NINETYNINE  Скрипка, ксилофон и гайда

Чтобы поддержать только что открывшийся клуб, в Москву из самой Австралии приехала экспериментальная арт-рок группа Ninetynine.

Чтобы поддержать только что открывшийся клуб FM, в Москву из самой Австралии приехала экспериментальная арт-рок группа Ninetynine. Со стороны организаторов ставка на австралийцев была выигрышной и с точки зрения экзотичности зачина, и в виду отменной репутации Ninetynine во всём мире. Кроме того, для FM, заявившего о себе и в пресс-релизах, и собственно на презентации как о "клубе, созданном профессионалами для профессионалов", резкий и независимый звук Ninetynine должен был стать благодатным материалом для демонстрации и современного оборудования, и специальной акустической отделки зала.

Немного о репутации. С момента своего основания в 1995 году группа Ninetynine выпустила уже шесть альбомов, в разных странах и на разных независимых лейблах, что для выходцев с обособленного материка - очень разумный принцип. Ещё один принцип, за который Ninetynine уважают - верность традициям независимой сцены, если у этого свободного и непостоянного явления вообще могут быть какие-то традиции.

Так или иначе, к выступлению австралийцев технически готовились долго. На разогрев пригласили "хороших друзей" - отечественную группу Белый острог. Их было двое (скрипка, гитара), однако, благодаря хвалёному ли оборудованию или же хорошему презентационному вину, на сцене ощущалось минимум пятеро, и это многие с удовлетворением отметили. Белый острог в течение всего выступления выполнял губами фонетические упражнения, блистал перед струнами перстнями, был слажен, но при этом производил впечатление полной импровизации. Скрипка работала за недостающую лидер-гитару, собственно гитара - за ударные, бас и клавиши. Не слишком интересная, но энергичная музыка была сработана даже слишком профессионально, обоим было хорошо без оглядки на партнёра - прямо-таки апология идеального супружества. Замечу, что Белый острог уже стоит в сетке FM, справляйтесь по телефону клуба.

Во время выступления коллег изнывающий в ожидании барабанщик Ninetynine позировал фотографам, натужно имитировал экстаз и корчил лица, потихоньку выходя из себя. Когда австралийцев наконец выпустили на поле, стало очевидно, что его нетерпение не было фальшивым. Этот человек, универсал, как и все участники группы, бешенствовал за любым инструментом, будь то барабаны, ксилофон, гитара или синтезатор, и его энергия покрывала и политесную сдержанность гитаристки, и деловую сосредоточенность солистки и основательницы группы Лауры Макферлейн. Её вокал, кстати, обозначенный в релизах как "нервный", на деле вышел бабьим в самом достойном смысле этого слова, не надрывным, но цепким и упорным. Том Йорк, активизировавший рацио.

Удивительная вещь, открывшаяся непрофессиональному уху: то ли из-за акустической специфики FM, то ли от специфики звука самих Ninetynine, все композиции австралийцев воспринимались так, будто игрались в акваланге. Этот эффект утрировал независимый, чужеватый характер каждой композиции и возбуждал внимание. Песни, что тоже немаловажно, у Ninetynine коротки, композиционно безупречны (излюбленный Лаурой приём - обрывать на самом пике), постоянные рокировки музыкантов стабильно удерживают сценографический интерес. Уже упомянутый барабанщик вносил непрекращающуюся бредовую вибрацию, неожиданно гармонизирующую со строгой академичностью Лауры.
Сдержанные "Thank you" из-за столиков неизменно получали ответ. Низкая сцена FM, вроде демократичного подиума, способствовала доброжелательности. И при всём при том Ninetynine держались отчуждённо, неконтактно.

Отплясывать возле сцены решилась только одна дама, и то, кажется, потому, что на ногах у неё были энергичные серебряные башмаки на редкостной платформе. И отплясывала дама диковинно, и пробралась даже под занавес на сцену, и перетянула бы одеяло зрительских симпатий на себя, кабы не была уведена охраной. С лёгкой подачи доморощенной дивы до микрофона допустили ещё немало русских, видимо, в оправдание свежей традиции FM - традиции "джем-сейшнов по средам". Невесть откуда взявшийся волыночник обратил мероприятие в фарс, затем постскриптумом попела болгарская гайда - на том и разошлись...

Вряд ли Ninetynine успели полюбиться зрителям, всё-таки акцент мероприятия стоял на новорождённом FM. Плюс тяжесть русского стереотипа: альтернативному австралийцу сложно нам угодить. Но судя по всему, мы угодили австралийцам.

P.S. Уходя, я тихо спиздила пепельницу.

20.10.2006, Ксения ЖЕГЛАЯ (ЗВУКИ РУ)