АКЦИЯ  Во имя жизни

В киевском "Украинском доме" прошел концерт памяти Владимира Михновецкого, создателя мужского вокального ансамбля ManSound - уникальной украинской группы, работающей в жанре a cappella. ManSound всегда удачно балансировал на грани между популярной музыкой и тем, что не приносит особых денег, и даже с самыми некоммерческими своими вещами он добивался большего, чем многие наши поп-звезды. Секрет этого успеха - во многом в таланте и во вкусе основателя, умершего в прошлом году

5 октября в киевском "Украинском доме" прошел концерт памяти Владимира Михновецкого, создателя мужского вокального ансамбля ManSound.

Уникальную украинскую группу, работающую в жанре a cappella (пение без инструментального сопровождения), часто называют одним из наиболее громких музыкальных проектов бывшего СССР. Не добавляя при этом неизбежного "в области некоммерческой музыки": во-первых, ManSound всегда удачно балансировал на грани между популярной музыкой и тем, что не приносит особых денег, а во-вторых - даже с самыми некоммерческими своими вещами он добивался большего, чем многие наши поп-звезды. Секрет этого успеха - во многом в таланте (наверное, даже гении) и во вкусе Владимира Михновецкого, основателя коллектива, аранжировщика, композитора. Умершего от инфаркта 6 октября 2004 года в возрасте сорока одного года.

Михновецкий много работал с разными вокальными коллективами, вел несколько собственных проектов (его первый хор базировался в христианском центре "Новая жизнь" и исполнял духовную музыку), пробовал разные составы, пока в 1994 году не реализовал идею, ставшую главным делом его жизни: вокальный состав, полностью состоящий из мужчин. Его ManSound поначалу активно сравнивали с Take 6, знаменитым американским ансамблем той же идеологии; сравнивали и с другими коллективами, критиковали. Но одновременно и прочили большое будущее. С годами критики становилось все меньше. Качество звучания коллектива было в считанные годы поднято до мирового уровня, авторские аранжировки Владимира Михновецкого во многом превосходили общепринятый подход грандов: даже сами музыканты ManSound признаются, что многие его партитуры они поначалу не могли даже сыграть на фортепиано, не говоря уже о том, чтобы спеть, выучить или услышать в ансамблевом варианте. Руководитель коллектива не упрощал себе жизни, активно искал спонсоров под безнадежный в общем-то в те годы проект, разнообразил репертуар (кроме переложений джазовых стандартов и духовной музыки, группа начала петь русские и украинские народные песни) - и ManSound не только выжил, но и добился международного признания: гран-при на международном конкурсе а капелльных групп Vokal Total (Грац, Австрия, 2002), неоднократные появления на Lionel Hampton Jazz Festival (США), множество европейских фестивалей, сольных концертов, крупные концертные туры, лестные отзывы ведущих музыкантов мира - Джордж Бенсон (George Benson), например, крайне высоко оценил сделанный украинцами микс из его известных композиций и даже обмолвился, что "эти ребята" нравятся ему больше, чем Take 6.

А в октябре 2004 года, когда ManSound уже стал неотъемлемой "торговой маркой" Украины, когда ансамблем гордились даже те жители страны, которые толком его не слышали, когда по всей "незалежной" как грибы начали расти другие вокальные коллективы, перепевающие киевлян - Михновецкого не стало.

Концерт его памяти собрал очень разных исполнителей, а на презентованном во время концерта диске "Во имя жизни" стилистический разброс просто поражает. Бывший солист коллектива Федор Марун и один из передовиков украинской поп-сцены Роман Копов; джазовый клавишник из Москвы Вячеслав Горский и министр культуры Украины Оксана Билозир; афро-украинка Гайтана и Сергей Крылов; один из лучших джазовых пианистов страны Владимир Соляник и надежда национального вокала Тина Кароль, недавно нашумевшая в Юрмале; прибывший по собственному почину поразительный гитарист Энвер Измайлов и приглашенный из Москвы Сергей Казарновский, один из лучших педагогов России. Программа, в которой полноценное живое звучание соседствовало с традиционной для популярной музыки фонограммой, а джазовое фортепиано контрастировало с разговорным жанром. Программа, которая не могла бы показаться цельной, если бы все выступавшие не были друзьями конкретного человека - Владимира Михновецкого; если бы весь концерт не показывал разнообразие и широту его творчества, его взглядов на музыку, его умения ладить с самыми разными людьми и находить интересное для себя в том, что многие другие отмели бы не глядя.

Было странно слушать этот концерт, на котором не бисировали артисты и на котором музыка прерывалась видеофрагментами, где Михновецкий давал интервью, пел, ехал куда-то, женился, ел, откровенно валял дурака. Странно потому, что не было ощущения прощания; это было похоже не столько на концерт памяти, сколько на подготовку к чему-то долгому, доброму и совсем не грустному. И так и оказалось: уже после концерта выяснилось, что в следующем году никакого "концерта памяти" не будет, но будет полноценный фестиваль акапелльной музыки имени Владимира Михновецкого. Человека, который поднял это искусство в Украине на мировой уровень. Человека, который был таким же добрым и таким же разным, как этот концерт. Человека, который, по словам его друга Николая Бровченко, написавшего текст к диску, "пел всегда, даже когда молчал".

Он пел и на этом концерте - уже после того, как все исполнители вышли на сцену со свечами, после того, как ManSound спел "Аллилуйя" своему основателю и другу, после того, как все свечи были поставлены к портрету Владимира и музыканты ушли со сцены. Уже при включенном свете звучала запись "Одиночество" - композиция Михновецкого, написанная по заказу и записанная им самим почти подпольно. И люди слушали ее стоя, так и не опустившись в кресла и не начав покидать зал, хотя звучала, по сути, всего-навсего фонограмма при пустой сцене и горящих люстрах.

Они стояли и слушали. А Михновецкий пел.

10.10.2005, Юрий ЛЬНОГРАДСКИЙ (ЗВУКИ РУ)