GLASTONBURY FESTIVAL  Гласто-2007: и снова потоп!

Фестиваль Glastonbury вернулся! И корреспонденты Звуков вернулись на его мокрые поля. Читайте репортаж с самого большого в мире хэппенинга в грязи...

Фестиваль в Glastonbury вернулся! После очередного отпуска (по традиции, раз в несколько лет организаторы "дают отдохнуть" фестивальной поляне), соскучившиеся по фестивалю фанаты буквально смели 170 тысяч билетов за час с небольшим -- и провели оставшиеся месяцы в обсуждениях слухов и сплетен по поводу участников: как всегда, Гластонбери держит интригу до конца и не объявляет состав практически до последних дней.
Не менее актуальной темой был - вполне традиционно - и прогноз погоды. После катастрофического наводнения 2005-го, смывавшего палатки и превратившего поляну в сплошную лужу, хозяин фестиваля Майкл Ивис обещал улучшить дренаж: ведь в том, что без дождя не обойдется, были уверены все. Дождь и грязь стали за последние годы неизбежными атрибутами гластонберийского фестиваля: заработки торговцев резиновыми сапогами растут, а теле- и фоторепортажи окрашиваются в коричневый цвет, как и одежда всех без исключения обитателей поляны.

Те, кто не бывал на Гластонбери, недоумевают по поводу любителей помесить грязь в английской глубинке. Кто бывал - в большинстве своем мечтают вернуться. Видно, есть в этом месте какая-то магия: каким бы ни был состав (а зачастую другие фестивали собирают более впечатляющие имена), каким бы ни было количество осадков - Гластонбери остается лучшим фестивалем в мире, событием, до которого считаешь месяцы, недели, дни, часы...

В этом году треть обладателей билетов приехала на поляну в среду (при том, что концерты начинаются в пятницу). Ставили палатки, заправлялись сидром (традиция Гласто - сидр здесь популярнее пива, да и, рискнем сказать, вкуснее), знакомились с соседями, ходили к высшей точке поляны - знаменитому Каменному Кругу - провожать, а потом и встречать солнце: дата фестиваля с самого его начала в 1971 году привязана к летнему солнцестоянию, и эти псевдоязыческие ритуалы - еще одна гластонберийская традиция.

Дождь зарядил к вечеру четверга. Зеленая трава в момент превратилась в болото, любой просвет в облаках приветствовался дружным гулом фестивальной толпы. Не сказать, что просветы были редки, но всё же воды было больше, чем солнца. И так - все дни, до утра понедельника. Натягивать поутру не просохшие за ночь джинсы и вылезать из палатки под моросящий дождь - развлечение так себе. Тем не менее, бежавших с поляны было не так и много. В конце концов, через пару дней к сырости привыкаешь...

Главную сцену фестиваля открывали утром в пятницу норвежцы Adjagas, задумчивая северная группа, поющая на саамском языке нечто среднее между шаманскими песнопениями и эмбиент-роком. Странным образом эта музыка оказалась полной внутреннего драйва, и довольно быстро раскачала толпу, но столь же быстро и закончилась, буквально на самом интересном месте.

Две главные сцены фестиваля - "Пирамида" и "Другая сцена" (Other Stage) - были по преимуществу отданы британскому мейнстриму, то есть музыке более или менее гитарной и более или менее поп-роковой. Что не мешало концертам быть по-настоящему разнообразными и отклоняться от формата в самые неожиданные стороны. Даже простое перечисление участников фестиваля заняло бы слишком много места, но большинство из них было по-своему интересно, а возросшая вместимость поляны обеспечила немалые аудитории даже не самым знаменитым группам - что уж говорить о хедлайнерах!

Пятницу на "Пирамиде" закрывали Kasabian и Arctic Monkeys, в то время как на Other Stage играла Bjork. Выбор одной из двух сцен был делом непростым, а погодные условия делали дорогу между ними труднопроходимой. Как и ожидалось, обе сцены собрали впечатляющие толпы, и вряд ли кто-то пожалел о сделанном выборе. Arctic Monkeys радовали публику фейерверками и неожиданными кавер-версиями (исполнили, например, "Diamonds are Forewer"), а немногословная Бьорк, несмотря на проблемы со звуком, отыграла замечательный сет, завершившийся лазерным шоу на финальной песне "Declare Independence".

Днем в субботу, под проливным дождем, "Пирамида" порадовала собравшихся настоящим американским белым блюзом от Seasick Steve, искрометными Pipettes, юной поп-дивой Lily Allen... А вечером невероятное шоу устроили The Killers. Многие их ждали как главную группу фестиваля, но их выступление было испорчено недостаточно громким звуком -- факт, за который потом Майклу Ивису пришлось извиняться. Изначально предполагалось, что новая акустика сделает уровень звука на фестивальной поляне выше, при этом не давая звуковым волнам распространяться за ее пределы -- но, видимо, что-то настроили неправильно...

Игги Поп (Iggy Pop) на Other Stage, тем временем, проблем со звуком не имел, и отыграл свой концерт, основанный на старых хитах The Stooges, не менее забойно, чем в прошлом году на Сигете. При этом излюбленный трюк Игги с приглашением зрителей на сцену привел к непредсказуемым последствиям -- гуманные гластонберийские секьюрити не стали останавливать никого из желающих покрасоваться перед телекамерами, в результате на сцене оказалось никак не меньше сотни человек, и Игги чуть ли не за руку пришлось уводить каждого, чтобы продолжить концерт.

Последний же день фестиваля выдался более сухим (хоть без дождя, понятное дело, не обошлось) и, пожалуй, самым интересным. С утра на "Пирамиде" выступал Национальный Молодежный оркестр. Казалось бы, слушать на похмельную голову симфоническую музыку - занятие не из легких, но обнаружилось несколько тысяч желающих начать день именно так. Дирижер Чарльз Хейзлвуд (Charles Hazlewood) сполна использовал возможность привлечь новых любителей серьезной музыки: его остроумные и нескучные комментарии перед каждой исполняемой пьесой были, по меньшей мере, занимательны.

Днем нестареющая Ширли Бэсси (Shirley Bassey), королева британской эстрады, в расшитых бриллиантами резиновых сапогах, начала свой концерт с роскошных каверов на "Get The Party Started" Pink и "Light My Fire" The Doors. Выглядели Ширли и ее группа не менее инопланетно, чем симфонический оркестр... и не менее захватывающе, кто бы как ни относился к эстрадной песне. Собственные хиты Ширли, в том числе, конечно же, "Diamonds are Forewer", звучали замечательно, и в какой-то момент даже рассеяли тучи над "Пирамидой".

Но это было еще не всё. Manic Street Preachers, Kaiser Chiefs, и, наконец, The Who обеспечили основной сцене Гластонбери-2007 незабываемый финал. А тем временем на Other Stage Chemical Brothers устроили, должно быть, самую большую в мире танцевальную вечеринку в грязи. И пусть сет братьев-химиков не состоял из настолько плотно упакованных хитов, как на прошлом их появлении на Other Stage в 2004-м, тем не менее, уровень их концерта вполне подходил для завершения фестиваля.

Впрочем, те, кто ходил утоптанной тропою между двумя главными сценами, пропустили немало интересного. Как всегда, эклектичной и неожиданной была JazzWorld Stage, равноудаленная и от джаза, и от world music. Из концертов на ней запомнились японские джаз-панки Soil And Pimp Sessions, тряхнувший стариной Джон Фогерти, спевший все хиты Creedence Clearwater Revival, мексиканский дуэт гитарных виртуозов Rodrigo y Gabriela, "Старые песни о главном" в исполнении Guilty Pleasures и их гостей, да и многое другое. Большой бар с грушевым сидром у этой сцены позволял употреблять музыку и алкоголь бесперебойно, что, как всегда, способствовало немалой популярности JazzWorld Stage. А тем временем на пяти крытых тентах "Dance Village" непрерывно играли диджеи, народ в наушниках танцевал под silent disco, расслаблялся под лаундж в крытом кафе, и, в общем, лучше проводил время, чем мокнущие толпы у основных сцен.

И, как всегда, на Гластонбери происходило много не относящихся к музыке событий - политические дебаты, поэтические чтения, киносеансы, цирк, кабаре, свадебные церемонии, сеансы нетрадиционной медицины, мастер-классы по плетению ивовых корзин и прочие трудноописуемые вещи, сплетающиеся в единый яркий, мокрый, громкий комок впечатлений, которые еще разгребать и разгребать. И конечно же, на будущий год билеты будут стоить еще дороже, купить их будет еще сложнее, но в дни летнего солнцестояния двести тысяч счастливчиков соберутся на лучший фестиваль в мире. Может быть, хотя бы в 2008-м обойдется без дождя?

06.07.2007, Сергей ПАНЦИРЕВ (ЗВУКИ РУ)