Sinead O'CONNOR  Любовь без взаимности

Шинед О'Коннор не стала проповедовать христианство со сцены, а зарядила программу хитов. И правильно, потому что те, кто пришел на ее концерт, готовы были поклоняться только одному идолу - бритой ирландской певице, которой наше поклонение не нужно.

Девушка за плечом ворчала о неуважении к зрителям, наблюдая за проверкой техниками инструментов и путая ее с саундчеком. Партер Б1 уже второй час стоял спрессованной плотной массой, в ожидании певицы, взорвавшей 17 лет назад мир одной единственной песней, но не ставшей играть с его осколками. По сравнению с этими годами задержка концерта не выглядела серьезной.

Приезд Шинед О'Коннор (Sinead O'Connor) казался маловероятным - выступать она не очень-то любит, Россия лежит в стороне от вектора ее интересов Ирландия - Ямайка, характер у певицы скверный. Впрочем, череда скандалов, сопровождающих ее с самого начала, мало похожа на капризы взбалмошной звезды. И портрет Папы римского она рвала не из озорства - это был период ее борьбы с насилием над детьми, в котором она считала виновной и католическую церковь. Вообще, сложные отношения Шинед с церковью усугубляются лихорадочными поисками взаимности - ей, кажется, необходимо оформить свои религиозные отношения: с католической церковью, с растафарианством... Теперь она снова вернулась к каноническому христианству (впрочем, переход от Джа к Ветхому завету не покажется таким неожиданным, если вспомнить о том, что растафари - это идеология, а эфиопское православие - вероисповедание).

Так или иначе, новый подъем религиозного чувства вылился в наиболее приятную для поклонников форму - новый альбом "Theology", который и заставил незамужнюю мать четверых детей отправиться в хаотичный тур по Европе.

Впрочем, кажется, Шинед понимает, что большая часть пришедшей на концерт публики не так уж сильно интересуется ее последними достижениями. И правда, ирландская певица не делала никогда и ничего, чтобы завоевать любовь аудитории. Она принимает ее, но не ищет. После поистине оглушительного успеха своего второго альбома "I Do Not Want What I Haven't Got", на котором и содержалась достославная "Nothing Compares 2 U", Шинед ничего не стоило бы продолжать клепать душераздирающие баллады, тем более, что голос ее подходит для этого жанра идеально. Однако она не сделала ни малейшей попытки удержаться на гребне славы проверенными методами. Джазовые стандарты, ирландский фольклор, регги-стилистика - куда только не забрасывало Шинед. Только туда, где ей было интересно самой, а не куда вели соображения коммерческого успеха. Который, конечно, же покинул своенравную исполнительницу. Но это не изменило ничего - она по-прежнему делает то, что важно ей и мало обращает внимания на то, как к этому относятся окружающие.

Одного взгляда на концертный костюм достаточно, чтобы понять, насколько она не стремится понравиться. Застиранные бесформенные штаны до колена, заколотые булавкой, натянутое поверх них голубое платье подоткнуто, чтобы певице было удобнее регулировать монитор на поясе. Неловко перебирая босыми ногами и глядя в пол она поет - поет сосредоточенно, нелегко, то есть - не играючи.

Концерт резко стартовал с "The Emperor's New Clothes" - это могло быть тайным знаком для тех, кто ждал - будет ли Шинед петь свой хит всех времен и народов. Да, будет, это явно хитовая программа из песен разных лет. Впрочем, понятно, что хитовые номера берутся в основном из первых двух альбомов О'Коннор. Так что второй номер сетлиста - именно второй номер второго диска: "I Am Stretched on Your Grave". Она показала, что Шинед находится не в лучшей вокальной форме - именно понижение интонации на пределе дыхания давалось ей с трудом. Но право слово, это не казалось катастрофой. А набирая силу, голос ее звучал так, как никогда не будет звучать с пластинки. Она привычным жестом уводила его от микрофона к левому плечу - и это было главной сценической фигурой вечера. Никакой другой было не нужно.

Зал не замолкал. Пауза между каждой песней держалась овациями. Тихое бэк-вокальное интро "Never Get Old" тонуло в аплодисментах, пока Шинед не начала свою партию. Любой звук, любой знак внимания с ее стороны жадно и послушно ловился залом. Она могла бы вить из него веревки одним движением брови, но не делала ни малейшей попытки хоть как-то им управлять. Только улыбалась иногда удивленно.

Например, когда восторженным ревом были встречены два трека с ее последнего альбома: "Something Beautiful" и "If You Had A Vineyard". Спокойные, как и весь альбом, подходящие для хоровых песнопений братьев по вере, они вряд ли рассчитаны на массовый успех и вряд ли его обретут. И Шинед не стремится продавить их в народ - всего 3 песни в сет-листе с нового альбома, никакого принудительного прослушивания перед концертом. Но в этот вечер им кричали "браво!" и Шинед смущенно и недоверчиво улыбалась, глядя в зал.

Она давно решила, что нужно залу, и, по большей части, она права. Призвав всех петь вместе с ней, она затянула "Nothing Compares 2 U" - без энтузиазма и без отвращения. Публика затянула вместе с ней, с первых же строк - и никогда еще эта горько-слезливая песня не звучала так нетрогательно, разом потеряв и интимность, и очарование. Однако не услышать ее живое исполнение тоже было бы разочарованием, это точно.

Но на ура принимались все песни: и откровенное регги "Throw Down Your Arms", когда даже виолончелистка Клэр Кенни (Clare Kenny) отложила свой поджарый походный вариант инструмента и взялась за бубен; и проникновенная песня а капелла, где женское трехголосие (к Шинед и виолончелистке присоединилась басистка Кэролайн Дейл (Caroline Dale) опиралось на басок гитариста Кевина Армстронга (Kevin Armstrong), брутального вида бритого мужика, украшенного очками и шляпой, и которой подпевали техники за кулисами; и проверенные хиты начала карьеры. Мощной кодой "The Last Day of Our Acquaintance" музыканты держали зал, когда, прощально взмахнув рукой, Шинед удалилась за кулисы. Концертная группа у нее подобралась действительно хорошая, ничего лишнего, все нужное с собой: барабанщик Джон Рейнолдс (John Reynolds) легко переходил из стиля в стиль, успевая реагировать на провокации басистки, клавишник Киран Кили (Kieran Kiely) отвечал и за имитацию духовых в регги, и за ирландский колорит, вовремя хватаясь то за аккордеон, то за tin whistle. И уход вокалистки они прикрывали ураганным огнем, так что виолончель чуть не дымилась. Но знакомая с законами жанра публика ждала бисов - и получила их. "Black Boys on Mopeds" и "Rivers of Babylon" - под гитару с уже истертой наклейкой "dread".

Цветы летели на пустую сцену, их подбирал техник. Наверное, ей не нужна наша любовь. Наверное, она делает все это ради чего-то другого. Наверное, за это мы ее и любим. Ну, еще за голос небесной красоты и лысую голову.

13.08.2007, Санитар Леса (ЗВУКИ РУ)

Сайт: www.sinead-oconnor.com

Sinead O'CONNOR

Дата рождения:

8 декабря 1966