ФЕСТИВАЛЬ  Джазовый пикник в музее. Продолжение.

Второй день джаза в усадьбе "Архангельское" - самое время рассказать о специфике каждой из программных территорий фестиваля... а также подлить ложку дегтя в бочку меда. Музыканты оказались на высоте, организаторы - на противоположном конце шкалы качества.

Второй день фестиваля в усадьбе "Архангельское" (рассказ о первом дне здесь) для нас начался часа за три до официального начала программы. Пока мы сидели на солнцепеке и с интересом наблюдали за траекторией движения грозовых туч, на всех площадках проходили саундчеки - самое время рассказать о специфике каждой из программных территорий фестиваля.

"Партер" - просторная лужайка позади Парадного Двора усадьбы, на краю которой поставлена сцена. В углах лужайки воткнуты таблички "по газонам не ходить"; по бокам ее расставлены тележки с мороженым, ларьки с шашлыками, холодильные шкафы с напитками и разливочные пивные аппараты. Согласитесь, пиво и чипсы - привычный антураж для рокеров и панков, но никак не джаза. Ничего криминального в заботе о пропитании зрителей, конечно, нет. Но представьте себе, что за собой влечет появление большого количества пива в жаркую погоду? Правильно - очереди возле общественных уборных и непредсказуемые действия тех, кому ждать не по силам. Напоминаем: действо происходит в Государственном музее-усадьбе. Впрочем, большинство купивших билет на эту площадку не занималось лишними умствованиями, а наслаждалось погодкой, воздухом, зеленой травкой под босыми ногами и музыкой.

Направляясь в сторону территории свинга (площадка "Каприз"), посетитель фестиваля видит многочисленные лотки с товарами для отдыхающих, продавцов сладкой ваты, аттракционы типа "тир" и "достань игрушку"; вдоль аллеи расположены детские развлекательные приспособления. Снова оговорюсь: намерение занять детей играми и обеспечить "спросу" "предложение" - весьма похвально. Однако совокупность вышеперечисленных экстра-развлечений в сочетании с жарой и толпами посетителей пробудили в памяти незабвенные образы шумных крымских курортов со всей их раздражительностью. Автору сразу вспомнился одиозный джазовый фестиваль в Коктебеле.

"Каприз" - небольшая танцевальная площадка. "Лаунж-кафе" - чайная на берегу Москвы-реки; говорили, что весьма приятственная. Однако добраться туда смогли немногие: указатели, которые вроде и были установлены на гигантской территории усадьбы, представляли собой нежесткие картонки и на следующий день после водружения просто перестали указывать верное направление. На "Лаунж-кафе", в частности, лично я не видела ни одного указателя...

Площадка "Аристократ", оправдывая свое название, должна была стать самой благоустроенной, самой дорогой и самой джазовой. Самой дорогой - да. Самой джазовой - несомненно: все, что происходило в Партере, в 8-ми случаях из 10-ти к джазу имело самое опосредованное отношение. Самой комфортной: на этой площадке были сидячие места. Два крыла обычных, а в центре - VIP: красные кока-кольные стулья и столы, накрытые скатерочками. Теперь вспоминаем первую часть нашего рассказа и - внимание - читаем цитату с официального сайта фестиваля: "Джаз в Архангельском - это погружение в атмосферу чистого искусства, чистого звука, элитарной уверенности и степенности, изысканности и утонченности."
Фестиваль-то сам по себе неплохой. И место его проведения удачное, и послушать есть что, однако соответствия с вышеприведенным слоганом, скажем прямо, "маловато будет". Фестиваль в Архангельском в этом году больше походил на славный уик-эндовый пикник с музыкальным сопровождением, чем на "атмосферу чистого искусства".

Саундчеки окончены; некоторые музыканты обошлись вовсе без них, некоторые присылали вместо себя статистов (как Нино Катамадзе, например). В 16-00 начинается программа.
В общем и целом, направления, представленные на Аристократе и Партере, несколько совпадают. На обеих площадках преобладает этно-джазовая стилистика ("Moscow Art Trio", "The Shin", Иван Смирнов; "Zventa-Sventana", "Жили-Были"); отчетливо просматриваются про-грузинские настроения (3-го числа выступал 'Zumba Land', 4-го - 'Insight' Нино Катамадзе и немецкие грузины "The Shin"). Кроме того, Партер представляет разухабисто-разбитные коллективы, призванные поддерживать соответствующий дух в публике ('Ska Jazz Review', 'Хоронько оркестр').

Питерский 'Ska Jazz Review' и начал партерную программу. Утомленные сидением на раскаленных стульях в течение саундчеков, мы внимаем звукам медных духовых, ударных и перкуссии, прохаживаясь вдали от места события. Музыка звучит незамысловатая, веселая: собственно, ска. Иногда улавливаются знакомые мотивы: ух ты, мелодия из фильма "Усатый нянь"! Надо же.

А на "Аристократическую" сцену выходят молодые, но уже признанные в джазовом сообществе "Marimba Plus", талантливые и креативные выпускники Гнесинки. Мы все еще прогуливаемся по аллеям и слушаем "Маримбу" в процессе.
Зато на выступление Тины Кузнецовой мы пришли загодя. Я была наслышана о молодой вокалистке, приехавшей в Москву из Казани, сотрудничающей здесь с мэтрами - Владимиром Чекасиным, Анатолием Герасимовым, Сергеем Старостиным и создающей собственные проекты. Один из них мне удалось послушать в записи еще зимой. Совершенно очарованная качественным саундом, прозрачными, с большим вкусом и тактом сделанными аранжировками русских народных песен и завораживающим пением Кузнецовой, я все не могла дождаться, чтобы послушать эту замечательную девушку вживую.
Партерные ведущие, Валерий Марьянов и Соня Филатова рассказывают слушателям, что Тина привезла в "Архангельское" очередной новый проект - совместную с вокалисткой Аленой Романовой работу, названную "Zventa-Sventana". Программа представляет собой результат этнографической экспедиции по Тульской, Смоленской и другим областям России; песни, которые были отобраны в итоге, получили оригинальную фьюжновую трансформацию.
По факту исполнения программы в режиме live - снова небольшое разочарование. Аранжировки кажутся то неоправданно упрощенными, то неоправданно усложненными. Алена Романова, обладательница гран-при конкурса "Голоса России", безбожно фальшивит; пение в интервал не получается, вокалистки не слышат ни себя, ни друг друга; лицо мое приобретает выражение "ну зачем же так?.." и сохраняет его до конца выступления "Zventa-Sventana". Впрочем, к финалу программы проблемы с мониторами улаживаются, а инструменталисты проявляют себя с лучшей стороны.

А вот теперь - вопрос для тех меломанов, которым на фестиваль "Усадьба.Джаз" попасть не удалось. Если бы пришлось выбирать между "Вежливым Отказом" и "Moscow Art Trio" в составе Шилклопер-Альперин-Старостин, вы бы на кого пошли? Понимаю, вопрос провокационный. Я выбрала "Moscow Art Trio". Музыканты легендарной группы Романа Суслова выглядели (и отслушивались) подуставшими и даже немного сердитыми. Звук по-прежнему барахлил: как позже выяснилось, на сцене недоставало половины аппаратуры... Впрочем, публика была рада слышать любимую группу в любой версии.

Наверное, концерты "Moscow Art Trio" редко бывают неудачными. Хотя бы потому, что некачественным усилением звука испортить их музыку сложно. Эти музыканты способны играть и в акустике: рояль, вокал и валторна. Пианист Михаил Альперин приехал из Осло; знаменитый исполнитель на французском рожке Аркадий Шилклопер на время фестиваля в Архангельском покинул Германию. Лишь Сергею Старостину, специалисту по русской аутентике, не надо было пересекать границу, чтобы стать участником программы фестиваля. На "Усадьбе.Джаз" этот, по сути, международный проект представил свою последнюю наработку, игриво названную "Вместо того, чтобы делать детей" - этакую аллюзию на теорию сублимации и высказывание Эрнеста Хемингуэя: "Книги и дети делаются из одного материала". Запомнившийся ключевой прием, применявшийся в произведениях - унисонное, или в интервал, исполнение на валторне и рояле некой музыкальной фразы, довольно замысловатой, на базе которой Старостин выводит народные мотивы. В завершение выступления музыканты поют (!) презабавную песню про то, как "жила девочка одна". Шилклопер дивным басом утрамбовывает почву для сюжета, Альперин лид-вокалом доводит до сознания слушателя события, описывающиеся в песне, Старостин выпевает привычные этно-вокализы. Да, второй день фестиваля вышел куда интересней первого.

Проекту ВолковТрио, лидером которого является один из самых плодовитых и активных джазовых контрабасистов России Владимир Волков, мы предпочли альтернативу группы 'Жили-Были' перекочевавшего в Партер Сергея Старостина. У его коллектива, как ни удивительно, проблем с отзвучкой практически не было, и мы не без удовольствия прослушали компетентную реконструкцию народных песен в сдержанной современной обработке. "Ва-Та-Гу бы еще сюда!" - мелькали мысли. В подходе к трансформации традиций у них пиетета поменьше Более авторский этот подход у них, что ли... Впрочем, каждому свое, ибо Старостин, Клевенский, сестры Краснопевцевы, Калачёв, Журавлёв и Кистенев преследуют своим творчеством, кроме всего прочего, и цели сохранения канонического народного исполнения.

Во время выступления Хоронько Оркестра внушительная часть посетителей потянулась к выходу. Впрочем, нельзя назвать слушателей непоследовательными: сам экзальтированный лидер команды - Дмитрий Хоронько - на пресс-конференции уверял, что его коллектив - "никакой не джаз, а просто шуты". Может, и довольно забавные шуты, но мы-то шли на фестиваль "Усадьба.Джаз"...

Что же касается 'Insight' Нино Катамадзе - тут двумя словами не отделаешься. Своим выступлением Нино второй год подряд закрывает фестиваль на главной сцене. Мне абсолютно, решительно непонятен феномен популярности этой певицы и этого коллектива. Ради справедливости замечу: когда мне пришлось впервые столкнуться с музыкой Нино, пару лет тому назад, первые три пьесы слушались с интересом. От всех остальных пьес того концерта (и всех последующих выступлений) было невыразимо скучно и даже обидно. Впечатление от прослушанного в Архангельском ничуть от этого традиционного восприятия не отличалось. Нино продуцирует добротный, но до оскомины однообразный вокал. И подготовленные аранжировки, и импровизации предсказуемы. При посещении, скажем, третьего концерта мелодически-гармонические ходы в пьесах предугадываются с завидной легкостью. "Драйв!" - скажете вы. "Искренность!" - станете вы настаивать. "Общение со зрителями!" - приведете вы аргумент. "Игра на публику, театрализованное действо" - отвечу вам я. Каждому, повторимся, свое.

"Свое"Марка Пекарского - это перкуссия, перкуссия, и еще раз перкуссия. Академический музыкант в поисках нового звучания, новых решений пускается в разнообразные эксперименты, в том числе и джазовые. На "Аристократе" Марк появился в тандеме с саксофонистом-колтрейнистом, Александром Пищиковым (еще одним представителем русской диаспоры в Германии). Репетиций у музыкантов не было вообще, если верить заявлениям Пекарского на пресс-конференции: все происходившее являлось тотальным экспромтом. На сцене, кроме двух опытных исполнителей, присутствовали ассистенты - студенты Пекарского. Продуктом коллаборации музыкантов стало нечто нойз-авангардное и половине зрителей не понятное. Эта самая половина, недолго думая, и удалилась с площадки.

Следующий сет "Аристократа" значился за немецко-грузинской группой 'The Shin'. В составе бэнда - грузинские музыканты, давно осевшие в Германии. Несмотря на территориальную удаленность, группе, исполняющий замешанный на их родной аутентике фьюжн-рок, удается с определенной регулярностью появляться в Москве, находить среди здешней аудитории новых поклонников и радовать своими концертами давних почитателей. В Архангельском к Зазе Миминошвили, Зурабу Гагнидзе и Мамуке Гаганидзе присоединился индийский перкуссионист Рамеш Шотам, известный работой с Карлой Блей (Carla Bley) и Лондонским Филармоническим оркестром. Зазе Миминошвили - отличному гитаристу с отличным чувством юмора - в первой вещи отключили звук. После исполнения пьесы он комментирует программу: "Ну я честное слово играл! А теперь прозвучит песня, которая называется "Протокол номер 18". Это "Болеро" Равеля, но на самом деле в начале и в середине оно играется на 18 шестнадцатых. Мы их считаем про себя очень просто: раз-два, раз-два-три-четыре, ну а потом еще два раза по шесть. А в конце будет "Болеро", честное слово."

Последний номер в программе "Аристократа" - выступление квартета Ивана Смирнова. Очень верно, что этот коллектив стал хедлайнером площадки. Его программа стала яркой, жирной, убедительной точкой фестиваля. И хотя последняя пьеса исполнялась для ограниченного числа зрителей - остальные ушли смотреть фейерверк, -имевший уши да слышал. Поразительно: я знаю смирновскую программу почти наизусть, слышала ее десятки раз, и каждый раз музыка Ивана, Михаила, Дмитрия и Сергея (панорамная, глубокая, полная, сочная) трогает все новые, потаенные, ранее не обнаруженные струны ... души - ну да, пусть банально! - струны души. Я сидела в темноте, вокруг качались от предгрозового ветра деревья, окружившие старые прекрасные дворцовые стены. Я впервые за два дня явственно ощутила, как же на этой усадьбе хорошо, как далеко простираются края, которые виднеются за Москвой-рекой, как приятно и чудно понимать, что тебе говорит музыка.

07.06.2006, Татьяна БАЛАКИРСКАЯ (ЗВУКИ РУ)