АКЦИЯ  Ледниковый период

На "Пикнике Афиши" собралась публика, отличная от той, что посещает более раскрученные "народные" фестивали. Оно и понятно: на "Пикнике" не было заявлено никаких громких имен, что, однако, не умаляло ценности выступивших там исполнителей. Даже зверский холод не помешал оттянуться...

Среди большинства московских open-air'ов "Пикник Афиши" выделяется целым рядом особенностей. Во-первых, его программа не является исключительно музыкальной. В парк на Красной Пресне многие люди приходили просто поваляться на травке или на щедро раздаваемых подстилках, покидать летающие тарелки или раскрасить их гуашью, покататься на растабайках и поиграть в футбол или другие экзотические для москвичей игры. В то же время, "Пикник Афиши" стал уникальным мероприятием еще и в отношении доступности. Покупку журнала с прилагающимся входным билетом может себе позволить практически каждый, при этом обретая возможность увидеть выступление целого ряда зарубежных исполнителей, за концерт каждого из которых в клубе пришлось бы заплатить не одну сотню рублей. И все же, несмотря на доступность, на "Пикнике" собралась публика определенного рода, отличная от той, что посещает более раскрученные "народные" фестивали: стильно одетые молодые люди и девушки, вроде тех, которых встречаешь в клубах на концертах малоизвестных инди-групп или на страницах вышеупомянутого журнала. Оно и понятно: на "Пикнике" не было заявлено никаких громких имен, что, однако, не умаляло ценности выступивших там исполнителей. В этом году музыкальных площадок было уже четыре, но, конечно же, все основное внимание публики было приковано к главной сцене. Днем здесь играли отечественные электронщики, а также питерский рэпер Смоки Мо сотоварищи и играющие инструментальный инди-рок Я слева сверху. Иностранцев оставили "на сладкое" - их время пришло с наступлением вечера.

The Pinker Tones
Трое музыкантов The Pinker Tones были, пожалуй, самыми веселыми исполнителями на пикнике. Двое музыкантов в одинаковых белых пиджаках и очках с толстыми оправами и диджей в черном пиджаке и очках посередине зажигали за пультами, вертушкой и терменвоксом с истовым воодушевлением в движениях и каменными выражениями лиц. С руками, прилипшими к пультам и рвущимися в пляс ногами The Pinker Tones чем-то напоминали заводных обезьянок. Из их альбомной ипостаси на концерте была предъявлена самая бойкая составляющая: вместо ностальгических босса-нов - резвый танцевальный электропоп. Иногда в поток электронного звучания врывались засэмплированные гитарные партии - и тогда музыканты начинали рубиться на невидимых гитарах. Среди вороха различных сэмплов, которые музыканты лепят как пирожки, неожиданно зазвучала "Praise You" Fatboy Slim. Правда, нельзя сказать, что The Pinker Tones сотворили с ней что-то оригинальное, да она и без того хороша. В целом казалось, что группа являла собой иллюстрацию тезиса о том, что бодры надо говорить бодрее, а веселы - веселее, и непременно через вокодер.

Ska-Jazz Review
Ленинградцы Ska-Jazz Review - единственная русская группа, затесавшаяся между иностранцами. Хотя ее состав можно считать интернациональным: вокалистка группы - очаровательная американка Дженнифер. Да и на Западе Ska-Jazz Review любят не меньше, а то и больше, чем у нас. Коллектив, представляющий собой проект музыкантов из ска-панк группы Spitfire и духовой секции ска-фанк группы Marksheider Kunst, в отличие от своих скачущих предшественников играли музыку расслабляющую и ненавязчивую. Собственно, название уже дает ей точнейшее определение. Две гитары, два саксофона, труба - веселый и жизнерадостный, разве что не особо изобретательный, ска с приятными мелодиями. Одетая в трогательное платьице Дженнифер была похожа на школьную учительницу на выпускном балу. Под такую музыку хорошо танцевалось стоявшим у сцены девушкам, гулялось по парку и кидалось тарелочками. Ska-Jazz Review идеально подходили для фона непринужденного отдыха, поэтому на их выступление можно было не только потанцевать у сцены, но и успеть сбегать пообедать.

Dengue Fever
Лос-Анджелесский коллектив Dengue Fever был похож на иллюстрацию понятия "дружба народов". Его солистка Чом Нимол (Chhom Nimol) - камбоджийка, поет песни на кхмерском языке. Второй вокалист и гитарист - Зак Хольцман (Zac Holtzman) носит длинную черную бороду правоверного иудея, клавишник в чалме похож на индуса. Миниатюрная красавица Нимол почти не знает английского языка, поет на родном кхмерсоком голосом тонким и невинным. Когда группа решила написать пару песен на английском, для Нимол специально нанимали переводчика текстов, чтобы она понимала, о чем поет. Действительно, в ее исполнении столько живой эмоции, игры интонациями, мимики, что создается впечатление, будто смысл ее райского пения должен становиться понятным всем и каждому. И в то же время не может не прийти на ум боллливудская эстетика - откуда же еще всему миру известны все эти женские тонюсенькие голоса и восточные напевы. Но в окружении верно и с душой сыгранного инди-рока с оглядкой на гаражные группы 60-х, приправленного невероятно приятными саксофонными соло, эта аллюзия не вызывает иных чувств, кроме умиления.

Beirut
Вот еще один проект, имеющий отношение к этническому вопросу. Но здесь случай совсем другой. 20-летнее дарование Зак Кондон (Zach Condon), юноша, похожий на самого положительного героя какой-нибудь тинэйджерской мелодрамы, после поездки по Восточной Европе и распития спиртных напитков с аборигенами почти в одиночку записал чудный альбом имитаций балканского и цыганского фолка "Gulag Orkestar". В Москву он приехал уже с настоящим оркестром из шести человек, играющих на множестве музыкальных инструментов: аккордеоне, скрипке, саксофоне, домре, ну и на синтезаторе с ударными, разумеется. Себе он оставил только партии трубы, которые, к слову сказать, являются самыми яркими, и гавайской гитары. Свою любимую буденовку с красной звездой Кондон одолжил второму гитаристу - долговязому белобрысому малому, который к концу выступления так разошелся, что принялся скакать по сцене с бубном аки наш Гаркуша.

Buck 65
Последний альбом этого знатного канадского альтернативного рэпера Ричарда Терфри (Richart Terfry) "Secret House Against The World" был обласкан критиками, хотя сам хип-хоп на нем погряз в массе иных музыкальных наслоений - от трип-хопа до блюза и симфо-рока, - впрочем, совершенно прекрасных. Но в том Buck 65 помогали именитые коллеги, такие как Tortoise, например. На сцене же этот чудесный человек был один на один с вертушкой, и потому саунд, очевидным образом, оказался менее разнообразным: жесткий электронный звук и диджейский скретч. Хотя в случае концерта Buck 65 речь должна идти в первую очередь даже не о саунде, а о потрясающей харизме музыканта, которую он излучает, придерживаясь тем не менее высокой планки и по диджейской, и по вокальной части. Депрессивные, брутальные и в то же время проникновенные телеги Buck 65 за жизнь разбавлял вокал бэк-вокалистки Клары. Музыкант говорил с публикой, посвящал песни дольнобойщикам и отцам, смотрел на летящие в небо воздушные шарики и, несмотря на всю видимую жесткость его музыки, выглядел самым отзывчивым по отношению к залу из всех остальных музыкантов. После его выступления моя подруга, утонченная и интеллигентная девушка, еще долго уверяла меня, что Ричард Терфри - это мужчина ее мечты.

Calla
Группа Calla с ее масштабным гитарным саундом как нельзя более подходила на роль хэдлайнеров, завершавших концерт. То, что концертное звучание группы отличается от альбомного, почувствовалось сразу. Если на альбомах группы - сплошная лирика, мелодии гитарных проигрышей отчетливо выступают на первый план, то живьем звук Calla представлял собой куда более тяжелый, плотный гитарный гул, который практически не ослабевал, да и барабаны звучали значительно мощнее. Солист Аурелио Валле (Aurelio Valle) изменил своему характерному эротически-вкрадчивому полушепоту и запел более грубо и низко. Но плотность гитарного звучания Calla, увы, не стала гарантом его качества. Все же стоит похвалить группу хотя бы за то, что ее цепким мелодиям, которым хочется подпевать, под которые хорошо грустить и покачиваться в такт, таки удалось умело маскировать фон из невнятного гитарного месива.

Группы, выступившие в этот день на "Пикнике" никак нельзя подвести под единую схему и сделать какие-то общие выводы, да к этому никто и не стремился. Отказ от музыкального формата, недостижимой химерой манящий все крупномасштабные музыкальные фестивали, нашел здесь едва ли не лучшее воплощение.

31.07.2006, Марина ЗЕНКИНА (ЗВУКИ РУ)