CURRENT 93  Два дня огня

Двухдневный марафон дарк-фолкеров в "Икре" настолько потряс нашего корреспондента, что репортаж мы публикуем лишь спустя неделю после первого сета группы Дэвида Тибета. Попытка прикоснутся словами к метафизике случившегося далее.

День первый. 11 апреля: Current 93 feat. Hush Arbors.
Изначально планировалось, что в этот день перед Current 93 выступит специальный гость - известная американская рок-певица Рикки Ли Джонс (Rickie Lee Jones). К сожалению, в Москву она прилететь не смогла, оставив зрителей без меланхолично-спокойного панк-рока. А ведь некоторым из них не терпелось послушать ее новые песни: последний альбом Рикки "The Sermon On Exposition Boulevard" вышел в прошлом году. Заменить заслуженную артистку был призван Hush Arbors - психоделичный фолковый проект молодого американского гитариста Кейта Вуда (Keith Wood), участника психоделик-фолк группы Six Organs Of Admittance. Однако перед выходом Кейта случился сюрприз - на сцене появился московский поэт Вера Сажина с баяном. Неосведомленные зрители сразу насторожились, увидев странную тетеньку в пестрых одеждах. Вера Сажина - это сочетание глубокого медленного затягивающего вокала и заторможенной меланхоличной игры на баяне: Вера на нем почти не играла, просто вяло растягивала меха, иногда осторожно переставляя пальчики. Плюс, конечно, необычные тексты, которые с голоса становятся совсем странными и переливаются в нем как разноцветные рыбы. Что интересно: Сажина всерьез увлекается тувинским шаманизмом, так что ее выступление - это вовсе не дурачество, как показалось некоторым зрителям. А я пожалел, что ей не хватает музыкальной мощи. Ей бы в помощники какого-нибудь лихого аккордеониста или баяниста, чтобы рвал и метал как Киммо Похьонен (Kimmo Pohjonen) или Владимир Ойдупаа Ойун - и цены бы ей не было. Последнего, кстати, рекомендую к прослушиванию - невероятный апокалиптичный тувинец.
Перед тем, как покинуть сцену, Вера сообщила о своем грядущем выступлении: 19 апреля, в субботу, в КЦ Дом, в рамках музыкального фестиваля с дивным названием "Царевны подвалов".

После психо-фолка от Веры Сажиной можно было передохнуть и поскучать - на сцену выбрался небритый и растрепанный, как зимний воробей, Кейт Вуд. Время от времени прикладываясь к стакану с жидкостью, похожей на коньяк, он пел приятным, но вполне стандартным инди-голосом и бренчал на электрогитаре. В одиночку, без своих товарищей по Hush Arbors, Кейт звучал сонно и неубедительно. Не такая музыка должна предварять выступление Current 93, не такая.

Затем, после небольшой паузы, началось: зал погрузился во тьму, а из динамиков понеслась звуковая атака - нарастающие до звона в ушах звуки какого-то бодренького поп-фолка и шум конских копыт. Шум был на грани невыносимого, а в это время по сцене крались к своим местам музыканты. Признаюсь, я был обескуражен, когда увидел на темной сцене нелепую полную женщину, и даже подумал: "А это что еще за кухарка?" . Но, когда сцена осветилась, я пожалел о своих мыслях, - это оказалась замечательная Бэби Ди (Baby Dee) - рыжеволосая американская пианистка и арфистка. Последним на сцену поднялся лидер Current 93 Дэвид Тибет (David Tibet), но не один, а в компании с православным священником. Эту выходку Тибета можно воспринимать по-разному. С одной стороны она кажется естественной, так как Тибет - человек, в итоге пришедший к христианству, несмотря на увлечение кроулианством и оккультизмом в прошлом. Приглашение на сцену священника выглядело попыткой превратить зал в храм на время концерта, в священное место. С другой стороны - из зала это смотрелось как элемент шоу, т.е. нелепо.

Главной особенностью этого концерта стал расширенный до восьми человек состав группы. Вокал, скрипка, клавиши, виолончель, барабаны, бас и две электрогитары, на одной из которых играл все тот же Кейт Вуд. При таком количестве инструментов звучание группы претерпело изменение, сгустилось, насытилось и превратилось из дарк-фолка в дарк-фолк-рок и даже прог. Некоторые поклонники группы оказались не готовы к отклонению в сторону рока (и позднее высказывали свое недовольство в блогах). Кто-то из зала настойчиво просил, чтобы группа сыграла "A Song For Douglas After He's Dead" - вкрадчиво-нервную балладу с классического альбома группы "Thunder Perfect Mind" (1992), для исполнения которой достаточно акустической гитары и скрипки. А кто-то другой настойчиво звал Бэби Ди, видимо, желая насладиться ее бодрым фрик-фолк кабаре, а не мрачными изысканиями Тибета. Последний, впрочем, был больше похож на поэта и доброго волшебника с усталым и внимательным взглядом. Он двигался в самом центре музыки: то плавно плавал по сцене, то дергался как марионетка, а возле его ног, у сцены, колыхалась странная парочка - парень и девушка. Они тянули руки к Тибету и бились о сцену, как утопающие в шторм. Видно, очень хотели спастись и искали спасения в музыке, а музыка тем временем напоминала тяжелого великана спускающегося по ступенькам - нарастающей тяжестью и напряжением. В таком ключе и прошел весь концерт, а под конец Тибет склонился над залом, поцеловался с несколькими слушательницами, перекрестился и улизнул, оставив остальных музыкантов доигрывать песню.
В этом было что-то особенное, когда семь музыкантов, расположившихся полукругом, играли, глядя не в зал, а в опустевший центр сцены - как будто они продолжали играть не для зрителя, а для каких-то невидимых высших сил, спустившихся в этот миг на сцену. На бис группа исполнила "Oh, Coal Black Smith", которая на этом концерте превратилась из нервного фолка в мощный рок-боевик. Зал вздрогнул и забился как большое сердце.

День второй. 12 апреля: Current 93 feat. Baby Dee.
Этот день также открывала Вера Сажина, но ее второе выступление не сильно отличалось от первого, так что рассказывать о нем смысла не имеет. Вторым участником разогрева стала обещанная Бэби Ди. Поначалу к ней присоединился лишь один участник предыдущего концерта - американский виолончелист Джон Контрерас (John Contreras) с невозмутимым лицом (даже в самые бурные моменты обоих концертов он был как стоик). Вместе они сыграли одну песню. На второй песне к ним подсел молодой рыжеволосый барабанщик, чем-то похожий на юношу из фильма Ларри Кларка "Кен Парк" (того, который застрелился в самом начале). От песне к песне музыкантов прибывало и, наконец, наступила кульминация - Бэби Ди спела две лучшие песни со своего последнего альбома "Safe Inside The Day" (2008). Во время "Earlie King" и "Only Bones That Show" эта уже немолодая и грузная женщина почти парила над клавишами, воздевала глаза к потолку, играя так, словно это был последний концерт в жизни. После такой экспрессии я подумал, что Тибету необязательно выходить на сцену - Ди и без него найдет, чем занять публику.

Но Тибет вышел и вновь со священником, который всех благословил, после чего и начался концерт Current 93. Тем временем стало заметно, что в C93 приятное пополнение состава - на сцене, за большим пультом, появился известный британский электронщик-экспериментатор Эндрю Лайлз (Andrew Liles), в разное время работавший с Эдвардом Ка-Спелом (Edward Ka-Spel) и группами Faust и Nurse With Wound - значительными величинами в неопсиходелии, краут-роке и индастриале соответственно. Таким образом количество музыкантов достигло девяти человек, а выступление, благодаря Лайлзу, приобрело суровую нойзовую оболочку. Туман, состоявший из тяжелых звуков, накрыл зал, и слушатели застыли, словно "под свинцовым одеялом". Партии скрипки и виолончели на теле этой музыки звучали как раны.
Музыканты намеренно играли другой концерт, из более старого материала, тяготеющего к нойзу и индастриалу. Так что, тем, кто посетил оба концерта, был обеспечен контрастный душ. Тибет в этот день выглядел более тревожным и несчастным и не общался со зрителями, но белую розу, которую ему протянули из зала, принял и поднес к лицу. А на бис группа исполнила две песни, но, к сожалению, среди них вновь не оказалось "A Song For Douglas After He's Dead">. Сначала Тибет исполнил "Sleep Has His House" - длинную и трагичную балладу, написанную в память о его отце. Во время ее исполнения Тибет чуть ли не плакал и казался заметно потускневшим. Завершился концерт кипящей и параноидальной "Black Ships Ate The Sky". Этой песней музыканты разворошили зал огромной невидимой кочергой, оглушили, смяли и ушли.

После такой изматывающей концовки надежды на второй бис не осталось, поэтому все начали расходиться. Я шел домой тихими ночными улицами и чутко реагировал на каждый неожиданный шум - все они казались заблудившимися звуками, убежавшими из индустриально-нойзовых полотен раннего Current 93. Шныряют по ночным улицам, как тараканы.

18.04.2008, Денис КРЮКОВ (ЗВУКИ РУ)