ФЕСТИВАЛЬ  Третий фестиваль - уже закономерность

В "Союзе Композиторов" на днях закончился уже 3-й международный джазовый фестиваль. Все три фестиваля имели внушительную протяжённость во времени, дней по 10 каждый, и все отличались друг от друга степенью "международности".

В новом джазовом клубе (впрочем, сейчас уже странно говорить о его молодости - по уровню событий, в нём проводимых, скорее впору говорить о матёром джазовом клубе) "Союз Композиторов" на днях закончился 3й международный джазовый фестиваль. Все три фестиваля имели внушительную протяжённость во времени, дней по 10 каждый, и все отличались друг от друга степенью "международности". Если самый первый фест, приуроченный открытию клуба, обязан статусу международного нашим бывшим соотечественникам Владимиру Тарасову и Владимиру Чекасину, то в рамках второго играли и голландцы, и французы, и американцы (да не просто американцы, а легендарные люди - близкий друг и коллега самого Майлза (Miles Davis), барабанщик Эл Фостер (Al Foster) и тромбонист Разуэлл Радд (Roswell Rudd)). А третий фест и вовсе побил все рекорды, включив в себя концерты мега-звёзд: контрабасиста Бастера Уильямса (Buster Williams) и молодого саксофонного бога Джошуа Редмана (Joshua Redman).

С 6-го по 19-е июля (правда, фестиваль шёл с перерывами в несколько дней) клуб трещал по швам. На концертах Бастера Уильямса (коих было три штуки) зрители, честно заплатив за вход, не гнушались сидением прямо на полу и лицезрением происходящего на сцене через стекло, отделяющее зрительный зал от коридора. А смотреть и слушать было что: старый мастер Бастер Уильямс показывал свыкшимся с мыслью о том, что в основном течении джаза уже давно нет свежих струй, что современный мейнстрим может быть сколь угодно искушённым, сложным, захватывающим. Он показывал чудеса, которые может творить музыкальный "коллективный разум", добиваясь от своих коллег (саксофониста Маркуса Стриклэнда (Marcus Strickland), барабанщика Ленни Уайта (Lenny White) и пианиста Денни Гризетта (Danny Grisett)) максимального "вживания" в музыку. Предвидения, тонкого прочувствования развития музыкальной мысли партнера, понимания того, что общий саунд, общий грув, совместное мышление важнее любого отдельно сыгранного соло. Все, кто присутствовал на концертах Бастера Уильямса - и музыканты, и критики, и просто понимающие слушатели - признавали, что никогда, или почти никогда, не видели такого слияния музыкантов в единое целое. Администрация же клуба в один голос твердила: "Такого драйва наша сцена ещё не видела". И это было истинно так.

До той поры, пока на этой сцене не оказался Джошуа Редман. Надо сказать, что факт выступления Редмана в Москве достался организаторам очень большой кровью. Прежде, чем обаятельный молодой джазовый гений оказался в Москве, команда клуба прошла через огонь, воду и медные трубы. Было всё: и оформление визы за день до прибытия музыкантов в Россию, и долгие, до холодного пота, задержки на паспортном контроле уже по прибытии в оную, и внезапное отключение питания на сцене за 10 минут до концерта, и... чего только не было. Но как только зазвучала музыка, все организационные тяготы остались в прошлом. Всё-таки не зря вся джазовая Москва пыталась пробраться в зал "Союза Композиторов" всеми правдами и неправдами: когда слушаешь Редмана, создаётся полное ощущение того, что перед тобой Колтрейн (John Coltrane), Паркер (Charlie Parker), Шортер (Wayne Shorter) и Гордон (Dexter Gordon), вместе взятые. Джошуа впитал в себя всё лучшее, что было создано в джазе до него, выкристаллизовал, отфильтровал всё, что мог оттуда взять, и выдал такой концентрат, что небесам стало жарко. Не жалея себя, отдаваясь музыке целиком, Редман отыграл два незабываемых концерта - без перерывов, не давая публике передохнуть, переварить услышанное, успокоить бьющееся в аритмии сердце. "Я в первый раз приехал в Россию, и мне очень ценно это выступление. Кроме того, и тем, что нам пришлось через многое пройти, чтобы оказаться здесь," - с усталой улыбкой говорил Джошуа беснующейся от восторга публике.

Словом, этот фестиваль будут помнить ещё долго. И музыканты, поражённые горячим приёмом московской аудитории, и, естественно, зрители, да и организаторы, отработавшие, по сути, "за идею" (фестиваль проводился без спонсорской поддержки), получили фантастический кайф от совместно созданной музыки. А кайф от музыки, как известно, имеет чуть ли не наркотическую силу. Следовательно, можно биться об заклад, что 3-й фестиваль "Союз Композиторов" - далеко не последний.

23.07.2007, Татьяна БАЛАКИРСКАЯ (ЗВУКИ РУ)