ФЕСТИВАЛЬ  Длинные руки и живые звуки

В центре "Дом" при большом стечении публики прошел совместный концерт Татьяны Гринденко, Владимира Мартынова и Леонида Фёдорова. И это совместное музицирование классической скрипачки, композитора-минималиста и пост-рокера можно считать центральным событием фестиваля "Длинные руки-3".

В воскресенье 1 октября в хорошо известном московским любителям "музыки с нестандартной нарезкой" культурном центре "Дом" при большом стечении публики (среди которой было замечено немало известных музыкантов) прошел совместный концерт Татьяны Гринденко, Владимира Мартынова и Леонида Фёдорова. И это совместное музицирование классической скрипачки, композитора-минималиста и пост-рокера можно считать центральным событием "домашнего" фестиваля "Длинные руки-3".

Культурный центр "Дом" в Большом Овчинниковском уже восьмой сезон, с осени 1999 года последовательно занимается тем, что разрушает возведенные отнюдь не музыкантами барьеры между "классикой", "джазом" "авангардом", "фольклором" и т. д. Внезапная преждевременная смерть в апреле 2004 года неугомонного заводилы всех "домовских" проектов Николая Дмитриева поставила под сомнение продолжение этой работы - и ответом на эти сомнения как раз и стал организованный коллегиальным "домкомом" во главе с вдовою Дмитриева Людмилой ежегодный фестиваль новой музыки "Длинные руки". В этом году в нем принимают участие 16 коллективов и исполнителей из США, Японии, Германии, Австрии, Швейцарии, Великобритании и, разумеется, России. Самые именитые из них - пионер фри-джаза, австрийский саксофонист Питер Броцман, британский электронщик и перформансист Билл Драммонд (известный более всего благодаря поп-проекту KLF), а также трубач-универсал Маркус Штокхаузен - сын классика авангарда Карлхайнца Штокхаузена. Все эти музыканты имеют мало общего между собой, - кроме того, что все они работают как раз на стыке авангарда, джаза и новых медиа.

Но центральным событием фестиваля (и не только хронологически - оно пришлось на разделяющее пополам фестивальную неделю воскресенье), пожалуй, можно считать концерт несколько другой музыки - балансирующей на грани академизма ("новой компонированной музыки", как предпочитают называть это в "Доме") и пост-рока. Все трое его участников хорошо известны в своих областях. Татьяна Гринденко - не только уважаемый скрипач-солист, но и создательница ансамбля аутентичной музыки Академия старинной музыки, с 1999-го года известного также в другом обличье - ансамбля Opus Posth. Этот ансамбль выступает в масках и черных одеяниях - как наглядная иллюстрация идей мужа Гринденко, композитора (и весьма радикального музыковеда-теоретика) Владимира Мартынова о "конце времени композиторов" и необходимости возвращения к добаховским образцам великой традиции растворения творца в могучем музыкальном потоке - когда фигура композитора сливается с фигурой исполнителя.

В этом свете сотрудничество Мартынова и Гринденко с лидером рок-группы Аукцыон Леонидом Фёдоровым выглядит совершенно естественно.
"Аукцыон" - единственный выходец из некогда знаменитого ленинградского рок-клуба, представляющий интерес в собственно музыкальном, а не только историческо-социологическом смысле. Сам же Федоров в последние годы демонстрирует, что решительно вырос из рамок рок-музыки как таковой - записывая вместе с друзьями-джазменами в домашней студии самые невероятные диски, вроде радиотеатра на тексты из "Поминок по Финнегану" Джойса или диска на стихи обэриута Александа Введенского.

Сотрудничество это началось не сегодня. В январе 2004 года "Аукцыон" и Opus Posth вызвали всеобщий интерес большим "Рождественским концертом" в зале Чайковского (проведенного как раз по инициативе Николая Дмитриева). Но тогда два коллектива фактически просто играли друг другу. На этот же раз была предпринята попытка именно совместного творчества - прозвучало что-то вроде четырехчастной сюиты длительностью около часа.

Она началась с длинного сольного опуса Владимира Мартынова (представшего не только в качестве композитора, но и пианиста) который можно было условно охарактеризовать как минималистская рефлексия на тему рок-музыки. Потом к ней присоединился Федоров, представляя совсем новый материал. Его песни последних лет (что не новость для его поклонников) нарочито безыскусны - словно автор давних хитов с ярко выраженным авторским началом на свой лад ищет возвращения к безымянной песенной традиции. Но на сей раз они "прокладывались" сложными ритмическими и гармоническими сбивками мартыновского рояля - что производило впечатление известного постмодернистского шика - джинсов, отороченных кружевами. Затем началась огромная сольная часть подзвученной электроникой скрипки Гринденко - сначала вполне минималистическая и репететивная, но постепенно набирающая все больше экстатичности и закончившаяся яростным апофеозом, после которого исполнительница без сил откинулась на стул. После этого, явно чтобы ослабить напряжение, Фёдоров заиграл свою известную песню "После меня", давно уже в разных вариантах звучащую в разных программах. И когда к ней присоединились скрипка и рояль, прозрачная тема, одушевленная нервным федоровским голосом, неожиданно зазвучала в стилистке салонного джаза (чтобы не сказать кафешантана) - что, похоже, оказалось неожиданностью и для самих музыкантов.

Завершила концерт еще одна квазиклассическая фортепианная вариация Марытнова с явными цитатами из классицизма и романтизма, раскрашенная гринденковской скрипкой и федоровской засэмплированной гитарой и голосом с электронной обработкой.
Все происходящее на сцене делалось почти что спонтанно - Фёдоров лишь несколько дней назад вернулся из Нью-Йорка (где "Аукцыон" записал альбом с участием корифеев даун-тауннного джаза - гитариста Марка Рибо и клавишника Джона Медески). Фактически, три высококлассных разноплановых музыканта на глазах у публики искали пути возможного взаимодействия и развития традиции - как они ее понимают. Результат оказался неровным, но чрезвычайно интересным. А главное - живым.

05.10.2006, Михаил ВИЗЕЛЬ (ЗВУКИ РУ)