Nilda FERNANDEZ  "Я брошу петь завтра"

Накануне католического Рождества на вопросы Звуков отвечал Нильда Фернандез - сладкоголосый шансонье, цитирующий философов и посвящающий альбомы давно умершим поэтам, вокалист, тембр которого определяют как "мужской альт" или "женский тенор", француз, борющийся за живой звук на российской сцене.

Отправляясь на встречу с Нильдой Фернандесом (Nilda Fernandez, Daniel Fernandez), французом испанского происхождения, который известен читателям Звуков.Ру по приснопамятному дуэту с Борисом Моисеевым, ваша покорная слуга отчего-то была уверена, что увидит не гламурного душку-вокалиста, а зрелого и самодостаточного артиста.
Взять хотя бы факты биографии Нильды: безумный вояж на Кубу на борту грузового корабля; путешествие на конной повозке из Испании во Францию, огромные тиражи пластинок, выпущенных на трех языках; в конце концов, разрыв отношений с тем же Моисеевым из-за нежелания продолжать ломать комедию с выступлениями под "плюс" - такие поступки откровенно не вяжутся с амплуа стереотипного деятеля поп-культуры.
Кроме того, от выступлений Фернандеса у меня сложилось неоднозначное субъективное впечатление: кажется, что будучи успешным и популярным во Франции, на российской сцене певец себя чувствует несколько не в своей тарелке. 20-го декабря нам выпала возможность опровергнуть или подвердить эти впечатления в разговоре с артистом...

Звуки.Ру : Откровенно говоря, хотелось бы открыть для себе Фернандеса как такового, а не Фернандеса - коллегу Моисеева. Если Вы не против, вопросы будут касаться Вашей личной биографии и творчества.

Нильда Фернандес: - Конечно. Раньше ведь Борис за меня мою биографию рассказывал, и допускал много неточностей.

Звуки.Ру: Мы слышали, что Ваш отец, скульптор по дереву, оказал влияние на развитие всей Вашей музыкальной карьеры. Именно с его легкой руки Вы избрали путь музыканта. Скажите, а не относилось ли это влияние к разряду отношений "отцов и детей"? Не было ли слишком сильного давления?

Нильда: - На самом деле, не сказать, чтобы отец как-то особо повлиял именно на мое музыкальное развитие. Влияние отца скорее выражалось в том, что с детства я постоянно видел перед собой процесс творения, вернее, трансформации. Насколько я знаю, людям религиозным не пристало говорить о том, что человек может что-то сотворить: ведь Творец один, и акт создания имел место только однажды - в самом начале... а люди теперь могут лишь преобразовывать то, что им дано. Тем не менее: представьте себе, как важно ребенку видеть образ - из чего-то, совсем непохожего на произведение искусства рождается нечто одухотворенное.
А вообще, мои родители не считали, что артист, тем более музыкант - это профессия. Помню, отец рассказывал, что, пока я учился в Парижской консерватории по классу гитары, мать частенько просыпалась среди ночи и рвалась ехать ко мне, дабы отговорить от гиблой затеи с музицированием. В Испании обучение в консерватории, к слову, стоило гораздо больше, чем во Франции. Франция в этом отношении более демократичная страна. Так вот, как бы то ни было, мне сейчас кажется, что я осуществил мечту отца, избрав для себя путь музыканта. Отец никогда об этом не говорил, но я чувствовал его одобрение. С его подачи во мне живет стремление к пребразованию... преображению. В литературе автор преображает язык, в музыке - звуковые образы.

Звуки.Ру: Говоря о литературе: один из своих альбомов Вы посвятили Федерико Гарсии Лорке, да и, собственно, сами написали роман. Насколько литература врастает в Вашу музыку?

Нильда: - И в литературе, и в музыке существует два разных мира, которые создает автор - полностью выдуманного и "реального". Существует и параллельный мир, в котором живут истории из разных литератур. Эти миры в какой-то момент пересекаются, и в этот момент непонятно, существовало ли событие в реальности, или нет... это как сон: увидев сновидение, через какое-то время ты уже сомневаешься: может быть, ты не увидел, а пережил это событие?... Я вот, к примеру, не вижу снов. Мне кажется, что мои сны - это часть моей настоящей жизни. Так и в литературе: возможно, Раскольников действительно жил во время, описанное Достоевским.

Звуки.Ру: Часто случается, что музыканты, уделяющее большое внимание литературе, считают, что главное в их песнях - текст, содержательная сторона, а не непосредственно музыкальная. Ваше мнение по этому поводу?

Нильда: - Ну нет, музыка в песне - это все-таки главное. Конечно, текст - это первое, что трогает в песне. Но любой текст можно испортить неподходящей мелодией. Мой добрый друг, Жорж Мустаки (Georges Moustaki), автор многих песен, которые исполняла Эдит Пиаф (Edith Piaf ), - сейчас он уже пожилой господин - рассказал мне, как он написал всемирно известную песню "Milord". Эдит сама попросила его написать слова на тему. Он довольно быстро справился с задачей, написал текст, а мелодия к ней потом была создана в двух вариантах. Жоржу представили обе версии, и он выбрал именно ту, что мы с вами теперь можем слышать. А если бы Эдит не посоветовалась с Жоржем и выбрала бы другую мелодию? Может быть, в России бы ее вообще не знали бы теперь, может, она была бы какой-нибудь скучной, заурядной... Вообще мелодия и текст - это родители песни. Надо, чтобы они имели равные права.

Звуки.Ру: А сколько в Вашем репертуаре песен, родительство которых принадлежит Вам?

Нильда: - В репертуаре... в Москве или вообще?

Звуки.Ру: Вообще.

Нильда: - Процентов 80. Практически все песни - мои.

Звуки.Ру: А не-в-Москве?

Нильда: - Зависит от того, где я нахожусь. В Испании исполняю только испанские, во Франции - французские и немножко испанских, потому, что экзотика. А в России - вообще все - экзотика...

Звуки.Ру: Еще одна Ваша страсть - путешествия. Откуда такая охота к перемене мест?

Нильда: - Путешествие - это не просто побег откуда-то. Это всегда стремление куда-то. Для меня каждое путешествие обязательно имеет какой-то подтекст, причины же того или иного путешествия зачастую бывают даже загадочными. И выбор маршрута тоже.

Звуки.Ру: Ну, к примеру, Ваша легендарная поездка на повозке по Франции? В чем ее концепция?

Нильда: - А это было... в некотором роде паломничество. На первом этапе я повторил путь своей первой, детской эмиграции, когда мы с родителями уехали из Испании - из Барселоны в Лион, а второй этап - моя эмиграция как артиста из Леона в Париж. Есть у меня такая особенность - каждому событию придавать особую важность. Можно было, конечно, просто проехать по этим местам на машине или поезде. Но совсем другое дело - медленным, неспешным ходом, на повозке.

Звуки.Ру: Возвращаясь к теме музыки. Как обстоит дело с продажей Ваших дисков в России?

Нильда: - У пиратов, конечно, дело обстоит недурно. Но я не сдаюсь, все-таки импортирую альбомы сюда. Кстати, есть намерение выпустить диск в России, я как раз сам занимаюсь подбором треков для этого выпуска. Не хочу, чтобы за меня это делали представители лейбла.

Звуки.Ру: Аудио-пиратство для нашего шоу-биза, безусловно, остается одной из главных проблем. А помимо пиратства, что в России больше всего разочаровывает?

Нильда: - Общая культура.

Звуки.Ру: Общая культура кого - организаторов, публики, коллег по цеху?

Нильда: - Да всех. Музыканты на сцене не работают. Работает балет. Очень удивительно все это... как публика допускает такой обман. Это неправильно. Хотя, надо признать, люди, которые приходили на наши совместные с Борисом "фанерные" концерты, потом приходили на мои акустические, живые выступления, благодарили, были совершенно открыты всему, что я делал.

Звуки.Ру: Самая главная работа в жизни уже сделана или еще впереди?

Нильда: - Нет, нет, впереди, конечно. Вообще, после каждой написанной песни я осознаю, что нужно дообъясниться, что я не все сказал. Знаете, французский философ Жиль Делез (Gilles Deleuze) говорил: "настоящий алкоголик - тот, который говорит "я брошу пить завтра"". Так вот и у меня.

Звуки.Ру: Последний вопрос. С какого альбома Вы бы посоветовали читателся Звуков.Ру начать знакомиться с песнями Нильды Фернандеса?

Нильда: - Альбом "The Best Of" - это мой настоящий "Best Of". Там каждая песня выбрана очень тщательно и с любовью. Пусть на нем не все стопроцентные хиты, но все треки мне очень близки и дороги.

Вот такой он - сладкоголосый шансонье, цитирующий философов и посвящающий альбомы давно умершим поэтам, вокалист, тембр которого определяют как "мужской альт" или "женский тенор", француз, борющийся за живой звук на российской сцене.

21.12.2005, Татьяна БАЛАКИРСКАЯ (ЗВУКИ РУ)