MURCOF  Человек из Тихуаны

Многих, даже весьма искушенных в музыке господ, концерт мексиканского электронщика поразил настолько, что после очевидцы выступления иначе как волшебников Фернандо Корону и его помощника-пианиста Франческо Тристано не воспринимали.

Мексиканец Фернандо Корона (Fernando Corona), выступающий под именем Murcof, - фигура в звуковом искусстве столь значительная, что влияние его творчества на развитие современной музыки, пожалуй, только предстоит осознать. Он родился в 1970 году в Тихуане и его развитие как музыканта прошло множество этапов - от акустического рока до экспериментальной электроники. Он занимался продюсированием местных тихуанских рок-групп, писал саундтреки к фильмам и видеоиграм, делал ремиксы на произведения известных музыкантов (например, неверных академистов Kronos Quartet или джазового подвижника Майлза Дэвиса (Miles Davis). В начале нулевых он совместил свой интерес к европейской неоклассике (Арво Пярт, Хенрык Гурецки) с опытом создания электронной музыки (Корона был одним из участников тихуанского арт-объединения Nortec Collective, совмещавшего в своем творчестве электронную музыку и видеоарт). После выхода альбома "Cosmos" (2007) Корона, перебравшийся из Тихуаны в Барселону поближе к европейским концертным площадкам, начал активную концертную деятельность, и, по приглашению культурного центра "ДОМ", посетил и Москву.

Помимо самого Фернандо Короны - скромного низкорослого дяденьки с густой черной бородой - вышел также Франческо Тристано (Francesko Tristano), 27-летний пианист из Люксембурга, участник множества конкурсов и фестивалей фортепьянного искусства, исполнитель Баха, Равеля и Прокофьева. Тристано также известен и как композитор-минималист - в 2007 он записал альбом "Not For Piano", причем продюсером (и со-автором одной из композиций) выступил как раз Корона.

Заняв свои места (Тристано за роялем, а Фернандо за столом с лэптопом и множеством синтезаторов, секвенсеров и прочих электронных приспособлений), музыканты выдержали долгую паузу, после которой из порталов стала постепенно вырастать пульсирующая тишина, в какой-то момент взорвавшаяся атональным фортепианным аккордом. Подхватив этот звук, электронные приспособления превратили его в новое наслоение обертонов, на которое через определенный промежуток времени Тристано опустил еще один мощный аккорд. Так, подобно чешуе, ноты, казавшиеся случайными, слоями ложились на плотную основу из отголосков самих себя, и к концу уже первого получаса выступления большая часть зала пребывала в состоянии глубокой музыкальной медитации.

Основная часть публики была достаточно молода, но, без сомнения, подготовлена - например, только на сайте last.fm в качестве посетителей мероприятия отметилось около 50 человек. ДОМ был полон и, очевидно, не случайными людьми. Впрочем, и среди них попадались персонажи, желавшие услышать скорее глитч и idm, чем эмбиент, но и они получили свое, когда Murcof запустил рваный бит в духе самых бодрых вещей с альбома "Martes". Впрочем, происходившее на сцене было скорее не исполнением отдельных треков, а цельной музыкальной мистерией, и звучавшие порой громовые аплодисменты даже мешали процессу - сам Murcof, скупой на эмоции, один раз попытался предостерегающим жестом успокоить восхищенную публику.
А восхищаться было чем - Тристано использовал все возможности своего инструмента, в том числе перкуссионные (и тут нельзя не вспомнить выступавшего в ДОМе же фри джазового пианиста Ника Барча). В некоторых композициях рояль, по меткому выражению одного из блоггеров-очевидцев, "будто бился о стену мощного шума", неожиданного выраставшего из, казалось бы, едва заметного, но назойливого фона. Мощнейшая финальная вещь напомнила своей фортепианной партией самые яркие моменты из европейских импровизационных концертов другого джазового пианиста и композитора Кейта Джарретта.

После, стоя за кулисами, Murcof, выглядели абсолютно спокойными, какими были и на сцене, когда находились в самом эпицентре созданного ими звукового смерча. Теперь Фернандо Корону, как и Франческо Тристано, получалось воспринимать не как музыкантов, но как волшебников (именно так и назвала их одна из зрительниц, пробравшаяся за кулисы с целью получить автограф) - происшедшее на сцене было скорее путешествием в будущее музыки или за грани известной нам музыкальной Вселенной. Именно об этом говорит сам Фернандо, описывая свой альбом "Cosmos": "Он вдохновлен тем удивительным ощущением радости и смирения перед некоей большой тайной, когда темной ночью, где-нибудь вдали от городских огней, рассматриваешь звёздное небо - и понимаешь, что вне созданного человеком мира - бесконечная Вселенная; и как мал человек по сравнению с ней".

17.03.2008, Георгий МАНАЕВ (ЗВУКИ РУ)