BONEY M  The Magic Of Boney M

Есть мнение, что определению какого-либо жанра стопроцентно соответствуют лишь артисты "второго эшелона". Звездам первой величины в рамках жанра всегда тесно, их творчество выпирает за очерченные...

Есть мнение, что определению какого-либо жанра стопроцентно соответствуют лишь артисты "второго эшелона". Звездам первой величины в рамках жанра всегда тесно, их творчество выпирает за очерченные критиками рамки во все стороны. Собственно, это одна из причин, по которым их деятельность и попадает под определение творчества. Диско-миф трещит по швам, и разваливается, как карточный домик, стоит лишь пристальнее вслушаться в работы ABBA, Bee Gees или Boney M. Правда, последние, в отличие от первых, были и остаются не группой, а скорее проектом, причем созданным именно для исполнения диско. Но и их музыка практически сразу вышла за определенные для нее границы.
Изначально группы не было. Песен в привычном смысле этого слова - тоже не было. Да и стиль "диско" особого значения не имел. Была ни к чему не обязывающая "этикетка" Boney M, под которой средней руки поп-композитор Франк Фариан (Frank Farian) записал в 1976 году музыкальное сопровождение (его даже песней сложновато назвать) для нового модного танца под названием "бамп". Совершенно неожиданно тема "Baby Do You Wanna Bump?" попала в европейские хит-парады, и молох шоу-бизнеса возжелал, чтобы означенные Boney M появились на сцене. Но поп-мир не любит тридцатилетних, а Фариан к описываемому моменту уже перешагнул этот рубеж. Поэтому ему в срочном порядке пришлось выставить вместо себя четверку концертных альтер-эго: певицу Лиз Митчелл (Liz Mitchell) из Le Hamphry Singers, не имевших до этого музыкального опыта Марсию Баретт и Мейзи Уильямс, и ди-джея Роберта Фаррела. Интересно, что все четверо были уроженцами Ямайки, хотя и проживали в настоящий момент в Европе. "Baby Do You Wanna Bump?", имеющая массу аранжировочных отсылок к "черной" музыке, была неплохо принята в исполнении ребят с Карибского моря. Стало ясно, что фишку с "группой" надо раскручивать и дальше.
Лиз Митчелл и Марсия Баррет, у которой было от природы неплохое контральто, были допущены и к работе в студии. К тому же Митчелл внесла и некоторый вклад в сочинение новых песен. Инструменталом и аранжировками, однако, по-прежнему занимались Франк Фариан и команда сессионных музыкантов, среди которых в 1978 году мелькнул некий Михаэль Крету (Michael Cretu), впоследствии сделавший известным имя Enigma. Несколько оригинальных разработок Фариана и компании очень скоро вошли в арсенал изобразительных приемов набиравшего обороты диско. Например, при записи песен "Daddy Cool" и "Sunny" педаль хай-хэта управляла также и приставкой "вау-вау", через которую проходил звук с микрофона, собственно хай-хэт и записывающий. Это неожиданное звуковое решение пожалуй впервые представило широкой публике хай-хэт не как деталь ударной установки, а как фактически самостоятельный мелодический инструмент.
Недостаток собственных песен с лихвой восполнялся обилием кавер-версий признанных поп- и рок-хитов (кстати, с большим вкусом подобранных и заново аранжированных). Boney M исполняли "No Woman No Cry" Боба Марли, "Still I'm Sad" Yardbirds и "Have You Ever Seen The Rain?" Creedence, "Heart Of Gold" Нила Янга, "King Of The Road" Роджера Миллера и даже "Painter Man" полузабытых ныне гаражных прото-панков The Creation. Причем все эти каверы - как минимум, не хуже оригинала. А как максимум... Пожалуй, мелодический потенциал "Have You Ever Seen The Rain?" и "No Woman No Cry" по-настоящему раскрывается именно в исполнении Boney M. Кроме того, из всех поп-интерпретаторов регги-стиля эта команда единственная не вызывает у ревнителей чистоты жанра резкого отторжения. Что уже немало.
Хит-конвейер Boney M не знал сбоев до 1984 года. "Kalimba De Luna" и "Happy Song" продемонтрировали отход от ставшего к тому моменту слишком традиционным диско в пользу электропоп-ориентированного латино и стали последними крупными хитами состава. С тех пор Boney M существовали исключительно, как концертный состав, в котором со временем поменялись все, кроме Лиз Митчелл. Это воплощение занималось в основном исполнением старых хитов и выпуском ремиксов на оные.
Наконец в 2006 году Франк Фариан и Лиз Митчелл вновь объединили свои силы для создания первой за два десятка лет оригинальной композиции "Moment Of Love". Сенсацией эта работа не стала, но формальным поводом к выпуску очередного сборника оказалась неплохим. Да и на нашем радио "Ретро FM" эту балладу полюбили.
Здесь стоит вспомнить и историю любви к Boney M в нашей стране. Активно игнорировавшая западную поп-музыку шоу-индустрия Советской России почему-то встретила "ямайских немцев" с распростертыми (с сахаром) объятьями. Уже в 1979 году группа выступила в Москве, а ВСФГ "Мелодия" по горячим следам переиздала первый и третий альбомы Boney M. Правда, дебютный "Take Me Heat Off Me" в советском издании лишился названия, а легендарный "Night Flight To Venus" имеет лишь 60-процентное сходство с оригинальным винилом "Hansa-Atlantic", счастливым обладателем экземпляра которого является автор этих строк. "Rivers Of Babylon", "Rasputin" и "Never Change Lovers In The Middle Of The Night" в версии "Мелодии" по какой-то причине отсутствовали. Зато имелась "Hooray! Hooray! It's A Holi-Holiday" с предыдущего релиза "Love For Sale". Лицевая сторона обложки оказалась обезображеной художниками ВСФГ, а оборотная - перепечаткой статьи о группе милейшего Артемия Троицкого из журнала "Музыкальная Жизнь" за апрель 1979 года.
Настоящий сборник - забавный сувенир, который можно шутки ради купить в фойе на очередном московском концерте группы. Настоящие меломаны, правда, все равно предпочтут ему три первых альбома, зато все остальные останутся довольны.

20.02.2007, Дмитрий БЕБЕНИН (ЗВУКИ РУ)