НОГУ СВЕЛО!  Концерты, бас-гитары и видео

Максим Покровский - музыкант, искрене увлеченный своей работой и влюбленный в свои инструменты. Любой заранее составленный план интервью в общении с ним после первых двух вопросов летит ко всем чертям. Но именно поэтому с ним так интересно беседовать.

Маленькая репетиционная база Ногу Свело! в СДК МАИ очень похожа на своих хозяев. Легкий внешний кавардак, за которым сперва незаметен вызывающий уважение порядок. Змеиные сплетения кабелей, какие-то расчлененные куклы на сценах - аккуратно упакованные в жесткие кофры гитары и барабаны. Максим Покровский, поющий басист и мозговой центр группы, только что закончил фотосессию для некоей глянцевой молодежной газеты. Подготовка к выходу концертного DVD "Потерянный Поезд" идет полным ходом. Пришла пора получить-таки дивиденды с концерта, организация которого стоила группе массы сил и средств.

Максим - музыкант, искрене увлеченный своей работой и влюбленный в свои инструменты. Любой заранее составленный план интервью в общении с ним после первых двух вопросов летит ко всем чертям. Но именно поэтому с ним так интересно беседовать.

Звуки: Альбом "Идём На Восток" по сравнению с предыдущими работами запомнился как бы "заэлектронизированным" звучанием. Особенно в первых песнях.

Макс: Да, это так.

Звуки: Задумывалось ли такое звучание специально, или же это само по себе получилось?

Макс: Это вышло под влиянием различных причин. Скажем, песня "Рекламное Место Сдается", она в принципе делалась электронным способом и мы ее "оживляли" для концертов. Вы ее увидите и услышите на DVD в относительно живом виде. Хотя ее концертное исполнение немыслимо без поддержки секвенсоров. Меня такой способ производства музыки не только не отпугивает, но и, признаюсь честно, очень сильно привлекает. Что касается первой песни "Эй, Мутант!", то она просто на репетициях "не ожила". И если бы не "электронный" подход, то ее бы и не было. А это, в принципе, моя любимая песня на альбоме.

Звуки: Согласно пресс-релизу, вы исполнили на съемках "Потерянного Поезда" и исполните на концерте несколько новых песен.

Макс: Имелись в виду песни с альбома "Идём На Восток".

Звуки: Он вышел два с лишним года назад...

Макс: Мы этого не скрываем.

Звуки: И новых вещей пока не предполагается - ни к исполнению, ни к изданию?

Макс: Пока принципиально нет. Я написал достаточно много музыки, но она находится в таком виде, в котором я хочу с ней работать дальше. Она для меня немножко по-новому звучит и немножко по-новому делается.
Я не очень хочу в каждом новом событии, которое происходит в нашей жизни, пытаться угодить всем. Потому что это в итоге ни к чему хорошему не приведет. Мы анонсируем и предлагаем публике наш концерт "Потерянный Поезд". Мы очень долго шли к тому, чтобы его привести в состояние готовности. Видеомонтаж, сведение звука... Звук только концертный - в студии ничего не доигрывалось и не переигрывалось, не допевалось и не перепевалось. И то, о чем я сейчас достаточно открыто говорю, это отсутствие концертного шоу у рок-коллективов на нашем рынке. Его просто нет по факту. Последнее, что я видел - это на "Нашествии" года три или четыре назад Ария. После них были, извините, пожалуйста, за хамство, мы с нашим 15-летием в Театре Эстрады, и после этого, опять же, мы. Это единичные случаи. 15-летие мы запечатлели на DVD, который уже давно вышел. Так и сейчас, с концертом "Потерянный Поезд". В силу того, что время идет, и нам интересны наши более поздние произведения, мы в основном включили в него песни из альбома "Идём На Восток", но там много и суперхитов наших. Причем уже по идейным соображениям нет "Хару Мамбуру", от которой мы асолютно не отрекаемся и с удовольствием ее будем играть. И на концерте 18 числа мы ее тоже будем исполнять... но вот это желание угодить всем - "а вот здесь мы всунули новую песенку, а вот здесь мы сделали ремиксик, а вот здесь мы сделали какую-то обработочку" - такими полу-действиями, полумерами, обработочками двадцать шестой версии тридцать пятой песни, я идти не хочу.
Для меня это в принципе очень важная работа. Я позволю себе некоторую нескромность - так же, как и в случае с 15-летием, я реально продюсировал этот концерт. Поиск команды, поиск денег, поиск места, сведение всего в одно... Это не означает, что занимался режиссурой и звукорежиссурой. Я занимался тем, что вы увидите, когда возьмете в руки DVD.
Создание новой музыки - для меня это абсолютно новая история. И я сейчас совершенно не понимаю, какой будет моя новая музыка. У меня есть дома какое-то количество музыкальных идей, которые самые близкие - и то не все знают. Причем мою фразу можно трактовать по разному: не все самые близкие их слышали, или - самые близкие не все из этого слышали. Это отдельная история. и я ее хочу начать отдельно. Как наш директор Сережа говорит: мухи отдельно, котлеты отдельно.
Сейчас наш концерт - это то, как мы видели себя последние два года. Как бы мы очень хотели себя видеть в смысле стандартного прокатного шоу. К сожалению, регулярное шоу в этой стране невозможно по причине отсутствия финансовой обоснованности такого шоу. Более того - наше шоу является чистой воды альтруизмом. Разница между затратами и выручкой - потрясающая в процентном соотношении. Она ненормальная в смысле перевеса затрат. Я уже сделал тысячу акцентов, но мы сейчас говорим именно о нашем сегодняшнем состоянии на сцене и видении самих себя. Другого я и не анонсировал.

Звуки: Клип на песню "Сибирская Любовь" снят на фестивале "Русская Зима". А как вообще получилось это выступление? Почему-то про этот фестиваль у на очень до сих пор мало слышно...

Макс: Не очень готов поспорить, либо согласиться - если речь идет об откликах в прессе. Потому что я, совершенно не ожидая никакого рекламного всплеска от участия в фестивале, получил какой-то бешеный совершенно ответ, фидбэк.

Звуки: Как вы туда попали, как это происходило, и что запомнилось?

Макс: "Русская Зима" регулярно проходит на Старый Новый Год на Трафальгарской площади в Лондоне. Понятно, что фестиваль, проводимый в Лондоне, в основном освещается лондонской русскоязычной прессой. Попали мы туда потому, что получили приглашение. Лично у нас еще есть некая история, которая связана с нашей дружбой с компанией, которая проводит это мероприятие. Это просто часть моей личной жизни. Меня привез в Лондон мой большой друг, Алексей Михалев - это специальный корреспондент российского телевидения в Лондоне. Позапрошлой зимой мы просто приезжали, пожили у него, познакомились с организаторами "Русской Зимы". С его помощью они больше узнали о Ногу Свело! - потому что они давно живут в Лондоне. Они, естественно, знают все по всплескам - по нашему "Турецкому Гамбиту", например. Думали, решали - звать нас, или нет. В итоге решили, позвали, остались жутко довольны. В итоге наше сотрудничество продолжилось - нас позвали на фестиваль "Moscow Motion", который проходил в то время, когда и Экономический Форум - мы недавно вернулись.

Звуки: Полная съемка выступления с "Русской Зимы" существует? И стоит ли она того, чтобы быть выпущенной?

Макс: Полная съемка наша вообще проводилась моей женой Таней. Была еще одна камера, заказанная, снимала общие планы. Я думаю, тут только на один клип и хватит.

Звуки: У вас есть несколько любопытных сборников песен. Собираетесь ли вы выпустить аналогичный видео-сборник?

Макс: Мы мечтаем издать наши видеоклипы. Их сейчас уже за двадцать пять. Пока у нас есть горячая работа. Когда мы закончим с концертом, мы начнем спокойный процесс подготовки к сбору видеоклипов. Сейчас мы занимаемся такой технической процедурой, как приведение в порядок всех носителей, всех "мастеров" видеоклипов. Они хранятся у нас в формате "BETACAM". Их просматривают, если нужно - реставрируют. Мы постепенно к этому готовимся. Нам еще необходимо пройти некие процедуры, связанные с откупанием прав на определенные видеоклипы, потому что копирайт на некоторые мы делим с кем-то. Нужно договориться - либо отдадут, либо продадут. Каким-либо достойным человеческим образом мы получим право на издание определенных видеоклипов. Потому что без них эта коллекция будет немножко пустовата.

Звуки: Войдут ли на подобный сборник фрагменты каких-то концертных выступлений? Например ваш гиг на "Нашествии-2002" был не столь продолжительным, чтобы делать отдельный DVD, но весьма эффектным - пулемет, бензоколонка, военный оркестр...

Макс: Мы в принципе об этом задумывались, но решения не приняли. Пока отвечу: не знаю. Идея сама по себе достаточно живая, надо бы связаться с "Нашим Радио", с тем, кто хранит права и копии. Но все-таки доля таких номеров будет невелика. Я, право, не готов ответить на этот вопрос еще и потому, что каждая работа должна быть концептуально выдержанной на мой взгляд. И я очень бился за то, чтобы концептуально выдержанным был наш "Потерянный Поезд". Я не сразу и с некими сомнениями (до сих пор они у меня присутствуют) согласился на то, чтобы в этот DVD вошел еще короткометражный фильм о нашей гастрольной жизни, который я сам снимал в поездках. Мы его назвали смешно: "Видеоклип Судьбы". Псевдопафосно...

Звуки: Во многих статьях о Ногу Свело! вас представляют, как вокалиста, забывая о том, что вы еще и басист. Расскажите о своих бас-гитарах. Та, что участвовала в съемках видео...

Макс: "Fender Precision". Белый гриф, кленовый. Цвет - "sunburst". Хамбакер и два полусингла. Мензуру отстраиваю относительно по слуху. Когда-то только так и делал. Сейчас это дело техники. Есть слабое место - достаточно мутная составляющая в районе 100 - 150 герц. Я ее пытаюсь выхолащивать путем эквализации на концертах...

Звуки: Педалькой эквалайзера?

Макс: Нет-нет, я на пульте прошу сделать. Мне с педалями работать очень тяжело. У меня все внимание занято пением. Играю я, соответственно, автоматически. Подходить, нажимать - это не моя история. В качестве имитатора предусилителя я использую "SansAmp". Я попробовал что-то другое, и пока вернулся к нему. "Precision" - обычный традиционный инструмент, который не факт, что честным образом выиграл кокурентную борьбу с "Modulus". Но когда я приобрел "Fender", я просто заболел им...

Звуки: Некоторые считают, что для современной музыки звучание "Fender" несколько старомодно...

Макс: Это все желание кого-то высказать какую-то мысль. Человек же обязательно должен что-то сказать. А "Modulus" - это, практически генератор. Он спектрально, конечно, не такой богатый, но он совершенно стопроцентный по звучанию. Один хамбакер, графитовый гриф. Одна техническая неурядица - очень близко расположена первая струна. Я вообще не хочу часто юзать его, потому что лады имеют тенденцию стачиваться. Мне их уже притерли, но через одну-две притирки, я боюсь, что придется их менять. Во-первых, в принципе я боюсь кому-то в руки давать инструменты, когда связано с такими вещами, а во-вторых это графитовый гриф.

Еще из четырехструнных я покажу вам, жаргонно, "обрубок" - это "безголовый" бас...

Звуки: Колки непосредственно на деке?

Макс: Это называется "гитара с обратной механикой". Исполнена она одним мытищинским мастером. Она вполне сносно звучит. Ее поразительно сложно настраивать, просто физически больно крутить колки. Тут использована какая-то совершенно допотопная механика, вытаченная где-то мужиками на станках. Сам порог ни к чему не прикреплен. Он свободно лежит на деке. Снимаешь струны - и он отваливается.

Звуки: Как на полуакустических гитарах...

Макс: Ага. И он сквозной. Вся гитара - единый кусок дерева. Только с одной небольшой добавочкой - куска не хватило...

Звуки: На постере "Каллы" у вас пятиструнный бас. А в интервью "Музыкальному Обозрению" (1998. - 2) вы говорили, что ваши отношения с пятиструнным басом не сложились...

Макс: Это не совсем так. Вот моя гордость... (достает из кофра пятиструнный "Schecter", по форме напоминающий "Telecaster"). Отношения с пятиструнной гитарой у меня сложились, но я бас-гитарист, мягко скажем, своеобразный, необразованный, бесполый и неширокопрофильный... Да просто я неважнецки играю. Мне очень приятно, что более профессиональные и серьезные басисты, один из которых, позволю себе сказать, Леша Асташев, играющий с Гариком, меня в общем-то, хвалят - но хвалят за относительно энергичную подачу. Естественно, на пятиструнном играть сложнее. "Schecter" очень капризен, он поет, но он неповторим. На седьмом ладу у первой струны здесь сперва просто умирал звук. Я его даже сначала сдал. Прожил без него несколько дней, понял - не могу. И забрал назад. С годами он разыгрался. Я на 4-струнных очень часто перестраиваю "ми" на "ре", а в песне "Последнее Танго" я перестраиваю "си" на "ля". Не помню, правда, когда мы последний раз исполняли "Последнее Танго"...

Напоследок мы сделали еще несколько фотографий Максима и его гитар. Увидимся на концерте.

15.05.2007, Дмитрий БЕБЕНИН (ЗВУКИ РУ)