FLЁUR  Услышанному верить

Третий визит в Москву коллектива из Одессы - и первый их большой сольный концерт в столице. При отсутствии рекламного шума - черный пенал концертного зала "Икры" плотно забит. "Сарафанное радио" до сих пор работает безотказно, и до сих пор нет лучшей рекомендации концерта, чем восторги тех, кто там побывал.

"Все-таки в этой жизни все держится на контрастах, - раздался голос в темноте за левым плечом. - Только что на сцене были толстые волосатые мужики, а теперь - очаровательные стройные блондинки". Так доброжелательная публика прокомментировала конец сета разогревающей группы Оркестр СТО и появление одесских музыкантов. Состав Flёur гораздо сильнее походил на оркестр - виолончель, скрипка, флейта, выдвинутые на авансцену клавиши - все недвусмысленно обещало полный спектр романтических радостей. Но если бы все было так просто - вряд ли этим ноябрьским вечером перед входом в клуб изнывало столько людей.

Третий визит в Москву коллектива из Одессы - и первый их большой сольный концерт в столице. При отсутствии рекламного шума - черный пенал концертного зала Икры плотно забит. "Сарафанное радио" до сих пор работает безотказно, и до сих пор нет лучшей рекомендации концерта, чем восторги тех, кто там побывал. Цепная реакция этих восторгов сгоняла несколько лет назад толпы на весельчаков 5'Nizza, обеспечивала начальный капитал доверия Нино Катамадзе. А сейчас сделала триумфаторами Fleur.

Хорошую службу музыкантам сослужила и сеть - найти их записи не составляет труда, поэтому публика прекрасно знала, на что шла. И слаженно подпевала любимым номерам. У группы четыре изданных альбома, три из которых широко известны в узких кругах, а к четвертому узкие круги еще не знают, как относиться. Круги эти неоднородны и включают в себя в равной степени хмурых пессимистов в черном и романтическую молодежь с горящими глазами, а также неопределенное количество людей, полюбивших Flёur по разнообразным личным причинам. И, как ни странно, для каждого вопроса из публики у музыкантов, вернее, у двух главных действующих лиц группы, находится свой ответ.

Выступление началось с новых песен - не тех, что вышли на последнем альбоме, а тех, которые живут пока только в концертых версиях. И вместо радости узнавания публике был предложен труд осмысления. Благодаря чему каждый пришедший на концерт мог проверить свои чувства, заново решив - нравится или не нравится ему Flёur. Зато переход к блоку проверенного репертуара был отмечен ликующим хоровым пением "Формалина". Два десятка меланхоличных признаний, чуть более мечтательных - Елены Войнаровской, чуть более пародоксальных - Ольги Пулатовой. Даже странно думать, что такое количество людей с готовностью проецируют их на себя, разделяя переживание, присваивая каждому "я" в тексте свою историю. Цветы на сцену и неловкий смущенный конферанс Пулатовой.

Можно не любить Flёur за пафос в текстах, за срывающиеся на верхах голоса вокалисток, но трудно не расслышать в их музыке нечто, что отличает их от густой массы музыкального чернозема родины. Мягкие аранжировки наложены на трудолюбиво кашляющий бас, витиеватая ласковая мелодия обволакивает пугающе жесткий образ, влажное урчание виолончели обеспечивает в нужных местах адреналиновый драйв. Наверное, вот эта неоднозначность и привлекает в музыке Flёur. Они не стремятся овладеть залом, они играют свои песни. Они умеют передать сильную эмоцию, не повышая голоса. Чтобы тебя услышали - надо говорить тихо. И тогда услышанному можно поверить.

20.11.2006, Санитар Леса (ЗВУКИ РУ)