JUDAS PRIEST  Вместо гимна советского

Judas Priest привезли в Россию на излете их славного 30-летнего пути. Взглянуть, на какую все же икону они молились в их уходящую эпоху, пришло около 8 тысяч страждущих. Наш репортаж с долгожданного концерта группы в Москве...

К культурному наследию героических предков ("Анненербе") в различных жизненных коллизиях бывает лучше:
а) прикоснуться позже, чем никогда;
б) прикоснуться как можно позднее (чтобы не отвлекаться от сладких утех юности);
в) вообще никогда и ничем не касаться.

Нам, русичам, непомерно свезло. Благодаря присмотру старших товарищей, мудро руливших из светлого Ирия, во время оно, наша юность прошла целесообразно. Стволы наших жизней росли упрямо и сочно вверх, не транжиря себя на сторону, не отвлекаясь на разную муру, вроде рок-концертов. Но вот с макушек облетела листва, и пришло время прикоснуться к прекрасному. Анонсированный "единственный рок-концерт" культурного наследия, и, в известной мере, символов эпохи, Judas Priest, состоялся в Москве 27 ноября отчетного года.

Judas Priest привезли в Россию на излете их славного 30-летнего пути. Взглянуть, на какую все же икону они молились в их уходящую эпоху, пришло около 8 тысяч страждущих. Так, во всяком случае, рапортовала сетчатка в затылочные области. Старый Дворец Спорта в Лужниках давно не видел столько пришедших "поковать металл". Во всяком случае, сделать это на английском языке. Вернее, на горстке сорвавшихся с этого языка слов. Не любит, видно, старый дворец английский язык и готов слушать только Кипелова и Арию. Но любопытство взяло верх, и ради того, чтобы посмотреть на настоящих авторов композиций "Встань, страх преодолей", "Здесь куют металл", "Воля и Разум" иногда можно сдвинуться с принципиальной точки. Большаков и Дубинин с Холстининым тоже были замечены в числе посетителей. Посетители - это отдельная песня, вернее целый многоголосый триптих: от худеньких тел в поношенных "арийских" майках до потрепанных морд над слоеными загривками. Последние, они же пасынки среднего класса, рожденного свободой 90-х, составили явное большинство. Лица их были "задушевны, но строги", непривычно озираясь на неожиданно трезвые рожи знакомых. Духи предков продолжают радеть за нас, и посему через своего помазанника запретили пить пиво на спортсооружениях. Братья! Подобно Кутузову, которого провидение приберегло для России на ее черный день, наши почки еще понадобятся Родине в сокрытый до времени час! Помните об этом неустанно, и, собираясь отныне войти в спортсооружение, пейте пиво заранее!

Концерт начался с аристократическим опозданием - минут на пятнадцать, не более. Традиционно, Judas Priest начали с "Hellion/Electric Eye". Хилл, Типтон, Даунинг и Трэвис (оказавшийся при ближайшем рассмотрении потомком пожарной каланчи и долговязого милиционера по прямой линии) добрались до сцены естественным образом, переступая с ноги на ногу. Лысый, в темных очках, в кожаном плаще и черной же фуражке - как влитой премьер-министр Мудахер из к/ф "Космические яйца" - старый хоббит Хэлфорд внезапно появился на возвышении за ударной установкой, поднятый туда одним из трех установленных в сцене подъемников. (Здесь следует напомнить вам, что все металлисты в Хоббитоне почитали старого Хэлфорда за queer, странного хоббита, наипаче на всю деревню металлистов был он единственный queer. Что вдвойне странно, ибо даже хоббитята знали, благодаря РТР, НТВ и 1-му каналу, что у каждого queer должен быть хоть бы один дружок.) Хэлфорд оказался в округлой прорези, проделанной в первом из пяти задников, которые Priest использовали в течение концерта. На заднике, натурально, был изображен "электрический" глаз, в черном зрачке которого и стоял Хэлфорд. Первые несколько песен Роб стремительно исчезал из одного места, и так же внезапно появлялся в другом, в двух из трех случаев почему-то представая в профиль к публике. Следом были поданы "Metal Gods", "Riding On The Wind", "Touch Of Evil" и две песни с последнего альбома: "Judas Rising" и "Revolution". Следует заметить, что хоть Priest исполняли все песни без исключения, старые и новые, в более современном, жестком и "низком" ключе, наилучше воспринимались все-таки вещи с "Painkiller" и "Angel Of Retribution" - как самые агрессивные.

Отдельное слово - о сцене. Высокий подиум, обрамленный ступенями, сбегавшими от яруса ударника к основной сцене, уже упоминавшиеся подъемники, "фирменные" пристовские кресты, "подпиравшие" боковые крылья второго яруса - антураж, указывавший на солидность этого недешевого для всех сторон действа. Не исключено, что какую-то часть сценического оборудования "боги металла" привезли с собой, что в диковинку для наших промоутерских палестинок. Звук был хорош, особенно в части гитар. А вот ударным вполне можно было бы добавить модного "мяса". Светотехник предпочитал работать со статичным светом, что вряд ли создает эффект "светового шоу", но скорее оправдано, нежели нет: "металлический" концерт - это ведь вам не дискотека, не правда ли?!

Немного странной оказалась программа мероприятия: в ней не нашлось места ни для одной песни с одного из двух мощнейших "пристовских" альбомов - "Defenders Of The Faith", зато оно нашлось для "Turbo Lover" и "I'm a Rocker". В остальном - без неожиданностей. 70-е вполне предсказуемо дожили в виде "Beyond The Realms Of Death", "Victim Of Changes", "Hell Bent For Leather" и "Diamonds And Rust". Priest менялись, сколько жили, и случайно попавшие на концерт или услышавшие группу впервые вряд ли смогли определить в этом водовороте металлопроката какие песни были написаны в 70-е, а какие - после. Здесь навстречу этому внезапному открытию на всех парах по встречной мчится другое наблюдение. Люди в третьеримской провинции, далекие от щедрот западной демократии, несмотря на заочную любовь не на короткой ноге с репертуаром Priest, и активно реагировали только на такие песни, как "Breaking The Law" или "Painkiller". Как раз "Painkiller" и закрывала основную часть программы, дабы обе стороны могли отдышаться перед выходом музыкантов на бис. Тут-то все и принялись бесноваться, головами трясти, притопывать ногой. Даже Хэлфорд, весь концерт двигавшийся так, словно в его спинной хребет по какой-то медицинской надобности вживили стальной стержень, выказал чудеса пластики. В гражданской позиции он подполз к монитору, удобно устроился на коленях и, одной рукой держась за черный ящик, принялся трясти лысой головой и стучать по монитору с внешней стороны свободной рукой. Очевидно, не дождавшись помощи и понимания от мониторного звукооператора, он таким образом решил выбить звук из проклятого прибора вручную.

Первой на бис была исполнена "Hell Bent For Leather". Хэлфорд выехал на сцену на чрезвычайно сильно хромированном мотоцикле. Зал наконец-то взорвался - впервые за этот вечер. На десерт были поданы, по вековой традиции, "Living After Midnight" и "You've Got Another Thing Comin'".
У культурного наследия есть лишь одна зловонная сторона. Его плоды едят уже культурные наследники.

30.11.2005, Алексей МОРОЗОВ (ЗВУКИ РУ)