ELECTRIC SIX  Электрический приговор адекватности

Electric Six играют надрывной поп-рок с зубным налетом то одного, то другого. Но их энергичный московский концерт больше напоминал простенькую вечеринку в аду. На одном из музыкантов значок: ""Fuck Art Let's Dance".

Шестерка Электриков из Детройта существует почти десять лет, если считать с момента первых побуждений к ее созданию. На самом же деле жизнь в группе зашипела сравнительно недавно - c выходом первого альбома "Fire" в 2003 году. С тех пор парни успели спаять ещё три альбома и даже одну пластинку ремиксов, но ни на одной из последующих записей превысить напряжение собственного дебюта не смогли.

Как только стало понятно, что группа входит в международный оборот, состав обеднился на трех изначальных участников, а их заменили другие. Хуже не стало. Electric Six из тех команд, которые никогда не прочь похулиганить на почве политики, наркотиков, секса либо каких-то норм и устоев. Немалую работу в этом плане выполняют существующие в ротации видеоклипы.

Звучание и стиль не открыли музыкальному миру ничего нового. Можно найти любые самые странные и незамысловатые отголоски. Клавиши на службе рок-музыки, как у The Doors, три гитары для многоканальности, как у The Strokes. А вокалист Дик Валентайн (Dick Valentine), как понятно, к примеру, по тем же клипам, сойдет за кого угодно. "Шесть Электриков" играют надрывной поп-рок с зубным налетом то одного, то другого.

Этим вечером Electric Six появились на сцене так, будто только что выбрались со съемок клипа на композицию "I buy the Drugs". Percussion World, правда, успел облачиться в футболку, The Colonel одеться совсем в другой костюм попроще, а Дик и Тэйт (Tait Nucleus) махнуться рубашками. Джоны (Johnny Nashinal, John R. Dequindre) же не запарились на тему переодеваний, они вместе c клавишником остались верны конспирологическим очкам. Но честно говоря, в тот момент, кроме меня, вряд ли кто-то в зале это заметил, потому как все пришедшие разом посходили с ума - что не удивительно.

Шоу стартануло с хорошо известной неполиткорректной композиции "Gay Bar". Затем где-то после третьей песни Дик Валентайн впервые решил основательно заполнить промежуток между исполняемыми треками. Пустоты происходящего заполнились дождиком срама на Буша-младшего, соблазнительными улыбками настоящих янки и улюлюканьем разогретой хитами толпы. Самое веселое, что вряд ли хотя бы пятьдесят процентов кричащих "гип-гип-ура" речам Валентайна понимали хотя бы те же пятьдесят процентов от этих речей и лозунгов. И это еще притом, что звук весь концерт был не самый блестящий.

"Next song to the Russian girls!" - вещает Дик, и песня "Infected Girls", отправляется к русским девушкам. Все больше раскрепощаясь, Валентайн скидывает свой пиджак. В зале уже действительно жарко. Справа, слева, сверху, отовсюду тянутся руки с телефонами, фотоаппаратами профессиональными и не очень. Антураж съемки дополняют клубы дыма, которые для начала каждый раз выбрасываются точно мне в лицо.

Между "Pulling the Plug on Party" и "Bite me" на сцену по колонкам с левой стороны вылезает миловидная девушка, которая до этого старательно махала над моей головой миниатюрным флагом Соединенных Штатов. Она подбирается прямо к Дику и сует ему в руку синий маркер, после чего оголяет живот. Мистер Валентайн ловко проводит по молодой коже волнистую черту. Когда же девушка своевременно ныряет обратно в зал, фронтмен группы уже снова травит какие-то присказки. Во время "Bite Me" он вдруг прилипает к полу, а затем делает больше двадцати отжиманий. Белая рубашка на Дике Валентайне теперь окончательно анти-заправлена.

В середине концерта люди уже совсем невменяемы. Свободного пространства не нашлось бы даже для яблока, вздумай оно упасть, однако где-то в центре зала происходит некоторый слэм и попытки танцев. Первым рядам приходится нелегко. У одной дамы почти вся грудь отвалилась гулять на сцену, а ее взгляд вряд ли транслирует силу мысли. Рядом с ней какая-то парочка устроила мелкую драматическую драку. Через некоторое время еще одна девушка выбирается на мгновение на сцену покривляться рядом с долговязым любителем курительных трубок The Colonel. Обычно грубые и бестолково бдительные секьюрити все еще спят. Джон (John R. Dequindre), подойдя к краю сцены, делает кому-то в зал "змеиный язычок". А Дик эмоционально подорван, вальсует с проводом и в привычно ленивой манере размахивает микрофонной стойкой. Еще он иногда щурится и невротически моргает, подобно Дику из клипа на "Danger! High Voltage".

Во время "Future is in Future" происходит некий экстаз: тела на шарнирах и поза лотоса. Мой взгляд фокусируется на черном бюстгальтере, висящем у The Colonel на микрофоне. Когда и как он успел там появиться - неизвестно. Очередного вылезшего на сцену человека на этот раз мгновенно убрали. Порою начинает казаться, что я попала на простенькую вечеринку в ад. Желтый значок все того же The Colonel гласит: "Fuck Art Let's Dance". Электрический приговор адекватности объявлен.

Из зала доносится многократное декламирование припева "Danger! High Voltage!", и на этой ноте Electric Six спокойно уходят, прекрасно зная, что их все равно сейчас позовут эти ненасытные зрители. Сначала они делают это при помощи стандартной речевки "We want more! We want more!", потом переходят на скандирование названия песни, сыгранной в самую первую очередь: "Gay Bar! Gay Bar!". И хоть выход "электриков" на бис был ожидаем, зал "взрывается", когда это происходит.

Исполняются "Dance Epidemic", "Dance Commander". Люди тянут руки к шести электрикам, им не отвечают, перед ними танцуют. Джон, басист, выделывает кренделя с собой и гитарой. Дик марширует, улыбается и машет. А зал снова стонет: "Gay Bar! Gay Bar!". Группа уже не имела права отказываться, и получилось так, что с чего началось, на том и закончилось. Знаменательно.

06.03.2007, Маша ГРИБАНОВА (ЗВУКИ РУ)