуки.Ru - Вы можете себе представить, что когда-нибудь запишете поп-альбом или, по крайней мере, нечто более простое, чем сейчас.
Эванс - На последнем альбоме есть простые вещи. То есть, это вполне возможно, но не так чтобы осознанно, и все равно это будет с подтекстом.

Звуки.Ru - Если молодые слушатели определят вас как эмо, вы с этим согласитесь?
Эванс (смеется) - Довольно странное будет определение. Не могу сказать точно, верно или неверно, но наши песни касаются глобальных проблемах человеческой жизни. Главное, чтобы за эмоциями слушатели видели еще и человека.
Хэммилл - Я рад, если молодые будут вообще меня слушать. И не важно, как они меня там определят. Как бы ни было, я в любом случае буду продолжать работать, просто ради самой работы.
Бэнтон - Почему бы нет? У меня двое сыновей, одному 26, другому 28 лет, иногда они приходят со своими друзьями на нас посмотреть. Думаю, это прекрасно.

Звуки.Ru - Ваши композиции имеют сложную структуру, вы по-прежнему предпочитаете "строить" мелодию?
Эванс - Так получилось, что "Trisector" стал для нас полем для экспериментов по части новых музыкальных приспособлений. В итоге, после воплощения идей всех участников группы у нас получилась довольно странная музыка. Мы стали записывать композиции продолжительностью менее пяти минут, и я думаю, что дальше они будут еще короче.
Хэммилл - Да, это так. Нам сложнее играть что-то простое, нежели сложное, это требует серьезной концентрации. В данный момент мы пытаемся переигрывать наши старые вещи и стараемся каждый раз исполнить их по-разному.
Бэнтон - Да, композиции у нас сложные, особенно для запоминания (короткий смешок). В принципе, мы способны сочинить что-нибудь попроще, но легкие пути нас, видимо, не привлекают. Возможно, нам скоро придется записывать ноты на бумагу специально перед выступлениями, а то Питу приходится тяжеловато. Да и у меня память с возрастом не улучшается.

Звуки.Ru - Вы играли со многими другими музыкантами вне рамок VDGG, но все-таки воссоединились. Значит ли это, что работа друг с другом была самой лучшей за всю вашу карьеру?
Эванс - Не могу сказать, кто был лучше или хуже. Если говорить о моем опыте вне VDGG, то самой интересной была работа с Echo City. Мы очень здорово экспериментировали и вообще отлично провели время.
Хэммилл - Я с теплотой вспоминаю о работе со многими музыкантами и буду рад сотрудничать с ними и в будущем. Наша группа имеет за плечами свою историю, у нас определенные отношения внутри коллектива, и здесь я лишь один из участников - это делает разницу огромной.

Звуки.Ru - Каково вам работать с Хэммиллом, учитывая его специфическую лирику и разнообразие его интересов?
Эванс - Он очень мощная творческая единица, у него всегда много идей. Несмотря на то, что он не профессиональный музыкант, он заряжает нас энергией для работы, у него есть видение того, что должно быть центром каждой композиции. И он достаточно доверяет музыкантам для того, чтобы проект воплотился в том виде, в котором он был задуман. Иногда он дает нам незаконченные песни, который мы или интерпретируем по-своему, или берем за основу. Но в нынешнем составе мы все вносим свои идеи в процессе записи, постоянно меняем звучание композиций, и к каждой из этих промежуточных форм Хэммилл сочиняет свой текст.
Бэнтон - Он очень гибкий. Использует практически любую музыку, которую я ему предлагаю и, в то же время, все время подкидывает свои идеи. Всегда получается многосторонний процесс. И у него всегда великолепные тексты.

19.04.2008, Екатерина КАРИНИНА (ЗВУКИ РУ)