АКЦИЯ  Zildjian Day-2005: грани таланта

Пятое по счету драм-шоу Zildjian Day собрало под сенью "железа", которое производит вот уже 382 года, трех барабанщиков, принадлежащих к весьма разным весовым категориям. Студентка Александра Могилевич, мастеровитый джазмен Аркадий Баклагин и заокеанский гость, залихватский рокер Пэт Торпи из Mr.Big) показывали класс.

Пятое по счету драм-шоу Zildjian Day, которое компания AT Trade проводит при участии журнала Music Box, на этот раз собрало под сенью 'железа', которое, собственно, и производит вот уже 382 года (!), трех барабанщиков.

Для начала стоит сказать несколько слов о компании. Основатель ее, Аведис Зилджян I, был алхимиком в Константинополе, и, как все алхимики, пытался синтезировать золото. Золота у него не получилось, зато получился сплав цинка, меди и серебра с уникальными звуковыми качествами. Поскольку первый Зилджян был человеком практичным, а спрос на ударные инструменты - пусть не слишком массовый, зато постоянный - существовал всегда, он переквалифицировался в изготовителя перкуссионного "железа"; с тех пор фирма ни разу не меняла хозяев, оставаясь в руках одной семьи. Сегодня это - транснациональный концерн со штаб-квартирой в США, производственными мощностями там же и дистрибуцией по всему миру, а продукцией его пользуются сотни известных музыкантов и десятки суперзвезд. Москвичам, пришедшим в этот день в ЦДХ, достались трое барабанщиков, принадлежащих к весьма разным весовым категориям - студентка Александра Могилевич, мастеровитый джазмен Аркадий Баклагин и заокеанский гость, залихватский рокер Пэт Торпи (экс-Mr.Big). Для каждого из участников на сцене стояли ударные установки TAMA разной степени упакованности с тарелками и хэтами Zildjian.

Zildjian Day подразумевает под собой некий обмен секретами мастерства, мастер-класс, в общем, то, что принято называть drum clinic. Однако же первое отделение мероприятия было, по сути, обычным концертом. Студентка РАМ им. Гнесиных Александра Могилевич (участница all-girl квартета Jazz Sisters) выступила в роли солистки джаз-квартета и продемонстрировала довольно высокий для студентки класс игры (женщина за ударными - зрелище вообще нечастое, а в России - тем более). Пару раз ее сет был несколько смазан не очень логичными сбивками (или казавшимися на первый взгляд таковыми), хотя выглядело все более чем прилично. Однако драйва не хватало, так что до Шилы И или Синди Блэкмен Александре еще предстоит расти. Впрочем, судя по тем высотам, которых она уже достигла, на достижение этих вершин у нее есть шанс.

Нехватку драйва с лихвой компенсировал музыкант оркестра п/р Левона Оганезова Аркадий Баклагин. Джазовый музыкант, имеющий в своем творческом багаже участие в проектах Александра Сухих, Александра Осейчука, Алексея Козлова и многих других, напрочь переигрывал музыкантов, вышедших на сцену вместе с ним. В недостатке мастерства его упрекнуть, пожалуй нельзя, и если есть какие-то претензии, то разве что к некоторому излишеству в (не всегда обоснованно) длинных соло. Впрочем, Zildjian Day - не просто концерт, и у барабанщиков в этот день имеется карт-бланш почти на все, другое дело, стоит ли им пользоваться в таких объемах. Прелестной виньеткой оказался выход на сцену для исполнения стандарта Satin Doll самого Левона Оганезова, потешившего почтенную публику несколькими байками из своего обычного сценического репертуара, что несколько ослабило перкуссонный накал. Во время исполнения пьесы маэстро Оганезов проявил себя вполне импровизирующим музыкантом, разве что с некоторым эстрадным душком. Но в контексте всепоглощающей игры Баклагина оганезовские "эстрадности" удачно снижали пафос и накал, так что были к месту. Бакланов, завершив выступление, рассыпался в благодарностях разным людям и общностям, включаю устроителей мероприятия и компанию Zildjian, подробно затем описав собственную "кухню" и процесс ее "укрощения".

После двадцатиминутного перерыва, во время которого публика приобретала палочки и футболки с символикой TAMA и Zildjian, на сцену вышел Пэт Торпи. То, что второе отделение будет проходить совсем иначе, чем первое, стало ясно сразу. Начал он, конечно, с соло, упругого, мастерского, эффектного, дав понять, что на сцене - рок-музыкант. Но соло довольно быстро закончилась, и началась натуральная drum clinic.
Здесь пора вспомнить о группе, из которой вышел Пэт Торпи. Mr.Big были, увы, обречены оставаться в англосаксонском мире 'вечно вторыми' - они работали на одном поле с Aerosmith, не обладая яркой мелодикой и почти автопародийностью этой группы, не говоря уже о том, что ни у одного из участников группы не было ничего, что могло бы сравниться с пастью Стивена Тайлера. Однако они продержались довольно долго, и даже стали big in Japan. И не просто big, а very big. Хотя нам от их дальневосточной славы досталась лишь залихватская кавер-версия кэтстивенсовской Wild World. И это при том, что музыканты в состав группы входили яркие, можно сказать, выдающиеся - один виртуозный басист Билли Шиэн чего стоит, не говоря о гитаристе Пэте Гилберте: Сейчас первый из них возглавляет нео-прог-джаз-рок бэнд Niacin, в которой герой московского Zildjian Day принимает время от времени некоторое участие.

А сам Пэт Торпи оказался крепким, ладно скроенным, атлетичным и улыбчивым человеком, классическим голубоглазым и блондинистым американцем, который сразу же призвал публику задавать вопросы, удивляясь тому, что 'обычно драм-клиники - занятие скучное и стерильное, а тут такая живая атмосфера!'. Торпи работал: да с кем он только не работал, включая Белинду Карлайл, Роберта Планта, Montrose и Теда Наджента! На его первом (и пока единственном, увы) альбоме засветились коллеги по Mr. Big - Шиэн и Гилберт, а также гитраист Стив Люкатер, клавишник Дерек Шериньян и барабанщики Грегг Биссонетт и Мэтт Сорум. В общем, крепкий профессионал второго ряда, весьма достойный.

Так вот, дальше началось натуральное стендап-комеди шоу. Пэт говорил и барабанил поровну, Он рассказывал (и наглядно показывал), как одним движением ногой совершает три удара подряд по 'бочке', как эффектно крутить палочки - вперед и назад, открывал еще много практических секретов, говорил о том, какое влияние на него оказали Стив Гэдд и Ян Пейсс:
Торпи оказался веселым и артистичным человеком - артистичным именно в разговорном жанре. Чего стоит история, которую хочется привести целиком:
'Мы, как вам, наверное, известно, были очень популярны в Японии. У них там есть музыкальный журнал Burn, который каждый год проводит опросы читателей. И вот как-то открываю я итоговый номер и вижу: группа года - Mr.Big, альбом года - Mr.Big, лучшая концертирующая группа - Mr.Big, лучшая обложка альбома - Mr.Big, вокалист - Эрик Мартин, гитарист - Пол Гилберт, басист - Билли Шиэн, барабанщик: Терри Бозио. Мда, подумал я, что-то не так. Надо что-то делать. И я придумал вот такую штуку:'.
Тут Пэт сел за свою установку и выдал невероятно виртуозное соло, под аккомпанемент которого и восторг зала исполнил битловскую Yesterday! Переждав грохот и хохот, он продолжил:
'И что вы думаете? В следующем обзоре я лидировал, а Терри был на втором месте. И я ведь не стал играть лучше! Так что если вас интересует популярность, всегда можно придумать какой-нибудь трюк!'. И еще один моментальный фотоснимок. Из зала спрашивают, знаком ли Пэт с Джоном Долмаяном из System Of A Down. Нет, говорит Пэт, но тут же садится за установку, из которой извлекает что-то очень похожее на SOAD. 'Они балуются со сложным размерами - ну что-то вроде того, как я вам сейчас семь четвертей изобразил'. А знаком ли он с Ларсом Ульрихом? 'О, Ларс!'. Пэт снова за установкой, он играет: нет, это не Metallica, но палочки взлетают вверх с тем же почти патологическим торжеством, как у Ульриха, а на лице у Пэта столько пафоса, что понимаешь: вот это вот Metallica и есть. И приятнее всего понимать, что в этих мгновенных шаржах нет злости и яда, есть только дружеская насмешка.

Это вообще свойственно барабанщикам - всем, начиная с Ринго Старра. У них, отвечающих за основу - ритм, такая задача: мирить, связывать порвавшиеся узелки, поддерживать целостность. 'Я перед каждым концертом носился с воплями: 'Ребята, только много не пейте! Пожалуйста!'. Так что же он - не пьет? 'Ага, и не курю. У меня папа полицейский:'. Занимается спортом, наверное? 'Да нет, только барабаню, по 3 часа в день. Спорт: вот я бегал по утрам - сломал ногу. В том году в бейсбол играл - связки порвал на спине: Нет, только барабаны!'.

И под конец - феерическое соло, минут на десять, не меньше. В зал уже заглядывают ЦДХ-шные тетеньки с гневными лицами (концерт затянулся!), но Пэт неумолимо, как машина: нет, как живой и очень хороший барабанщик уверенно и очень красиво делает свое дело. А потом кланяется под новый взрыв аплодисментов.

На Zildjian Day мы были с 12-летним сыном (он учится в импровизационном колледже как раз по классу ударных). Выходя в подмерзшую Москву, я спросил его:
- Понравилось?
- Ну да, конечно! - с энтузиазмом ответил он. - Но я все-таки не понял, что он делает с хэтом?
На то и мастер, подумал я, что всего не увидишь. А сам он никогда не расскажет.

04.11.2005, Артем ЛИПАТОВ (ЗВУКИ РУ)