Alice COOPER  Маленькая злая рок-н-ролльная банда и самый непьющий из всех мужиков

Со времен последнего приезда к нам Alice Cooper звучание группы сильно изменилось. По словам главаря банды, программа видоизменяется с каждым шоу, чтобы не возникало эффекта а-ля "День Сурка". И только любовь публики к инфернальному бунтарю неизменна

Alice Cooper прибыли в Москву в третий раз. Перед концертом лидер и основатель группы собирался пробежаться по столичным магазинам: по его словам каждый из родственников и знакомых просил его привезти из России какой-нибудь подарок на Рождество. "В Москве стало больше энергетики. Город ожил", - эти его слова каждый второй журналист наверняка воспринял, как запоздалый ответ на вопрос булгаковского Воланда: изменились ли горожане внутренне? Между тем на пресс-конференции присутствовал все-таки не столько инфернальный бунтарь Элис Купер, сколько хороший американский мужик Винсент Фурнье (Vincent Damon Furnier). "Элис не дает интервю. Персонаж - это персонаж, и место ему только на сцене". Винсент просто хорошо помнит о всех проделках коллективного духа группы. Но не особенно интересуется, что там соорудила из его хита "Poison" Тарья, бывшая вокалистка финского ВИА Ночная Нужда. Совсем ничего не слышал о том, что герой молодёжного пауэр-метал Тобиас Заммет хотел бы слышать его голос в третей части метал-оперы "Avantasia". И уж тем более ничего не знает о поставленной в разогрев команде Барса - кроме того, что она существует.

А жаль. Ибо с разогревом в России Alice Cooper и без того хронически не везет. Впрочем, о Барса большая часть московской публики узнала только из куперовских концертных афиш.

Группа Барса воспользовалась участием в концерте Alice Cooper для раскрутки собственного альбома, раздав промо-копии оного всем пришедшим на концерт журналистам. С обложек глядели пятеро помятых жизнью перцев, один из которых, Сергей Охрименко, когда-то играл на басу в смешной КТР-овской группе Железный Поток. Музыка "барсиков" в лучших проявлениях напоминает форматное американское нытье в духе Linkin Park, в худших - просто рокапопс. На клубных экранах все выступление крутили одни и те же два клипа - снятых явно за большие деньги, но криво смонтированных и отдававших дурновкусием. Смешно, что любая из сыгранных группой песен могла бы вписаться в любой из двух этих видеорядов.

Публика терпеливо ждала, когда закончится вся эта бодяга. Лет двадцать назад концептуалист Свен Гундалах доказал - ни одно действие на рок-сцене не может остаться без реакции публики. Но если Барса и смогли вызвать у народа какую-то реакцию, то это была лишь реакция отторжения. Когда музыканты кидают в зал футболки со своим логотипом, а их им швыряют обратно на сцену - это о чем-то да говорит. Финал каждой песни публика встречала вялым бормотанием, в котором можно было разобрать отдельные выкрики вроде "Ночной ларек!" или "Шизгару давай!".

Над толпой вяло реяло с десяток рук, показывающих неприличный жест, и четыре фабричным образом изготовленных знамени с логотипом Барса - в руках у ребят, одетых в соответствующие майки. Перебор. Когда одна из таких футболок обнаружилась на девице, в остальном выглядевшей, как натуральная эмо-панкушка, память услужливо подкинула цитату из "Страха И Отвращения В Лас-Вегасе": "Сколько тебе платят за то, что ты трахаешься с белым медведем?"

В общем, все промокопания пропали даром. Это вам не "Максидром", ребята. Посетители нормальных рок-концертов на столь откровенный фальшак не ведутся. Если Барса выйдет на сцену и во второй вечер - это будет самая большая ошибка в ее хорошо проплаченной, но бестолковой жизни.

Пауза между ни черта на разогревшим разогревом и героями вечера заняла более получаса. И была заполнена непосредственно песнями Alice Cooper в записи. Вешавшие занавес с логотипом группы Купера техники сцены удостоились куда более бурного приема у публики.

Но вот по залу раскатился перезвон "The Awakening", а на занавесе появилась тень в плаще и тросточкой. Потом еще одна. Потом одна тень проткнула тросточкой другую. Потом грянула "It's Hot Tonight", тряпку раздернули, и публика узрела группу на боевых позициях, Купера у микрофона и корчащися в агонии труп самозванца под ударной установкой. Безо всякого перерыва команда плавно перешла к "No More Mr. Nice Guy" и "Under My Wheels".

Со времен "Dragontown" (с этой программой Alice Cooper приезжали к нам в 2002 году) звучание группы сильно изменилось. Роль клавишных сокращена до необходмого минимума - в номерах вроде "Ballad Of Dwight Fry" или "Steven" на них играет из-за сцены кто-нибудь из техперсонала группы, а основной упор делается на тяжелое, вязкое и грязное звучание классических гитар "Gibson" - "Les Paul", "Firebird" и "Explorer". Басист Чак Гаррик, в 2002 году выступавший в имидже а-ля Элвис Пресли (это хорошо вписывалось в концепцию "Dragontown"), сейчас стал натуральным панком с нагуталиненным ирокезом, наглой мордой и инструментом, болтающимся где-то у колен. На публику раз за разом обрушивалась лавина грязного звука с массой фидбэков - и это не было техническим браком. Еще на прессконференции Винсент-Элис заявил, что из новых групп ему особо нравятся гаражные рокеры, которые звучат, как Rolling Stones в молодости, и не особо заморачиваются на саунд-продюсировании. Похоже, со времен концертного альбома "Live At Montreux" (2005) его собственная группа придерживается схожей концепции. Программа московского концерта была в общем, тоже похожа на программу шоу в Монтрэ - но, разумеется, не до конца. Так, например, начисто отсутствовали песни из предпоследнего альбома "The Eyes". По словам главаря банды, программа видоизменяется с каждым шоу, чтобы не возникало эффекта а-ля "День Сурка".

Изменилось с прошлого приезда в Москву и шоу. Декораций на сей раз практически не было, а вот актеры в наличии имелись. Упомянутый труп так и провалялся под барабанами вплоть до "I'm Eighteen" с фирменными куперовскими вступлением на губной гармошке и потрясанием грандиозным костылем. И лишь под звуки "Is It My Body" тело было концептуально убрано со сцены трупоносами с носилками. Побегав по сцене под звуки сирены воздушной тревоги, гитаристы втопили по полной - и вот уже звучат "Woman Of Mass Destruction", "Lost In America", "Feed My Frankenstein" и "Be My Lover" (последняя вещица порадовала вплетением в текст фразы "Moscow City"). В не слишком часто исполняющейся "Raped And Freezin" Купер взялся за маракасы - элементов "мексиканщины" здесь стало несколько больше, нежели в оригинале. "Dirty Diamonds" (одна из немногих в тот вечер песен с клавишами) запомнилась забавной сценой раздачи первым рядам бижутерии - каждое новое ожерелье Купер хватал зубами, и кидал в зал, размахнувшись головой.

Стала более жизненной пантомима, сопровождающая "Welcome To My Nightmare" - теперь на Купера накидываются не пауки и не летучие мыши, а зомби в окровавленных пакетах из супермаркетов на головах. А вот спарка из "Cold Ethyl" со сценой истязания тряпичной куклы и оживания оной куклы под звуки "Only Women Bleed" пришла к нам прямиком из 1975 года. Куклу играет Калико, дочка Купера - "crazy little child", как под конец шоу представил ее публике гордый папаша.

Не стали менять и основу сцены с гильотиной. В "Steven" Купер выкатывает на сцену детскую коляску и поет в микрофон, укрепленный на ручке. В "Dead Babies" вытаскивает оттуда младенца-мутанта, получает звездюлей от его злобной мамаши, заматывается санитарами в смирительную рубашку и выпутывается из нее на протяжении "Ballad Of Dwight Fry", после чего убегает за кулисы. Санитары возвращают его к публике в сопровождении палача с его адской машиной - и под замес из "Devil's Food" и "I Love The Dead" отчерыженная голова монстра рока летит в корзину.

Воскрес Купер традиционно в белых смокинге и цилиндре. Правда на сей раз просто вылез из-под ударной установки - бакта-камеры а-ля "Звездные Войны", украшавшей сцену в 2002 году, нынешняя программа не предусматривает. Зато в "School Out" публика в зале от души погоняла десяток выкинутых со сцены разноцветных воздушных шариков двухметрового диаметра с конфетти внутри. А под безумное бульканье бас-гитары в "Billion Dollar Babies" Элис стряс в партер со своей дежурной рапиры кучу нанизанных на нее сувенирных стобаксовых купюр со своим портретом.

На бис команда припасла единственный хит периода попсовых 80-х, без которого ну никак нельзя было обойтись - разумеется, "Poison". Правда, на сей раз решенный более жестко - безо всяких фоновых клавиш и прочих глупостей. А завершился концерт знаменитой "Elected" - единственной шуткой Купера на тему политики вообще и актуальной у нас темы выборов в частности. На пресс-конференции кто-то имел неосторожность спросить маэстро о политике. "Я ненавижу политику, - отрубил Винсент-Элис, - И вообще, рок и политика не должны пересекаться". Если вспомнить клип на "Elected" (1972), то там Купер изображает кандидата в президенты, который ручкается с дорожными рабочими и раздает пакеты супчика бомжам - а потом беспробудно бухает в своем офисе в обществе секретарши-обезьяны с тачкой баксов. В этот раз на сцену были вынесены некая малопристойная сцена между актерами в масках Дж. Буша-мл. и Кондолизы Райс (слив черного компромата) и шествие с плакатами вроде "Голос За Элиса!" (предложение разумной альтернативы). Да с удовольствием - если суммировать голоса публики, старину Купера можно продвигать хоть в президенты земного шара. Впрочем, ровно за год до московского концерта музыканта объявили "Легендой рока" на церемонии "Rock-N-Roll Of Honour" - и это гораздо круче.

"Если я выйду на сцену, а публика не будет реагировать на мое выступление, или же в конце шоу я не смогу заставить зрителей встать и устроить мне овацию, то все будет кончено, - говорил Купер еще в 2005 году. - И тогда я скажу: ребята, мы с вами отлично провели время, но теперь я собираюсь заняться чем-нибудь другим...". Пока что с любовью публики все в полном порядке. Alice Cooper уже благополучно пережили многих своих эпигонов. Переживут и тех, кто пытается сделать себе рекламу на их имени.

22.11.2007, Дмитрий БЕБЕНИН (ЗВУКИ РУ)

Сайт: alicecooper.com

Alice COOPER

Дата рождения:

4 февраля 1948