ФЕСТИВАЛЬ  Джазовый пикник в музее

К концепции фестиваля "Усадьба.Джаз" не придерешься. Все располагает к тому, чтобы проголосовать в пользу посещения именно этого события вместо любых других концертов, проходящих в то же время. Читайте репортаж Звуков.Ru с первого дня фестиваля

Кто зачем ходит на фестивали, а я хожу по причине неизбывной... любви к музыке (да, безусловно), но в основном - лени человеческой. Увидеть всех, сразу, в одном месте, не тратя килокалории на передвижение по городу - решение весьма удобное. Да еще, как правило, фестивали делаются в выходные дни, - чтоб, если уж отдаваться эстетическому удовольствию, то без оглядки.

К концепции фестиваля "Усадьба.Джаз" не придерешься. Все располагает к тому, чтобы проголосовать в пользу посещения именно этого события вместо любых других концертов, проходящих в то же время. Еще три года тому для проведения крупнейшего российского джазового фестиваля организаторы выбрали потрясающе красивое место - загородную усадьбу князя Юсупова, ныне государственный музей, "Архангельское". От Парадного Двора, все еще прекрасного, хоть и требующего серьезной реставрации, спуск ведет к огромной площадке, по дальним краям которой располагаются роскошные постройки эпохи классицизма. Красота неописуемая - леса да поля на фоне всего этого великолепия, Москва-река в 800-х метрах, тенистые аллеи, ухоженные газоны, тишь, благодать... Кому попало в руки такое богатство не отдают, государственный музей все-таки. Соответственно, noblesse oblige: ударять в грязь лицом, принимая на себя ответственность устроения джазового (читай - элитного) фестиваля, никак нельзя. И прежде, вроде бы, организаторы и не ударяли: фестиваль проводится в третий раз. И сцены его предназначаются исключительно для отечественных музыкантов.

В прошлом году общее количество посетивших "Усадьбу.Джаз" (в названии фестиваля на тот момент фигурировало словосочетание "Русский Стиль", поскольку генеральным спонсором события была одноименная табачная компания) превысило 20.000 человек. Число впечатляющее, если учитывать, что вход на фестиваль осуществляется по билетам. И если вспомнить рассказы очевидцев о многокилометровых парковках автомобилей вдоль въезда в усадьбу - специально отведенного места для этих целей тогда не было предусмотрено. В этом году ситуация сохранилась по обоим фронтам: зрителей было (традиционно?) много, поговаривали даже, что вдвое больше, чем в прошедшем году. А близлежащие дороги представляли собою выставку средств передвижения. Были ли зафиксированы случаи разбора оных на запчасти, пока их хозяева наслаждались джазовым уикендом, мы не уточняли.

Не доезжая пары километров до пункта назначения, мы выходим из застрявшего в очередной пробке автобуса и преодолеваем финишную прямую пешком. Моросит - того гляди, прольется дождь. Однако жуткая гроза, которой было запугивал Гидрометцентр, разразилась в ночь с 4-го на 5-е июня, а на протяжении обоих программных дней погода держалась вполне "фестивабельная".
К тому моменту, когда мы, пробравшись сквозь заторы на дорогах, наконец достигаем фестивальных площадок, некоторые из участников программы уже выступили. Таким образом, мимо нас прошло появление на сцене площадки "Партер" питерской группы Markscheider Kunst, специализирующейся на афро-кубинской тематике, а также цыганского проекта Леонсии Эрденко и Gypsyroad (принципы разделения территории фестиваля на площадки мы давали ранее).

Зато успели на финал программы известного московского пианиста Сергея Жилина, который выступал на площадке "Аристократ". Исполнялись произведения П.И.Чайковского в джазовой обработке. Еще во время приближения к площадке, звуки, издаваемые коллективом Жилина, показались несколько более форсированными, чем того бы требовала интерпретация "Времен года". Попытки преобразования классических пьес в подобие свинга предпринимаются давно - достаточно вспомнить вокальный коллектив Swingle Singers, гениального Бобби Макферрина (Bobby McFerrin) или менее блистательного, но вполне обладающего вкусом в аранжировке Жака Лузье (Jacques Loussier). Если помнить о вышеупомянутых образчиках, то трудно утверждать, что интерпретации Чайковского Жилиным представляют собой особый художественный интерес, - ибо мало в них сбалансированности, без которой подобные погранично-стилевые эксперименты превращаются в лоскутное одеяло, сшитое грубыми нитками.

Все последующие сеты, на протяжении всего фестиваля, наблюдались нами частично - в перерывах между перебежками с одной площадки на другую. Весьма хлопотное занятие в условиях постоянных проверок охранниками содержимого рюкзака. Но тем не менее.
Сергея Жилина за роялем сменил приглашенный из США Валерий Гроховский ("Усадьба.Джаз" приглашает в качестве участников не только 'прописанных' в России музыкантов, но и эмигрантов); сцену с ним разделил мэтр отечественной джазовой коммуны, Георгий Гаранян. Гроховский прозвучал на фоне своего предшественника много живее и естественнее; в остальном же выступление представляло собою самый что ни на есть straight-forward jazz, довольно консервативный.

В это время на самой многолюдной площадке, "Партер", появились фолк-роковые Magic Pump. Да, нужно сразу предупредить о том, что при описании программы площадки "Партер" энтузиазм будет напрочь отсутствовать. Причиной тому - беспримерно низкое качество звука, который сводил на нет любое музыкальное представление и оставлял минимум положительных впечатлений. При входе на площадку складывалось чувство, что музыка доносится из, скажем, колонок музыкального центра - настолько слабым был сигнал; "запирания" же в динамиках, отсутствие отдельных инструментов в общей звуковой панораме и тот факт, что многие вокалисты явно не слышали себя в мониторах, выпевая партии как попало, и вовсе приятностей не добавляли. Итак, Magic Pump: группа, по скромному мнению автора, сама собою малопримечательная, если бы не ее фронт-вумен, вокалистка Наталья Княжинская. Коллектив много поездил на своем веку, довольно известен в Европе, в рэггийно-фанковом воплощении выступал на многих музыкальных форумах, в том числе и знаменитом фестивале в Монтре; в Архангельском группа представила свою новую этно-фьюжновую программу. Наталья показалась очень харизматичной, опытной и самобытной певицей, обладающей сильными природными данными и с успехом находящей им применение. Ее насыщенный, богатый обертонами тембр и широкий диапазон иногда вводили в сомнение: стоило выйти за пределы площадки, как казалось,что Наташу то сменили какие-то певцы мужеского полу, то барышни явно рОкового толка. Ан нет, прислушаешься - это Княжинская распелась и берет "все выше, и выше".

Певцы мужеского полу, ManSound появились, кстати, на площадке "Аристократ". Именно ради их выступления мы покинули танцующий под взрывные запилы Белого Острога "Партер". К слову: обязательным условием выступления музыкантов на фестивале "Усадьба.Джаз" было представление нового репертуара или появление в новом составе. Не знаю, для выполнения ли этих условий, или для собственного удовольствия Юрий Матвеев (гитара) и Артём Якушенко (скрипка) взяли к себе под крыло саксофонистку Анну Королеву, представительницу молодой джазовой сцены, но проект состоялся.

Тем временем ведущий Михаил Митропольский призывает киевлян ManSound наконец появиться на сцене. Прославленные украинские мастера а-капелльного пения отрабатывают программу с традиционным триумфом. Правда, в процессе исполнения одной из песен садятся микрофонные батарейки тенора Юры Роменского, и ему срочным образом приходится бегать от коллеги к коллеге и искать, куда бы лучше пристроиться. Вещь допевается "в тесноте, да не в обиде"; в паузе между песнями вокалисты тщетно просят заменить микрофон, замена происходит по истечении добрых 8-10 минут, и потрясающая по своей красоте аранжировка украинского народного Щедрика получается непростительно смазанной. Впрочем, рядовой слушатель этого мог и не заметить, или в крайнем случае, простить: группу провожают возгласами "Браво!".

Программа грузинской группы Zumba Land, чей концерт в "Партере" уже начался, оказалась не лишенной изюминки, но несколько заунывной, - храня в сознании стереотипы о кавказской музыке, которая, в принципе, мертвого должна поднимать и заставлять плясать лезгинку, такая оценка покажется странной, но, тем не менее, она соответствует действительности. Ранее мне приходилось слышать Zumba Land в записи, и надо сказать, что впечатление от студийных вариантов произведений группы выгодно отличается от чувства, оставленного живым концертом.

А как же остальные площадки? - спросите вы. Как же "Лаунж-кафе" и "Каприз"? Обманывать не буду: "Лаунж-кафе" в музыкальном отношении для меня представляло наименьший интерес, а времени на просмотр всех остальных программ было мало, поэтому - уж не обессудьте. А на "Капризе" - территории, отведенной для танцев в стиле свинг, - удалось появиться во время выступления белорусского Svet Boogie Band. Молодой и весьма симпатичный вокалист-шоумен Свет (между прочим, это настоящее его имя: беларус же!) привычными приемами "ставил на уши" публику площадки. Которая, кстати, была забита под завязку: танцующие пары и группки едва не наступали друг другу на ноги. Дети, мамы, бабушки, молодые люди, - все подергивают конечностями в такт, даже если выражение лица при этом крайне отрешенное. Сила искусства, однако! Такие не пропадут - решаем мы и идем слушать Алекса Сипягина в сопровождении трио Антона Ревнюка. Знаменитый русский трубач Сипягин, теперь представитель нью-йоркской диаспоры, разговаривает с сильным американским акцентом и играет совершенно блестяще. Но играет: стандарты - ах, опять стандарты. Ну что же еще можно исполнять, если репетиции осуществляются непосредственно перед фестивалем? То, что знают все участники проекта. Группу, аккомпанирующую Алексу, я видела воочию впервые, да еще и на объявление ведущим участников не успела попасть. Тем не менее, как-то сразу почувствовала, кто в коллективе лидер: басист, очень тактичный, изобретательный, обладающий прекрасным вкусом в исполнении как соло, так и риффов, моментально привлек внимание и оказался: тем самым Антоном Ревнюком.

Завершающий программу площадки "Партер" проект братьев Ивановых (пианиста Михаила и контрабасиста Андрея) стал чуть ли не единственным приятным сюрпризом, венчавшим целый фестивальный день. Музыканты подготовили масштабную программу в стиле "симфоджаз": на одной сцене оказались непосредственно братья, ансамбль солистов "Эрмитаж" Алексея Уткина, специальный гость, саксофонист Франк Ваганэ (единственный иностранец на фестивале - впрочем, к иностранцам можно причислить и Луи Франка (Louis frank) из группы Esthetic Education) и Сергей Мазаев, вокалист группы Моральный Кодекс. Изумительно чисто, одухотворенно и талантливо прозвучал и Эрмитаж, и сам Алексей Уткин. Просто удивительно, как внимательно и с каким неподдельным интересом слушали классику добрых три дюжины зрителей, стоявших подле сцены. Очень, очень хороший гобоист Алексей Уткин - без вариантов. Только вот для чего присваивать себе произведения немалоизвестных, вернее, мирового калибра музыкантов - непонятно. Заглавная вещь концертной программы была объявлена творением Уткина, в то время, как каждая ее фраза, до точки возле восьмой ноты, "снята" с лейтмотивной пьесы альбома Twelve Moons культового норвежского саксофониста Яна Гарбарека (Jan Garbarek). Да, все еще остается непонятым появление "кларнетиста" Сергея Мазаева, которому, готова спорить, куда комфортнее чувствуется в псевдо-роковой среде, чем возле уверенно импровизирующих, в отличие от него, инструменталистов. В остальном же все в программе братьев Ивановых пришлось по душе; в особенности - дуэты контрабаса и арфы и соло на ударных Дмитрия Севастьянова.

Украинская группа Esthetic Education, выступившая в качестве хедлайнера площадки "Партер", к сожалению (а может, и к счастью), не получила должного внимания со стороны зрителей. Во-первых, к вечеру на открытом воздухе, у реки, резко похолодало, и все, у кого был доступ к закрытому со всех сторон колоннадами "Аристократу", немедленно пришли греться. И с появлением людей с пивом, чипсами, свернутыми в трубу туристическими "пенками" и тарелками с шашлыком площадка враз стала особенно "аристократической". Во-вторых, коллектив, сформированный из "остатков" Океана Эльзы и пригласивший на роль лидера бельгийского режиссера, не владеющего толком ни русским, и украинским, не имеет той популярности, которую снискали "эльзовцы", и не случайно. Музыка Esthetic Education - это совершенно вторичный продукт, а-ля европейский поп-прогрессив. Прослушав пару рефренов из версии "Щедрика", только теперь уже из уст бельгийца, с чувством выполненного долга бреду к автобусной остановке.

Продолжение следует: завтра второй день фестиваля "Усадьба. Джаз"

06.06.2006, Татьяна БАЛАКИРСКАЯ (ЗВУКИ РУ)