ФЕСТИВАЛЬ  Два месяца здорового джаза

Четвёртый международный джазовый фестиваль "Союз композиторов" - это своего рода лето и курортный сезон для любителя импровизационной музыки.

Джазовая Москва уже знает, что такое "Союз композиторов": это не только клуб, у которого сегодня нет конкурентов, но и самый динамично развивающийся отечественный джазовый фестиваль. Только в 2007 году фестивалей с участием джазовых звезд первой величины было уже три (!), и каждый из них позволил слушателям (более 4000 зрителей!) взглянуть на джаз по-разному, увидеть в нём погружённый в себя интеллектуальный авангард и беззаботность танцпола, прокуренную тесную атмосферу идей сегодняшнего дня и изящный лоск традиции. Что же покажет четвёртый фестиваль?

Не случайно официальным партнером четвёртого фестиваля выступает именно меди-спа "Городской курорт". Четвёртый "Союз композиторов" - это джаз здорового и гармоничного во всех смыслах человека. Здесь нет места радикализму, концептуальной усталости или экспериментальному негативу. Четвёртый "Союз композиторов" - это фестиваль для слушателя, который придёт на фестиваль с улыбкой и будет знать, что она не покинет его лица: музыка, которую он услышит, будет разнообразной, изобретательной, но всегда доступной, позитивной и качественной. На этот фестиваль можно идти, чтобы отдохнуть - но при этом захочется слушать. Четвёртый международный джазовый фестиваль "Союз композиторов" - это своего рода лето и курортный сезон для любителя импровизационной музыки. Это время качественного, со вкусом проведенного времени, возможность совместить приятное с полезным и зарядиться энергией перед тем, как вновь вернуться в реальную жизнь.

4-5 октября. Джейми Дэвис (Jamie Davis, США)

Джазовые вокалисты бывают великими, начинающими и находящимися где-то посередине. Великих немного, начинающих - тысячи. А тех, что может стать великим уже завтра или послезавтра, способен отличить от начинающего разве что большой специалист.

Джейми Дэвиса никак не назовёшь начинающим - хотя бы уже потому, что он стал преемником великих Джо Уильямса (Joe Williams) и Джимми Рашинга (Jimmmy Rushing) в оркестре Каунта Бейси (Count Basie), лучшем по большинству "версий" джазовом биг-бэнде всех времён и народов. Не назовёшь его, правда, и великим. Он ни разу не был в России, не мелькает на обложках журналов, его композиции не занимают первых мест в чартах. Но всё это уже начинает дополняться словом "пока". В Россию, во всяком случае, он уже едет, а что до обложек и хитов - то это совсем не недостижимая места для человека, который успешно делает совместные проекты с Милтом Джексоном (Milt Jackson), Фароа Сандерсом (Pharoah Sanders) и Эдди Хендерсоном (Eddie Henderson). Так что московской аудитории представляется редкая возможность увидеть большой талант, который пока ещё не стал недостижимой звездой, в той прекрасной стадии творческого пути, когда собственный стиль уже сформирован (альбом 2002 года "It's All About Love" тому подтверждением), но ещё не превратился в клише. И ещё: Дэвис, в отличие от многих "концептуальных" вокалистов,- это классическое "лицо джаза" - привлекательный внешне человек с бархатным голосом, умеющий одеться и подать себя так, как это делали в лучших фешенебельных залах золотых времён джаза.

20 октября. Talking cows (Голландия)

Проект с многообещающим названием "Говорящие коровы" - детище саксофониста Франса Вермеерсена и пианиста

Роберта Ван Вермюлена. Довольно необычным является то, что их свел воедино не совместный опыт и даже не работа в сходной стилистике, а исключительно стремление к новому: и тот, и другой в определённый момент почувствовали высокий интерес к музыке Телониуса Монка (Thelonius Monk), прогрессивному джазу 50-60-х, к сатирически-философскому подходу их знаменитого соотечественника Миши Менгельберга. А до этого Вермеерсен играл совершенно традиционный мэйнстрим, а Ван Вермюлен - его неповторимое голландское отражение, так называемый "новый голландский свинг", в котором от мэйнстрима остаётся, по сути, лишь лёгкость, с которой сложнейшая и перенасыщенная разнообразными концепциями музыка доносится до слушателя.

Взявшись за "Говорящих коров", Вермеерсен и Ван Вермюлен самостоятельно подготовили новый материал и подобрали сильных молодых музыкантов, дополнивших проект до квартета - на басу с ними стал играть Дион Нийланд, а на барабанах - неоднократный обладатель разнообразных премий Йонга Сан. Музыка же, которой нидерландский коллектив собирается поразить российского слушателя - это в равной степени уход и от мэйнстрима, и от "нового голландского свинга" в сторону вычурных музыкально-философских идей Телониуса Монка, которые, однако, преломляются именно по-голландски, с большим вниманием к правам каждой отдельно взятой личности. Иными словами, эта музыка никого не учит и ни над кем себя не ставит, но и не продолжает механически чьи-то идеи: это просто музыка.

23-24 октября. Паскаль фон Вроблевски (Pascal von Wroblewsky, Германия)

Немецкая джазовая вокалистка (в России известная в основном именно в этом качестве) - женщина необычной судьбы и необычных дарований, выросшая в необычном окружении. Её прадед - генерал Парижской коммуны, дедушка и бабушка - солисты театра Бертольда Брехта, отец - клоун, режиссер и драматург; мать - классическая гитаристка, дядя - философ. Паскаль же выступает на сцене со своей группой уже с пятнадцати лет (правда, начинает в клоунском театре, а потом обращается к фолк-року). В джаз же её "обратило" удачное выступление на диксилендовом фестивале в Дрездене, и первый же альбом Вроблевски, "Swingingpool" разошелся в Германии стотысячным тиражом. Дальше, как и положено, больше: объединение Германии (а следовательно, и "родной" аудитории, девять сольных альбомов, выступления с Джо Пассом (Joe Pass) и Диззи Гиллеспи (Dizzy Gillespie), обширные гастроли (Куба, Западная Африка, Франция, Голландия, Китай, Словакия, Украина, Польша, Румыния, Венгрия, Белоруссия)... В России Паскаль впервые выступила как участница 5-го Международного фестиваля вокального джаза "Джазовые голоса" и с тех пор появлялась перед полюбившей её публикой Москвы и регионов не раз. Однако у неё есть чем заняться и помимо музыки: Паскаль ведёт свою программу на берлинском "Jazzradio", регулярно играет в театре, участвует в постановках радиопьес, пишет музыку для кино, преподает джазовый вокал, работает в жюри вокальных фестивалей и конкурсов. Говоря о её исполнительской манере, критики отмечают, что Паскаль даёт новую жизнь известным джазовым стандартам. Впрочем, от этой дамы можно ждать самых неожиданных экспериментов: одна из её групп, например, занималась в основном альтернативным роком и даже гранджем.

6-7 ноября. Деннис Роуленд (Dennis Rowland, США)

Деннис Роуленд все ещё известен в мире в основном как вокалист легендарного оркестра Каунта Бейси, но эта ситуация меняется в лучшую для певца сторону с каждым месяцем: если к первому своему сольному диску, записанному в 1995 году, он был в глазах публики лишь "одним из", то сегодня имя Роуленда - это уже самостоятельная марка качества, и качество это улучшается на глазах.

Роуленд обратился к музыке в юном возрасте - по его словам, его побудил петь услышанный ещё в пять или шесть лет вокал непревзойдённого Джо Уильямса. В середине семидесятых Деннис начал собственную карьеру, выступая одновременно в двух ипостасях - как вокалист и как актёр. Однако успех его был, в общем-то, локален, пока в 1977 году он не стал "лицом" оркестра Бейси. Этот ангажемент, продлившийся до 1984 года, принёс Роуленду известность, которая позволила затем начать собственное продвижение с более высокой ступени. Впрочем, музыкант не изменил себе и продолжил вновь в двух направлениях: актерская часть его карьеры была в основном связана с городом Фениксом, штат Аризона, а как певец Роуленд по мере сил стремился выйти за эти рамки. Ему это быстро удалось: подписав контракт с сильным лейблом Concord, Роуленд начал записываться, концертировать и: экспериментировать: в его альбомах есть как стандартный, "классический" джаз, так и обращения к стилистике эстрадно-джазового шоу, ритм-энд-блюза, фанка, даже типичной поп-музыки. Самым удачным релизом Роуленда остаётся, однако, именно "классический" диск 'Now Dig This', в котором он демонстрирует всю мощь "старой школы". Роуленд несколько раз был в России и прекрасно известен московской аудитории, неизменно вызывая настоящие овации.

13-14 ноября. Виктор Бэйли (Victor Bailey, США)

Виктор Бэйли - из тех музыкантов, чьи пресс-релизы пишутся не для первого с ним знакомства, а для напоминания конкретных деталей. Бэйли назвали одним из самых самобытных исполнителей на бас-гитаре, когда ему ещё не было двадцати. Он играл в составе легендарной группы Weather Report и записал (как с ней, так и вне её) несколько соло, которые уже десятилетиями являются одновременно и обязательными к изучению для молодых басистов, и удерживающими разнообразные титулы "лучших" по голосованиям критиков и коллег. Его востребованность как приглашённого музыканта такова, что бас-гитара Бейли звучит более чем на тысяче аудио-релизов (учитывая, что ему нет пятидесяти - это в среднем 35-40 пластинок в год). Он настолько универсален, что его с одинаковой охотой приглашали для работы Джо Завинул (Joe Zawinul), Мэри Джей Блайдж (Mary J. Blige) и Мадонна (Madonna). Наконец, его первый же сольный альбом, "Bottom's Up", ещё в 1989 году остановился в шаге от Top20 в чартах "Биллборда", что для сольного альбома басиста - достижение чуть ли не превосходящее все остальные.

Сольный проект Бэйли - проект в полном смысле слова свой: этот музыкант, к которому очень любят применять слово "разнообразный", демонстрирует здесь именно свои собственные идеи, которые могут быть не такими яркими, как идеи его именитых работодателей, но в музыкальном мире ценятся не меньше. И, что немаловажно, Бэйли - не из тех музыкантов, для которых многократные приезды в Россию становятся лишь способом заработать в стране, где традиционно чтут всё иностранное: здесь всё наоборот - нам просто откровенно везёт ещё и ещё раз видеть музыканта такого уровня.

27-28 ноября. Карл Хайнц Миклин (Karl Heinz Miklin, Австрия)

Карл Хайнц Миклин родился в 1946 году в Австрии и пришёл в музыку, что называется, широким фронтом: в консерватории своего родного города он изучал фортепиано и гармонию, а параллельно - самостоятельно осваивал саксофон, контрабас и аккордеон. Что и говорить, не самый обычный набор! С таким багажом Миклин естественным образом начал с местной "популярной" сцены - играл фольклорную и танцевальную музыку, даже пел. Далее - Академия Музыки (Грац) по классу саксофона, получение диплома с особыми почестями, правительственная премия (позже будет ещё и преподавание в этой же Академии)...

Уже с 1970-го Миклин концертирует с иностранным коллективом (аргентинским танцевальным шоу), занимаясь, как он сам это охарактеризовал, "обучением в процессе". В 1978 году Карл-Хайнц основывает собственное трио, состав которого (саксофон, бас и ударные) был для регулярного ансамбля того времени экстраординарным: этот ансамбль выпустил восемь дисков. А в 1983 году Миклин назван музыкантом года в Австрии (в 1984 году этот титул вновь остался у него), после чего карьера идёт уже сколько-то предсказуемо: совместные проекты с мировыми звёздами (Джон Льюис (John Lewis), Георг Грунтц (Georg Gruntz), Бобби МакФеррин (Bobby McFerrin), Херби Манн (Herbie Mann)), специальные телевизионные проекты, музыка к фильмам, преподавательская деятельность в престижных учебных заведениях (среди которых, к примеру, Королевская академия в Лондоне), президентское кресло в Международной ассоциации джазовых школ. Ну и, разумеется, постоянно действующий собственный ансамбль, в который привлекаются всё более и более известные музыканты (Альберт Мангельсдорф, Арт Фармер, Мел Льюис, Билли Харт, Адам Нуссбаум), и фестивальные выступления на сценах, о которых многие безуспешно мечтают всю жизнь.

Словом, если вы ещё не знаете, кто такой Карл-Хайнц Миклин - это скорее говорит о необходимости срочно заполнить такой пробел, чем о малоизвестности этого прекрасного музыканта.

13, 14, 15 декабря. Скотт Хэмилтон (Scott Hamilton США)

Скотта Хэмилтона можно бы было назвать последним джазовым романтиком, но его появление на сцене стало одним из весомых аргументов в пользу возрождения традиционного джазового романтизма как такового, и теперь уже у самого едва-едва разменявшего шестой десяток саксофониста есть свои ученики и последователи.

Хэмилтон - самоучка. Он научился играть на тенор-саксофоне, аккомпанируя грампластинкам из коллекции своего отца, и его путь на джазовый Олимп начался в середине семидесятых, когда столь любимая им джазовая классика довоенного образца была не в моде. Молодой музыкант, однако, не спасовал перед общественным мнением и сделал такие успехи, что заговорили уже не о нём, а о стиле как таковом. Мягкий, отточенный, "фирменный" звук; прекрасная школа; глубокое понимание стилистики джаза тех счастливых лет, когда эта музыка звучала в громадных светлых танцзалах, а молодые пары сходили с ума и от модных оркестров, и друг от друга. Хэмилтон заставил любителей джаза вспомнить об этой музыке задолго до того, как появились знаменитые "молодые львы" во главе с Уинтоном Марсалисом, провозгласившие, что лучший джаз - этот тот джаз, который был популярной, а не элитарной музыкой.

А джаз конца семидесятых был, как ни крути, либо жёстким, либо авангардным, либо: в упадке. Скотт Хэмилтон выбрал именно тот, что был в упадке, но он пришёл в него с улыбкой, напоминая о временах Зута Симса и Бена Уэбстера, пришёл изящно и немного старомодно одетым, пришёл без излишней концептуальности и со стремлением реабилитировать то, что начали забывать совсем незаслуженно. И это было замечено. Когда он выпустил свой первый альбом в 1977-м, для названия диска была использована цитата из легендарного джазового критика Леонарда Фезера (Leonard Feather). Фезер сказал о всего-то двадцатитрёхлетнем саксофонисте буквально следующее: "Скотт Хэмилтон - это новое веяние, которое ничего дурного нам не принесёт". Фезер ошибался редко. За прошедшие тридцать лет Хэмилтон записал более сорока (!) альбомов в качестве лидера, а если говорить о его участии в сессиях звукозаписи как приглашённого солиста - счёт идёт уже на сотни. Этому элегантному, вежливому и утончённому музыканту удавалось успешно продвигать свою музыку даже параллельно с радикальными экспериментами - так, в начале девяностых он поднялся в чартах "Биллборда" до 16-го места в категории "Лучшие джазовые альбомы" (а это было, если необходимо напоминать, в то время, когда уже творили современный джаз такие далёкие от традиционного свинга музыканты, как Майкл Бреккер (Michael Brecker), Пэт Мэтини (Pat Metheny), Ян Гарбарек (Jan Garbarek) и т.п.). Хэмилтон не изменял своей первой любви на протяжении всей карьеры, став на сегодня одним из самых популярных в мире исполнителей баллад и всего того "бродвейского" репертуара, который в первой половине 20-го века был больше широко известными популярными песнями, чем инструментальными стандартами.

Что же такое его джаз? Это джаз, который круглосуточно передавали по радио, который слушали и в автомастерских, и на престижных приёмах, над созданием хитов которого работали ведущие композиторы Нового Света. Этот джаз играли люди, которые хотели сделать своих слушателей счастливыми, а не пытались заставить их над чем-то задуматься и что-то анализировать. И потому тысячи восторженных поклонников Скотта Хэмилтона со всего мира сегодня говорят о нём: "совершенный". Не лучший, а именно совершенный: он воплощает в себе дух старого джаза, к которому сегодня высоко внимание как никогда, и ни с кем не соревнуется за первые места в рейтингах. Он просто дарит своим слушателям счастье.

Из сетевого журнала "Полный Джаз!": "сознательно исключив из своего арсенала любые приемы игры и музыкальные идеи послевоенной эпохи, Скотт Хэмилтон не только звучал как саксофонист классической свинговой эры, он и выглядел так же - двубортный костюм с длинными лацканами, набриолиненные, аккуратно зачесанные назад волосы, короткие усики; ну, словом, на дворе 1940 год, и никто еще не слышал бибопа! В конце 70-х Хэмилтон начал записываться на калифорнийском лейбле Concord, да так и продолжает записываться на нем до сих пор, выпустив уже почти 30 альбомов. Он по-прежнему остается одним из самых консервативных джазовых саксофонистов, что неизменно привлекает к нему ту аудиторию, которая особенно любит "старый добрый джаз" и недопонимает современные направления. Следует еще раз подчеркнуть: Хэмилтон - не стилизатор, не постмодернист, играющий разностилевыми элементами, он просто устроен так, что сознательно живет в музыке шестидесятилетней давности, не интересуясь ничем, что появилось в джазе с тех пор. Открытая и привлекательная позиция - потому что честная. В квартете Скотта Хэмилтона - пианист Джон Пирс, басист Дейв Грин и барабанщик Стив Браун."

Клуб Союз Композиторов,
Брюсов переулок, 8/10, строение 1,
тел.: 629-65-63
С 4 октября по 15 декабря
4-й международный джазовый фестиваль "Союз Композиторов".
www.ucclub.ru

20.09.2007, Татьяна БАЛАКИРСКАЯ (ЗВУКИ РУ)