ФЕСТИВАЛЬ  Фестиваль EXIT: Выход есть!

Roskilde отгремел, Glastonbury в этом году в отпуске, а чуть ниже по течению Дуная от острова Sziget набирает обороты еще один глобальный фестиваль. На 4 июльских дня крепость Петроварадин в сербском городе Нови Сад превращается в State of EXIT. В 2006 году его гражданами стали Pet Shop Boys, Morissey, Franz Ferdinand - плюс еще 600 с лишним групп и 150 000 зрителей. Корреспонденты Звуков не могли пройти мимо такого события!

Каждый музыкальный фестиваль уникален по-своему, а уникальность EXIT начинается с самого места его проведения. Попробуйте себе представить 150-тысячную тусовку в самой настоящей крепости 17 века! Да, так оно и есть: гигантский форт Петроварадин на берегу Дуная в сербском городе Нови Саде вот уже в шестой раз принял на себя огонь, воду и пластиковые туалетные кабинки "самого большого фестиваля Восточной Европы", как его гордо называют организаторы. По счету нынешний EXIT был на самом деле седьмым, потому что стартовал под этим названием в 2000 году. Но тогда, в самый первый раз, он проходил на противоположном берегу- на полянке возле философского факультета. Затем, к неудовольствию консерваторов и радости молодежи, оргкомитет фестиваля принял историческое решение: оккупировать символ города, крепость, построенную венграми для защиты южных рубежей империи от турок. Петроварадин, очертания которого можно видеть в любом путеводителе, долгое время почти не использовался в качестве туристического объекта и вообще был незаслуженно забыт. Хотя какой тут туризм, когда еще семь лет тому назад на город падали бомбы, одна из которых разрушила единственный мост, ведущий к крепости?

Как бы там ни было, второй по счету и первый на Петроварадине EXIT тоже стал настоящей бомбой - только в мирном смысле. Чуть ли не впервые после окончания военных действий молодежь изо всех бывших республик Югославии смогла встретиться в таком прекрасном месте и слушать музыку, которую уже и не надеялась когда-нибудь услышать вживую. Посещаемость в 2001 году достигла 200 тысяч человек, а в хедлайнерах на пяти сценах числились Рони Сайз (Roni Size), Banco de Gaia, Люк Слейтер (Luke Slater), Макс Ромео (Max Romeo) и Kosheen. Это не считая целой толпы экс-югославских групп и исполнителей, которые тоже с энтузиазмом ухватились за возможность впервые за целое десятилетие войн и взаимной ненависти поиграть перед бывшими соотечественниками. К чести властей нынешней Сербии, они сразу же осознали экономический и культурный потенциал фестиваля, и теперь он пользуется поддержкой со стороны Министерства культуры и администрации Нови Сада.

"Дунайский Гибралтар" - так жители Нови Сада называют Петроварадин. Вряд ли император Леопольд I (по приказу которого форт был перестроен, укреплен и стал одним из самых неприступных в Европе) подозревал, как именно его гордость будут использовать потомки. Крепость практически идеально подходит для музыкального фестиваля со множеством сцен: массивные стены, бастионы и плацдармы на разных уровнях образуют несколько десятков изолированных друг от друга площадок разного размера, так что даже при стокиловаттной мощности квадрофонического звука на главной арене она никак не пересекается с остальными. Адская какофония с нескольких сцен одновременно настигает только в определенных точках: на мосту между традиционно самой громкой Metal Hammer и альтернативной Future Shock или на одной из самых высоких точек крепости, где в этом году разместилась MTV Stage. С края смотровой площадки перед глазами открывается панорама крепости и города с почти стометровой высоты над уровнем реки (особенно эффектно выглядит ночью), а в уши обрушивается все, что звучит в этот момент на пяти или шести сценах.

В этом году EXIT по масштабу превзошел все предыдущие фестивали. Общее число участников перевалило за шесть сотен, количество сцен - за два десятка, а по самым приблизительным подсчетам за четыре дня на крепости побывали 150 тысяч человек. Из них 5 тысяч были из Великобритании - в этом году там проводилась мощная промо-кампания фестиваля. Англичане ходили с осоловевшим видом: их явно сбивал с толку не только масштаб происходящего, но и гигантская пропасть между настоящей Сербией и стереотипами о ней, навязанными британской и американской прессой. В прошлом году EXIT попал в поле зрения MTV, а в этом уже была установлена отдельная танцевальная сцена MTV Stage, на которой после главного танцпола играли дополнительные сеты Питер Хук (Peter Hook) из New Order, Layo&Bushwacka и другие. Правда, от старожилов "государства EXIT" уже слышны жалобы - дескать, цены на билеты растут с каждым годом, толпы англичан разрушают почти домашнюю атмосферу первых фестивалей... Но ведь то же самое мы можем услышать и про любой другой раскрученный фестиваль, правда?

Признаемся сразу, что возле главной сцены мы почти не останавливались. Причина проста - мы приехали, чтобы использовать уникальный шанс услышать действительно новую музыку. В то же время почти всех хедлайнеров главной сцены мы уже видели и слышали живьем, никаких особых сюрпризов от них ожидать не приходилось, ведь все их выступления на этом фестивале происходили в рамках европейских турне - поэтому сет-листы были известны заранее. От начала до конца мы оценили только выступление Pet Shop Boys в последний день, потому что у Нила Теннанта и Криса Лоу как раз вышел новый альбом Fundamental, который они почти целиком представили живьем, а по масштабу декораций и сценографии PSB на два корпуса обошли всех остальных хедлайнеров.
Поэтому о священных коровах - только вкратце, и только о тех, которых мы застали хотя бы мельком:
Cardigans - открывали фестиваль в первый день и были встречены публикой довольно вяло, если не считать заключительного боевика "My Favourite Game".
Зато Franz Ferdinand, сменившие на главной сцене флегматичных шведов, разогрели народ не на шутку. Алекс Капранос (Alex Capranos) явно не был готов к такому горячему приему в незнакомой стране, в которой совсем недавно шла настоящая война, но быстро сориентировался в ситуации, расслабился и вместе с товарищами выдал самые драйвовые вещи типа "Dark of the Matinee", "This Fire", "You can have it so much better". "Фердинанды" честно отработали бис из трех песен, а представление музыкантов Капранос превратил в весьма впечатляющую и громкую импровизацию минут на десять. До и после выступления Капраноса можно было видеть в самых разных частях крепости, где он фотографировался со всеми желающими и вообще проявлял живой интерес к происходящему за пределами бэкстейджа.
Готичных британских пенсионеров The Cult в этот день мы, признаться, променяли на молодежь на альтернативной площадке и нисколько об этом не жалеем. Future Shock Stage - малюсенький закуток напротив металлической сцены. Про группы, которые там играют, знают только их ближайшие друзья. Но именно там и попадаются настоящие открытия, ради которых мы и ездим по таким фестивалям.

Вот, например, группа с довольно дурацким названием CTHRU27: шестеро молодых ребят лет по 18-19 проехали на своем миниване больше 2 тысяч километров из родного Норвича, чтобы выступить перед благодарной толпой в 30 с лишним человек (пятеро из которых, включая пьяного и абсолютно счастливого менеджера, прибыли вместе с ними). Но с каким драйвом играли эти парни, как бесился народ, совершенно случайно проходивший мимо и зависший до самого конца их сета, какие картинные позы принимал басист! Их конек - ладно скроенный фанк-метал с бодрыми и умеренно протестными речитативами, отличная альтернатива для тех, кому уже надоела бесконечная "калифоня" от Red Hot Chili Peppers. Мы желаем ребятам всяческих успехов и надеемся увидеть и услышать их где-нибудь еще.

Второе открытие этой сцены - загребская группа BILK. Довольно смелый эксперимент - драм-н-бейс и брейкбит вживую силами ударника, басиста и клавишника, он же вокалист - увенчался полным триумфом, если судить по мозолям на наших ступнях и восторженным воплям среди публики. Невероятная скорость и техника, советуем обратить внимание на это трио. Первый и пока единственный альбом BILK можно приобрести и в России через инди-лейбл Old Skool Kids. Послушайте - не пожалеете!

Разочарование главной сцены в этом году - HIM. Вилле Валло (Ville Vallo) вялло переваливался по сцене и забывал слова собственных песен, а потом исчез, даже не попрощавшись. Бывалая публика сочла это оскорблением и в толпе раздались возмущенные вопли "финске пичке!" (оставим без перевода). Завсегдатаи отметили, что HIM - единственная группа за всю историю фестиваля, которая ушла с главной сцены без биса.
После финнов на сцену резво выскочил Билли Айдол (Billy Idol) и выдал ровно то, что от него ожидали, не больше и не меньше: порцию мачистского рок-н-ролла с обязательным оголением накачанного торса на радость женской половины аудитории, бессмертный боевик "White Wedding" и под конец - "Sweet 16" в акустике. Гитарист Айдола Стив Стивенс (Steve Stevens), как будто выдернутый неведомой силой из пародийного фильма "This Is Spinal Tap", порадовал длинным и сверхтехничным акустическим соло.

И, наконец, выступление Pet Shop Boys, которое по яркости костюмов и изощренности сценографии больше напоминало какой-то постмодернистский спектакль. Нил Теннант (Neil Tennant) и Крис Лоу (Chris Lowe) вышли на сцену в компании сначала трех бэк-вокалистов (вернее, двух вокалистов и одной эффектной афро-вокалистки), потом к ним присоединились еще и танцоры, так что под конец шоу даже у самой сцены было трудно разобраться в этом высокохудожественном мельтешении. Костюмы менялись после каждых трех-четырех песен, то же самое происходило и с декорациями, специально разработанными для этого турне британской художницей и сценографом Эс Делвин. На сцене стояла титаническая конструкция из трех обтянутых полупрозрачной тканью параллелепипедов, которые подсвечивались разными цветами и служили в качестве экрана для видеоряда. Все это ездило туда-сюда, совершало замысловатые рокировки - без единой видимой накладки, надо заметить. Теннант к полному восторгу аудитории приветствовал ее на сербском без шпаргалок, благодарил за теплый прием и перед исполнением песен с нового альбома рассуждал о том, что уж этот-то номер публика наверняка не сможет спеть вместе с ним. То ли лукавил, то ли недооценил своих фанатов: все без исключения треки со свежего альбома Pet Shop Boys - "I'm With Stupid", "Psychological", "Sodom and Gomorrah Show" - народ уже успел выучить наизусть и пел хором, не говоря уже о беспроигрышных номерах типа "You're Always On My Mind" и "It's a Sin". Greatest hits, кстати, порадовали непривычными аранжировками.
Периодически Теннант уходил переодеваться за сцену, под конец он вообще нарядился в маршальский мундир с розовыми аксельбантами и золотой фуражкой, и в таком виде исполнил последнюю песню - разумеется, "Go West". Поскольку на сцене постоянно что-то происходило и тусовалась толпа ярко разряженных вспомогательных персонажей, трудно было понять, какой это по счету бис, да и бис ли вообще. Но в любом случае публика и сами Pet Shop Boys были в восторге от выступления. Даже Крис Лоу, все полтора часа стоявший с каменным лицом за своими клавишами, под конец улыбнулся из-под черных очков.

Вслед за PSB вышли Scissor Sisters и, согласно SMS-донесениям от наших агентов на местах, тоже зажгли, но мы в это время уже занимали места на другой сцене. По пути мы заглянули в пресс-центр, чтобы опорожнить флэш-карточку, и по системе трансляции услышали с главной сцены почему-то "хэппи бездей ту ю" и увидели, как на сцену к "Сестрам" опять вышел Нил Теннант и поклонился. Ах да, уже ведь два часа как наступило 10 июля, а стало быть, этому почтенному английскому джентльмену сегодня исполняется 52 года. Happy birthday, dear Neil!

Что касается громогласной Metal Hammer Stage - в нынешнем году эта площадка была не так богата на громкие имена, зато на второй день случился самый настоящий эксклюзив. Это был all-stars band с участием Макса Кавалеры (Max Cavalera, экс-Sepultura) и басиста Дэнни Лилкера (Danny Lilker, экс-Anthrax, SOD, Nuclear Assault), которые с брутальной громкостью и напором выдали джем-сейшен по мотивам известнейших трэш-, дэт- и даже блэк-металлических хитов (удалось расслышать Venom и Celtic Frost). Звучало и выглядело это все весьма оглушительно.

Фанаты португальцев Moonspell, закрывавших программу Metal Hammer в воскресенье, тоже не остались в накладе - в последний раз Фернандо Рибейро (Fernando Ribeiro) со товарищи выступал в Сербии 10 лет назад, и по ним основательно соскучились. Группа отработала мощную программу из ударных и выдержанных временем номеров типа "Vampiria" и "Opium", но не упустила и возможности познакомить народ со свежайшим альбомом "Memorial". Еще по совету местных экспертов мы пытались оценить местную группу Bjesovi (то бишь просто "Черти") - оказался какой-то дремучий, но местами очень даже заводной фолк-метал. Под пятый или шестой стакан пива вполне сойдет.

Регги-сцена Positive Vibration не баловала живыми выступлениями, там в основном дежурили два колоритных дредастых ди-джея с лондонской пропиской и набором классических риддимов. Красно-желто-зеленый пятачок находился на самом оживленном перекрестке и как раз напротив полицейского участка, но это не мешало всем желающим славить Джа прямо на танцполе. Временами к ди-джеям присоединялся MC (белый) и увлеченно тараторил с очень аутентичным ямайским акцентом. На двух больших экранах почему-то показывали нарезку из классических регги-концертов без звука, поэтому получался странный микс: из колонок звучит какой-то раггамаффин, а на экране - The Wailers.

Fusion Stage - одна из самых интересных сцен фестиваля и вторая по величине (максимальная вместимость - 10 тысяч человек), на которой выступали в основном флагманы экс-югославского рок-движения. Для пережившей целое десятилетие войн сербской аудитории эта сцена на фестивале - чуть ли не единственный шанс услышать исполнителей из других республик бывшей Югославии, и этот шанс ценят и сами исполнители, и их публика. Неудивительно, что в первый день на выступлении Сьюзан Вега (Suzanne Vega) на Fusion было заметно меньше народу, чем собрал выступавший на два часа позже хорватский актер и шансонье Дарко Рундек (Darko Rundek). Исполнительская манера Дарко чем-то напоминает московского любимца Дэвида Брауна (David Brown) из Brazzaville, в пользу их сходства говорит и то, что Рундек, как и Браун, мечтает о собственном корабле, на котором он будет вместе со своей группой плавать по всему миру и давать концерты. Наверняка им было бы интересно познакомиться и объединить усилия.
На второй день Fusion Stage уверенно оттянула чуть ли не половину аудитории у выступавших на главной сцене Диззи Рэскала (Dizzie Rascal) и Морисси (Morissey). Причина - сразу три местных хедлайнера подряд. Первый - опять же хорватский рокер Массимо Савич, бывший лидер феноменально успешной в 80-х группы арт-роковой группы Dorian Gray. За ним вышли белградцы Darkwood Dub - и, что называется, взорвали танцпол. Название несколько обманчиво, потому что никакого даба там и в помине нет. Зато есть весьма бодрый электро-рок с живым ударником, электронной перкуссией и харизматичным вокалистом Деяном Вучетичем, героем девичьих снов.
Много надежд возлагалось на следующих звезд второго дня на Fusion, панков Let 3 из хорватской Риеки. Два фронтмена этого неоднозначного ансамбля, Мрле и Прля, известны тем, что на концертах выступают в намордниках на причинном месте в качестве единственного предмета одежды. А сама группа регулярно выделывает кунштюки в духе The Residents - например, выпускает альбом, на котором нет ничего, кроме полной тишины, просто кусок пластика (тем не менее, альбом продался в количестве 350 экземпляров). На этот раз Let 3 не стали мастурбировать на сцене или инсценировать собственный расстрел, да и одеты они были с ног до головы - в суперобтягивающие латексные комбинезоны - но музыкальные прогнозы на шутовской панк-рок с речитативными выкрутасами оправдали полностью.
Третий день на Fusion запомнился разве что несколькими накладками по времени - публика, стоявшая перед сценой и сидевшая на пригорке вокруг нее, ждала группу Van Gogh, но вместо них на сцену выскочили и затараторили рэперы Dog Eat Dog. Энтузиазма среди аудитории они не вызвали, поэтому плотность публики перед сценой заметно упала. Отметить стоит трип-хопперов Sofa Surfers, которые силами двумя басистов выдали звук такой плотности, что он ощущался буквально где-то в районе желудка.

А вот настоящий угар творился на Fusion на закрытии в воскресенье. Незадолго до полуночи за пульт вышел Том Холькенборг, он же Junkie XL, и с голландской тщательностью отработал сорокаминутный сет. На главной сцене в этот момент закончили Pet Shop Boys и готовились к выходу Scissor Sisters, но настоящий ажиотаж творился именно здесь, на Fusion, где ждали всеобщего любимца Рамбо Амадеуса (Rambo Amadeus).
Черногорец Рамбо - это такой югославский Фрэнк Заппа, гитарист-виртуоз с могучим чувством юмора, стебущийся надо всем и вся. Сам себя он без лишней скромности называет аббревиатурой RASMC - Rambo Amadeus, Svijetski Mega Car, то есть "Рамбо Амадеус, мега-царь мира". И если хедлайнеры на главной сцене выступают с отрепетированной до последнего шага программой и сценографией, то каждый без исключения выход Рамбо Амадеуса - полный сюрприз для всех, кроме него самого. Он может просто выйти к микрофону, выдать какую-нибудь скабрезность и уйти - и толпа взорвется аплодисментами, и будет терпеть все его капризы. На этот раз и без того эксцентричный "царь мира" был в ударе - над Fusion постоянно раздавались раскаты хохота, а Рамбо хитро кивал в камеру национального телевидения Сербии и извинялся, что ему приходится постоянно сдерживать себя, иначе режиссера эфира уволят.
Обещанным "сюрпризом от Рамбо" стал некий ANTI-Music Band из хорватского Осиека - вместо аккомпанирующего состава на сцену вылезла толпа каких-то фриков, которые нестройными голосами проорали частушки и вовремя испарились, потому что из партера в них уже полетели пластиковые стаканы. Затем уже окончательно утвердившийся за микрофоном Рамбо отыграл полноценную программу из самых громких своих хитов, включая классический sing-along "Cobane, vrati se" (припев "Вернись, пастух, твои овцы не могут без тебя" по традиции поется всей толпой), перемежая номера убойными разговорными интермедиями. К сожалению, всю мощь его шуток нам не удастся передать не только из-за их крайней неполиткорректности, но и из-за национальной специфики, с которой знакомы далеко не все читатели. Закончилось все тем, что под конец он вызвал на сцену всех желающих и устроил коллективный джем-сейшен с дикими плясками. Ваш покорный слуга не упустил свои 15 минут славы, поэтому зрители "Radio Televizija Srbije" могут наблюдать корреспондента Звуков.Ru в телерепортаже с фестиваля слева от главного героя.

Что касается главной танцевальной сцены - Dance Arena - то описывать происходившее там детально не имеет смысла, можно просто перечислить хедлайнеров: Layo&Bushwacka, Эрик Прайдз (Eric Prydz), Дэйв Кларк (Dave Clark), Ник Уоррен (Nick Warren), Джеймс Забиела (James Zabiela), Эрнан Каттанео (Hernan Cattaneo), Деррик Мэй (Derrick May), Джефф Миллс (Jeff Mills)... нет, просто перечислять все-таки не так интересно. Два танцпола на разных уровнях были непрерывно битком заполнены даже в 8 утра, когда июльское солнце основательно припекало, а Забиела и Кларк уже успели на своих сайтах отметить, что их сеты на EXIT были однозначно лучшими за весь прошедший год.

Правда, в пятницу 7 июля многим пришлось натурально разорваться пополам, потому что одновременно с Забиелой на главном танцполе за пульт на главной концертной сцене в три часа ночи встал сам Goldie и к рассвету порвал публику своим четырехчасовым сетом на тысячи мелких чебурашек. Царь и бог драм-н-бейса довольно щурился на беснующуюся толпу, блистал своей 24-каратной ухмылкой и отхлебывал попеременно из банки с энергетическим напитком и бутылки какого-то дорогущего шампанского. Но настоящим стахановцем был его мастер церемонии, который все четыре часа без перерыва речитативил с немыслимой скоростью и всячески подбадривал аудиторию воплями "Come on, Serbia!". Мечта логопеда, - жаль, что Голди его так и не представил.

Кроме Dance Arena с вместимостью около 20 тысяч человек в самый пик, на фестивале можно было оторваться от души еще как минимум на четырех танцполах - по одному на каждом большом перекрестке со всем набором от техно и коммерческого хауса до жесткого джангла, плюс Electrana Stage, где царило грубое восьмидесятническое электро в духе Nitzer Ebb.

Надо заметить, что в какой-то момент на фестивале начинаешь впадать в отчаяние - вокруг СТОЛЬКО музыки, и всю ее хочется послушать, и познакомиться с музыкантами, и выцыганить у них компакт, а ног всего две! Ушей и глаз тоже всего по паре: Млеешь от восторга на World Music Stage, на которой Борис Ковач (Boris Kovac) затягивает апокалиптическое балканское танго, а за ним венгерский квинтет Gyass скрещивает чардаш и клезмер с разнузданным панком, потом не можешь дольше сопротивляться позывам организма и отбегаешь к Hip Hop Stage напротив, потому что там есть спасительные голубые кабинки: и слышишь до боли знакомую мелодию и слова "Добро вече, шалом, салям алейкум". Да-да, та самая "Для растамана деньги - марихуана", только на сербском языке - последнее, что ты ожидал услышать на этом фестивале.
Оказывается, вот этот большой добродушный бородач из Белграда Югослав Петрович (ударение на первом слоге) учился в Питере, и там же образовал свою группу Straight Jackin'. Хочется, конечно, дождаться конца их выступления, познакомиться, спросить, откуда он знает Жака-Растамана (если кто-то забыл, то это именно он, а вовсе не Маркшейдер Кунст, сочинил гимн всех русскоговорящих раста)... но поток уносит тебя куда-то в сторону второй этнической сцены - Roots & Flowers Stage, где в самом разгаре перкуссионное безумие с участием трех разных коллективов: а сцен, напомним, два с лишним десятка штук. И так по 12 часов в сутки.
Под утро, едва волоча ногами, доползаешь до ближайшей бурекджиницы, съедаешь огромный, сочащийся жиром свежий бурек (чебурек без "че" и котят, зато с чемпионской дозой сыра или баранины между слоев тончайшего теста), запиваешь банкой лучшего на свете черногорского пива "Никшичко" - и 6 часов здорового сна. Больше нельзя, и даже залакировать эту радость толком не получается - на похмелье нет ни секунды свободного времени. Ах да, мы ведь еще не сказали ни слова про местные цены - пусть они будут для вас приятным сюрпризом.

Напоследок хочется добавить пару слов об организации и немузыкальных событиях на фестивале. По первому пункту подытожить просто - все на высочайшем уровне. Сербы - прекрасные организаторы и оптимизаторы. Передвижение многотысячных толп народа по крепости (которая, вообще-то, строилась с расчетом на пропускание как можно меньшего количества людей) устроено мастерски точно, все маршруты продуманы. Сразу же после окончания выступления на главной сцене, когда люди начинают массово ломиться на танцпол, в дело вступают регулировщики в ярких жилетах, которые не допускают столкновения двух людских потоков и возникновения заторов. Во всех нужных местах стоят ряды пластиковых кабинок, которые содержатся если не в идеальной, то в достойной чистоте. На всех крупных перекрестках - инфо-точки с приветливыми барышнями, которые все расскажут и покажут. Охрана ведет себя вежливо и корректно. Полицейские тоже присутствуют и даже, по сообщениям с полей, кого-то отвели в участок за раскуривание травы в неположенном месте, но в целом не проявляют никакой агрессии. Есть, конечно, и спонсоры - куда ж без них на событии такого масштаба - но своим правом впаривать товары и услуги не злоупотребляют. У каждой сцены, за исключением главной - свой спонсор, логотип которого болтается где-нибудь сбоку. Этим рекламная активность по большей части и ограничивается, ну плюс еще баннеры на самых крупных перекрестках. Всем посетителям на инфопоинтах раздают отлично иллюстрированные книжечки-памятки, в которых с юмором и доступно расписаны все мыслимые тонкости посещения EXIT - от карты фестиваля и максимальной суммы, которую следует давать таксистам до расписания автобусов и тактики поведения при встрече с полицией. Удалось, правда, найти такой буклет только на сербском, но в следующем году, учитывая растущий интерес к фестивалю за пределами бывшей Югославии, можно ожидать и более распространенных языков.

Посетитель EXIT - это не только безбашенный тусовщик, но и сознательный гражданин. Поэтому целой улицей представлены разнообразные активисты, от "зеленых" и защитников прав животных до студенческих профсоюзов и борцов со СПИДом. Они проводят семинары, раздают листовки и - о чудо - им тоже удается заинтересовать народ не меньше, чем музыкантам, фрикам и огненным жонглерам. В отдельную сцену выделен кинозал под открытым небом, в котором гоняют то любительское кино и арт-хаус, то последнего "Супермена", то трансляции с футбольного чемпионата. Не забыто и "девятое искусство" - комиксы, которые на Балканах пользуются бешеной популярностью еще с 30-х годов прошлого века. Каждый вечер группы художников собираются в палатке под названием Stripanziva (strip по-сербски и означает "комикс"), устраивают мастер-классы и выставки, продают и раздают направо-налево свои работы. Короче, первичный творческий импульс человека в самом эффективном своем воплощении. EXIT - самый удачный культурный актив Сербии, и эта замечательная страна использует его на все 100.
Трудно поверить, что меньше десятилетия назад здесь шла война, была полная разруха и нищета. Мы искренне желаем этому народу процветания, организаторам EXIT - респект, обязательно увидимся в следующем году!

19.07.2006, Алексей КОВАЛЕВ (ЗВУКИ РУ)