ЛАМПА LADINO  "Популярная механика" этно-авангарда

"Волшебство" - самое подходящее слово, чтобы описать атмосферу, царящую на концертах группы Лампа Ladino. С одной стороны завораживающая музыка сефардов, с другой - изысканные эксперименты членов группы. С ними и удалось пообщаться Звукам.Ru

Первая ассоциация - "лампа Аладдина" - столь же естественна, сколь само их присутствие на сцене. "Волшебство" - самое подходящее слово, чтобы одним широким жестом описать атмосферу, царящую на концертах группы Лампа Ladino. С одной стороны завораживающая, безумно красивая музыка сефардов (евреев, живших в Испании до начала XVI века, чей язык - смесь иврита и испанского - как раз называется "ладино"), с другой - высокохудожественное "безумие" самих музыкантов, тяготеющих к самым различным музыкальным культурам, от джазового авангарда до индийской этники. Очередная форма извечной оппозиции "Запад - Восток"? Возможно. Однако в данном случае всё решается "полюбовно". Из хаоса поражающих своею связанностью звуков, рождается прекрасная мелодия. Рождается, чтобы вдруг исчезнуть, раствориться в породившем её хаосе вселенской круговерти и... возродиться вновь, подобно реке, миновавшей порог, возвращая слушателя в неспешное русло печального средневекового романса.

Баланс и взаимопроникновение хаоса и гармонии, подсказанные самой жизнью. Даже состав группы, подчинён этому космическому правилу - все семь участников профессиональные музыканты, и только барабанщик "ничего не заканчивал, но играет лучше всех", шутят участники группы. С двумя из них, стоящими у истоков коллектива, органистом Григорием Сандомирским и вокалисткой Светланой Свириной, нам удалось пообщаться в уютном зале клуба "Жесть", сразу после одного из их последних концертов.

Звуки.Ru - Собственно, почему за основу была взята именно сефардская музыка, область специфическая, но вместе с тем, обретающая всё большее число почитателей?

Григорий Сандомирский: Я слушал много разной музыки и однажды мне попалась какая-то запись из области нью-йоркского даунтауна; это была запись Ури Кейна (Uri Caine) с канадским кантором Аароном БенСуссаном (Aaron BenSoussan) - проект Zohar:Keter и там была вещь "Quando el Rey Nimrod"... Я ещё с детства знал, что существует язык ладино и вот впервые услышал его живьём. Мне очень понравилось - мурашки пошли, пробрала дрожь... Стал искать другие записи. Кто-то стал что-то советовать, из Израиля многое привёз...

Светлана Свирина: Этот момент "вынашивания" длился, наверно в течении года, пока Гриша научился петь и играть "Quando el Rey Nimrod". А поскольку мы достаточно давно дружим, он в какой-то момент пришёл в колледж, где я преподаю вокал, и сказал, что сейчас мне покажет волшебную песню. Начал играть - размер непонятный, лад непонятный, язык непонятный... Спрашиваю, а что это такое? Он говорит, вот это язык "ладино" и такая вот музыка. Всего за две репетиции мы подготовились к сборному концерту - у нас был совершенно ополоумевший басист, он не понимал вообще, как надо делать - но мы сыграли, и всё пошло на лад... Через несколько месяцев в Москву приехала испанская певица Роса Сарагоса, она исполняла старинные песни, в том числе и сефардские. Я была настолько потрясена, что два часа ревела как душ - это было настолько красиво! Тут же позвонила Грише и сказала - я хочу это петь!

Звуки.Ru - И что было дальше?

Светлана Свирина: Гриша пригласил Машу (Мария Логофет - скрипка), потом я привела Лёшу (Андреева - гитара), потом пришла Лиза (Дудкина - флейта). Ну и, собственно говоря, Кирилл (Паренчук - ударные, перкуссия). Олега (Канакова - бас-гитара) Маша подтащила на сентябрьский концерт.
Григорий Сандомирский: Всё началось, по сути, с одной песни.

Звуки.Ru - А сколько сейчас их в репертуаре?

Григорий Сандомирский: Порядка 16-ти. Но у нас многое уходит в доделку - вещи "уходят", потом вновь "появляются". Нам же хочется более разнообразного звучания: у нас сейчас есть программа с барабанами, есть программа с перкуссией, она такая, более лёгкая, с фортепьяно, другое звучание, более камерное...

Светлана Свирина: Мы постоянно что-то меняем. У кого-то меняется подача, у кого-то меняется мелодический рисунок... и сразу перестраивается-меняется аранжировка. Например, летом перед концертом в "ДОМе" уехал Кирилл и барабаны заменили на персидский тонбак - абсолютно другой инструмент. Мы поменяли все аранжировки. Потом у нас исчез гитарист...
Григорий Сандомирский: Не только гитарист, ещё и флейтистки не было. Без гитары и флейты, взяли трубу, которая покрывает собой оба инструмента... (смеются)
Светлана Свирина: ...и контрабас. Это вообще был какой-то джаз-мейнстрим... То есть, каждый раз это звучит по разному. Потом у нас есть вариации: трио, дуэты, квартеты. На самом деле это очень эффектно, потому что когда группа всё время звучит "tutti" возникает очень большая нагрузка на уши. Тем более, у нас очень много музыкальных отступлений, переплетающихся линий - флейта, скрипка, голос... И вот, всё это замолкает, звучит только голос и гитара. Или скрипка и гитара. Только голос и бас. Но взаимодействие музыкантов всё равно сохраняется. Вот где театр!

Звуки.Ru - Традиционная музыка в объятиях авангарда?

Григорий Сандомирский: Авангард - это ко мне. Я себя "позиционирую" как авангардного музыканта. (смеется) Для меня спонтанность взаимодействия вообще очень важна. Например, наш барабанщик Кирилл позиционирует себя как "индийского" музыканта (смеется) - играет (голос Кирилла - "На гармошке!") - и на гармошке (все смеются), и на табла. Как-то уживаемся. Конечно, в этом есть определённые проблемы, потому что не всегда удаётся достичь компромисса... но мы стараемся это решать. Тут важно не потерять контроль на некой общей идеей, чтобы это не развалилось совсем. Я надеюсь, что удаётся выдерживать баланс, всё-таки это воспринимается как искусство, а не как плохая компиляция.

Звуки.Ru - Итого: фьюжн?

Светлана Свирина: Наверно, да. Фьюжн - это естественное, лежащее на поверхности слово; даже не знаю, это какая-то эклектика музыкальная. Мне на самом деле не хотелось бы какого-то чистого звучания...

Звуки.Ru - Какие инструменты вы используете?

Григорий Сандомирский: Голос, гитара, бас, барабаны или перкуссия, флейта, скрипка, клавиши, где удаётся рояль, где не удаётся - электроорган, мелодика.

Светлана Свирина: Рояль используется по полной программе: клавиатура, струны, боковые деки, колёсики, ножки, стульчик. То есть, когда доходит дело до рояля, там начинает звучать всё.
Григорий Сандомирский: (смеясь) Всё остальное перестаёт звучать.
Светлана Свирина: Рояль, он многим не даёт покоя. (смеётся)

Звуки.Ru - Это основное. А из того, что привносится или может быть привнесено?

Светлана Свирина: Кирилл помимо ударных инструментов играет на сопрано-саксофоне, и есть мысль ввести сопрано-саксофон. Потом, Лиза учится вокалу - в некоторых местах мы уже поем дуэтом. Басист играет на шестиструнном басе, а шестиструнный бас - это такое поле непаханное! Мы пока ещё не очень знакомы, но я поглядываю на него, сглатывая слюну, что называется. Шестиструнный бас - это ооо!... - все остальные могут идти отдыхать. (смеётся) Это из меня минимум выжимается - ну, голос и голос - и всё. Я вообще - набалдашник, последний декоративный элемент. (смеётся)

Григорий Сандомирский: Света на самом деле - прирождённая авангардная певица, хотя пока она в себе этого не чувствует. (смеётся)

Светлана Свирина: Просто изначально я впитывала западную, негритянскую музыку, негритянское пение, поэтому и позиционирую себя как певица джазового мейнстрима, и если я пою сефардские стандарты, то пытаюсь делать такую же акцентировку, как если бы я пела джаз.

Звуки.Ru - Какие задачи вы ставите перед собой как музыканты?

Светлана Свирина: Неплохо было бы выйти на международные фестивали.

Григорий Сандомирский: Надо обязательно записаться. Хочется развиваться, вводить авторские композиции в числе прочих, может быть инструментальные, может быть вокальные. Сейчас мы используем всё-таки песни народные. Постепенно мы ещё будем искать материал, я надеюсь расширять репертуар, но чтобы можно было развиваться, будем параллельно делать собственные композиции - чтобы это не было мертворождённым коллективом. Но цели конечной - её не будет... А что касается "для себя"... Мне хочется по миру поездить... (смеётся) У музыкантов всегда это делается "для себя", чтобы тебя самого радовало, то, что ты делаешь. И если это радует других, то это большая удача (смеется). Главное, чтобы перед самим собой стыдно не было.

Светлана Свирина: Задача музыканта в первую очередь выглядеть убедительно перед публикой. Ты так чувствуешь - твоя задача передать своё чувство всем, чтобы его ощутили и поняли. Если на этот акцент не реагируют, значит, его просто не слышно, или мы что-то не так делаем. Слушатель - это в некотором роде лакмусовая бумажка, позволяющая понять, работает у нас что-то или не работает. Я очень горжусь тем фактом, что к нам ходят люди, которые слушают. Они слышат, говорят: "Ой! У вас сегодня всё иначе! Всё как-то не так. Здесь вы что-то поменяли." Это очень ценно. К нам после концерта однажды подошел молодой человек из "немецкой делегации" и был представлен как настоящий сефард - сказал, что ему очень понравилось, и он узнал песни, которые ему мама пела в детстве.

Григорий Сандомирский: Мне пришел в голову такой пример: идёт человек по улице и где-то посередь поля (или не поля - не важно) видит, торчит из земли какая-то конструкция вроде трубы. Ему нравится как она выглядит, и он начинает использовать её для некой публичной инсталляции - украшает, меняет форму, и т.д. А потом выясняется, что это единственный воздухозабор для какого-то подземного бункера, где люди живут. Как говорится, хорошо то, что хорошо кончается. (смеются) Мы же заканчивать пока не собираемся.

01.12.2006, Евгений СЕМИСОТОВ (ЗВУКИ РУ)