STEREOPHONICS  Любим, но не знаем

Несмотря на то, что еще в 90-е Stereophonics успели отгреметь на весь мир, выйдя за пределы туманного Альбиона, в России эту группу знают по одному хиту, который не ленится петь вся страна. И вот они на сцене. И их... четверо. На всех афишах - трое.

Несмотря на то, что еще в 90-е Stereophonics успели отгреметь на весь мир, выйдя за пределы туманного Альбиона, в России эту группу знают по одному хиту, который не ленится петь вся страна - у костра, в душе и на работе. Пожалуй, еще нет такого слушателя радиостанций, кто хотя бы раз не слышал мотива "Maybe tomorrow", приправленного бархатным голоском Келли Джонса. К сожалению, о существовании самого Келли и его команды Stereophonics знает лишь узкий круг избранных. В минувший вторник страна, наконец, узнала своих героев, а также и то, что есть true секс и рок-н-ролл.

Концерт Stereophonics проходил за считанные дни до приезда The Good, Bad and the Queen - нового пристанища лидера Blur Деймона Албарна (Daemon Albarn). Как известно, сердцу отечественного меломана легендарная "Song 2" милей, чем "Maybe tomorrow", так что на полноту зала изначально рассчитывать не приходилось. За десять минут до концерта, численность душ на танцполе оставляла желать лучшего, но постепенно публика у сцены заметно уплотнилась и к выходу соотечественников Pompeya страх, что Джонс-фронтмен плюнет на сцену русскую со словами: " Я не буду тут играть" развеялся окончательно.
Говоря о разогреве: Возможно, "Pompeya" на данный момент и является одной из лучших русских англоязычных групп, но как ни смотри, душевней она идет с фильтрованным пивом и креветками в каком-нибудь московском пабе, нежели на площадке подобного клуба... Впрочем, для разогрева знойной четверки из Уэльса мягкие, ненавязчивые, местами всплескивающие шумными ударными брит-поповые мелодии "Pompeya" подошли как нельзя лучше. Поблагодарив публику на дурном английском, ребята удалились со сцены, уступив ее долгожданным Келли и Ко.

К выходу самих Stereophonics на сцене красовались три микрофона, средний и самый низкий из которых принадлежал вокалисту - с учетом того, что барабанная установка, как обычно, находилась в самой глубине сцены. Резкий гитарный рев, звучит проигрыш "The Bartender And The Thief", в красном тумане мелькают три фигуры, раздается восторженный женский визг, свет, три микрофона и четыре кожаных куртки... Келли, отбросив всякие приветствия, сходу начинает петь. Они на сцене. И их... четверо. На всех афишах - трое.

Первоначальный состав команды в лице однофамильцев Келли и Ричарда Джонса, а также барабанщика Стюарта Кейбла оставался неизменным со времен существования "Love tragic company" и до выхода альбома "You Gotta Go There To Come Back" с заменой барабанщика на участника Black Crowes, талантливого Стива Гормана. Откуда взялся второй гитарист - непонятно. Но, надо сказать, благодаря своей харизме и мгновенным реакциям на фотокамеры, в роль он вошел достаточно быстро. В танцпартере быстро стало жарко, а на сцене царил настоящий холодильник с рубящими на всю мощность кондиционерами (у стоящих в первом ряду зрителей к концу сета глаза были как у ангорских кроликов), что впоследствии не помешало барабанщику Стиву Горману отыграть все шоу с обнаженным торсом. Ричард и Келли вели себя куда менее экспрессивно (три дня в Москве дают о себе знать) - на их лицах отчетливо читался след сурового похмелья.

Говоря о сет-листе, невозможно не отметить, что с новой программой ребята немного подкачали - создалось впечатление, что они совсем разлюбили свой последний альбом "Language. Sex. Violence. Other?". Пытаясь представить русской публике "старых добрых Stereophonics", музыканты исполняли хиты преимущественно с ранних рок-н-рольных пластинок. В итоге первый сингл "Local Boy In The Photograph", а также "Bank Holiday Monday" знали и пели единицы. Впрочем, это обстоятельство позволило оценить новые аранжировки, сделанные с закономерным упором на вторую гитарную партию: певучие, а иногда - ломкие, словно лед. Зато толпа хорошо выучила слова "Dakota" и "Maybe tomorrow", которые группа, как и ожидалось, оставила на бис.
"Maybe tomorrow", к радости и негодованию многих, была исполнена Келли сольно в акустике, но, тем не менее, ее исполняли всем залом. Помимо прочего, группа преподнесла публике небольшой подарок, исполнив мелодичную композицию "It Means Nothing" с готовящегося альбома "Pull The Pin", релиз которого планируется на осень текущего года.

После исполнения "Dakota" от спешно исчезнувших со сцены матерых рок-звезд осталось только несколько медиаторов, которые были розданы толпе техниками и охраной.

Отличное шоу, прошедшее под девизом: "Любим, но не знаем". Возможно, похвально то, что люди платят за концерт группы, знакомой лишь по двум затертым радиохитам... Но если так будет продолжаться дальше, долго на плаву британской волны мы не продержимся.

29.07.2007, Камилла ЭРГАШЕВА (ЗВУКИ РУ)