ФЕСТИВАЛЬ  Рокинг. Наперекор стихиям

Легендарный фестиваль "Rock-Line" прекратил существование, но не угас, а преобразился в пермский межрегиональный фестиваль "Рокинг". Из ежегодного он стал ежемесячным, а из просто смотра неизвестных талантов превратился в смотр-конкурс. Екатерина Борисова рассказывает о своей работе в жюри финала...

Рок-музыканты и прочие обитатели Перми, Кунгура и других городов Приуралья (а также Зауралья, Сибири и многих других областей России) наверняка помнят ежегодный межрегиональный фестиваль "Rock-Line", проводившийся стараниями неутомимого пропагандиста и опекуна локального рок-н-ролла, музыканта Олега Новоселова. История "Rock-Line" богата яркими событиями, пересказ коих может длиться часами и страницами; если же попробовать обойтись одной фразой, то суть его заключалась в том, что региональные группы, участвуя в фестивале, имели реальный шанс не только найти слушателя за пределами своих репетиционных точек и крохотных местных клубов, но и заявить о себе в масштабах страны: CD-сборники с песнями участников каждого "Rock-Line" рассылались организаторами в центральные СМИ. И хотя я лично не припомню, чтоб кто-то из этих групп сотряс впоследствии эфир "Нашего радио" и "Максимума" или же сцену "Нашествия" и "Максидрома", но все же информация распространялась не зря: завязывались контакты, начинались гастроли, увеличивалось число слушателей... Да и вообще большой летний фестиваль под открытым небом, где выступают не навязшие в ушах радиомонстры, а молодые "неформатные" ребята, рвущиеся в бой и выкладывающиеся по максимуму, - это всегда хорошо. Пусть не во всем складно, но, по крайней мере, живо и интересно. Если б было иначе, вряд ли я с таким постоянством ездила бы на провинциальные рок-фестивали...

Так вот, некоторое время назад "Rock-Line" в своем оригинальном виде по ряду причин прекратил существование, но не угас окончательно, а после разных трансформаций преобразился в пермский межрегиональный фестиваль "Рокинг". Из ежегодного он стал ежемесячным, а из просто смотра неизвестных талантов превратился в смотр-конкурс. Идея Олега Новоселова была такова: на каждом "Рокинге" выступает 4 команды, из которых жюри выбирает одну лучшую, на итоговом "Рокинге" выступают все лучшие, а из них выбирается одна самая наилучшая. Ей-то и достается главный приз: издание тиража (1000 экз.) собственного альбома на CD в заводском исполнении. 500 дисков при этом передаётся победителям в их полное распоряжение, другие 500 рассылаются организаторами в СМИ, продюсерам рок-фестивалей и клубов, а также другим заинтересованным лицам.

Первый "Рокинг" прошел 25 мая 2004 года, и перспективы имел самые радужные. Но потом случилось несчастье: в августе того же года Олег скоропостижно скончался. Однако убитая горем Елена Зорина-Новоселова нашла в себе силы продолжить дело покойного мужа. Память о человеке живет в его делах; Елена не только добилась от городских властей присвоения одному из городских скверов имени Олега Новоселова, не только выпустила два мемориальных CD-сборника ("рокерский" и "бардовский") с участием знаменитых исполнителей, но и мужественно взвалила на себя организацию и пропаганду дальнейших "Рокингов". Стараниями Елены и при поддержке заинтересованных лиц они аккуратно проходили месяц за месяцем.
Наконец, на 27 мая 2005 года был назначен итоговый фестиваль. В финал вышло 10 групп; в жюри были определены компетентные лица (каковым посчитали и меня); в качестве спецгостей пригласили группу СерьГа. Событие намечалось незаурядное.

Собственно, оно таковым и вышло, но солидную часть торжества испортил непредсказуемый погодный фактор. Кто бы мог подумать, что 30-градусная жара именно 27 мая сменится в Перми пронизывающим ветром и ледяным дождем? Понятно, что при этакой климатической трансформации желающих придти в парк им. Горького оказалось много меньше, чем ожидалось, - хотя публики все же было приличное количество, и она честно рубилась на каждом выступлении, а особливо на сете СерьГи. Члены жюри спешно переделись в предусмотрительно захваченные из дома или одолженные у Елены свитеры, но все равно вынуждены были исполнять служебный долг в некотором удалении от сцены, под сомнительным прикрытием полотнищ пивного павильона. Впрочем, видно и слышно оттуда было практически всё.
Представители местных масс-медиа испугались дурной погоды гораздо больше, - на пресс-конференцию явились лишь самые стойкие (совершенно искренне, а вовсе не рекламы ради, хочется поблагодарить за неравнодушие ребят с пермского "Авторадио"). А хуже всего пришлось звукооператору Сергею Лузину, - клеенчатая будочка укрывала его от дождя, но не от холода, - однако он отработал весь "Рокинг" на очень достойном уровне, за что ему также спасибо. Ну, а о радушии всех задействованных на "Рокинге" служб и говорить не приходится: на провинциальных фестивалях к журналистам и музыкантам относятся со значительно более явным пониманием и гуманизмом, чем на столичных open-air'ах. Это, в общем-то, еще одна причина, по которой ездить на подобного рода мероприятия в Пермь, Архангельск, Вятку или Сегежу гораздо приятнее, чем в Москву.

Фестиваль начался (с разумным опозданием) с выступления омской группы Антарсия. Довольно стандартный гитарный поп-рок оживлялся милым и очень чистым голосом вокалистки Даши. Непосредственные, очень девичьи тексты все же не казались глупыми, а явное подражание Долорес О'Риордан (Dolores O'Riordan) даже умиляло. "Три модуляции в одной песне и ни одной лажи!" - восхищался Павел Пьянков, ведущий музпрограммы на местном "СТС" и мой коллега по работе в жюри. Ну что ж, профессиональное образование (в Дашином случае вокальное) никому не мешает, а порой и приносит пользу. Но об этом чуть позже.

Пермяки Skat продемонстрировали подростковое рубилово гранджевого пошиба, - настолько невнятное, что невозможно было даже понять, на каком языке исполняются песни. Вроде бы, на английском. Вообще иногда во время фестиваля возникал вопрос: если это - лучшее из отобранного на промежуточных "Рокингах", то что же тогда было худшим? Не примите за столичный снобизм, но групп, подобных Skat'у, в любом питерском/московском клубе - по штуке на метр, и они отнюдь не пользуются широкой популярностью...

Ижевские Сны, памятные мне по прошлогоднему Вятскому "Рок-подъему", на этот раз были лиричны и несколько вялы. Слышны качество игры и попытка композиции, но не покидает ощущение, что эти люди ментально застряли где-то в советских 80-х. По итогу - скучновато.

Зигзаги (Барнаул), наоборот, сильно развеселили, но не материалом, а клиническим неумением попадать во что бы то ни было. Ритм-секция отдельно, гитара отдельно, вокал отдельно - и все лажают. Возможно, участники группы думают, что это и есть настоящий панк-рок?..

Зато бальзам на раны пролила пермская группа Top Sleeps. Да, конечно, они играли не очень оригинальный гранж, местами сильно напоминающий Soundgarden, - но делали это слаженно, красиво и изобретательно. Неожиданные переходы, любопытные ритмические структуры, неплохой вокал... Как выразился Владимир Батурин - "министр рок-музыки Бурятии" и еще один член жюри: "Все прочие сидят в клетке, а эти свободны. Они летят!" Жаль, что с англоязычными песнями музыкантам вряд ли удастся долететь до широкой ротации. Хотя вроде бы у них есть материал и на русском...

Система (Челябинск) явила собой клон Арии/Iron Maiden, была живописна, но неинтересна. На закуску сыграли хэви-кавер "Мамы анархии". Публике понравилось, нам не очень. Трали-Вали (Ижевск) (а их я помню по вологодскому "СДВИГУ"; это к вопросу о межрегиональных контактах) занимались привычным фиглярством, на сцене вели себя бестолково и по большей части раздражали. А местные любимцы Bongels-Bongels больше всего запомнились сходством вокалистки с Земфирой, - скорее визуальным, нежели музыкальным.

Во время выступления СерьГи я, промерзнув до мозга костей, нашла укрытие в микроавтобусе новоуральской группы Утиль-Sырье - страшных зеленоирокезных панков по имиджу и вполне разумных музыкантов по факту. Впрочем, и из микроавтобуса Галанин сотоварищи были отлично видны и слышны, так что смело могу утверждать, что сыграли они бодро, и приняты были очень тепло. С товарищеского разрешения Алены Висляковой (совмещавшей работу в жюри с фотографированием и интервьюированием) процитирую впечатления самого Сергея: "Фестиваль был отлично организован, с нашей стороны нет к нему никаких претензий. А то, что в нем участвуют группы из городов с населением в 100.000 человек и даже меньше, говорит о том, что "наши люди" есть везде! Печально только, что нашей стране катастрофически не хватает подобного рода фестивалей. Понятно, что на "Нашествие", "Крылья" или "Максидром" не пробиться, - значит, должны быть какие-то региональные фестивали. Их не так много, поэтому тот энтузиазм, который мы увидели в Перми, заставляет даже прослезиться по-хорошему и подумать, что не все так плохо еще... Вообще мне кажется, что нам, москвичам, питерцам, надо не замыкаться в своем мире, а найти какой-то компромисс и хотя бы раз в год, в два года тоже поддерживать это дело. Нам приятно, что нас приглашают, что мы периодически в это ввязываемся, и что нас принимают не как каких-то там "папиков", а как нормальных ребят, которые по энергетике, в общем-то, не уступают молодым, - это здорово!"
(Кстати, об энергетике: после "Рокинга" СерьГа еще сыграла двухчасовой концерт в пивном ресторане "Брудершафт", и тоже не халявила. Так что подозревать Галанина в хвастовстве не стоит).

Досадно только, что после фестивального выступления СерьГи публика частично рассосалась, и выступление коллектива из города Глазов под неясным названием Ravager порадовало не всех потенциальных потребителей. Играли они в основном ска, интересной была духовая секция и весьма яркой (внешне) - бэк-вокалистка. В общем, если вы слыхали и видали Cabernet Deneuve, то получите представление и о Ravenger.

После этого сеанса предзакатного веселья жюри было вынуждено заняться оргвопросами, посему закрывающую фестиваль группу - как раз Утиль-Sырье - послушали не все, кому это могло быть интересно. По звукам, доносившимся издалека, можно было понять, что играют они, скорее, пост-панк, и отличаются хорошей техникой и подачей. Вот тут было абсолютно ясно, почему они стали призерами одного из промежуточных "Рокингов", - действительно примечательная команда, украсившая собой и суперфинал.

Голосование, в котором участвовали члены не только жюри, но и т.н. "Rock-Line-клуба", прошло в яростных дебатах, и результат оказался довольно неожиданным: три бюллетеня (мой, Батуринский и омского музыканта Евгения Сегала) были отданы Top Sleeps, остальные голоса распределилось ровно пополам между Антарсией и Bongels-Bongels, и этих голосов было значительно больше.
Пришлось проводить второй тур, голосуя только за Антарсию или Bongels-Bongels. Сегал самоустранился, не желая быть заподозренным в подсуживании землякам, а мы с Батуриным с некоторым скрипом сердечным отступились от своего первоначального выбора и проголосовали за Антарсию, которая в итоге и стала призером. Если рассуждать здраво, то пусть лучше страна узнает о своих (пока единственных) Cranberries, нежели об еще одном клоне Земфиры. И пусть уж пермские фанаты не обижаются.

Плохая погода и музыка из памяти исчезают очень быстро, а вот хорошие люди и группы остаются там надолго. Поэтому совершенно честно констатирую, что "Рокинг" мне понравился. А что дело это нужное, интересное и полезное, и что фестиваль обязательно должен продолжаться (и наверняка будет, - на следующий сезон поступило уже больше около 270 заявок), даже и говорить не стоит: это и так понятно.

15.06.2005, Екатерина БОРИСОВА (ЗВУКИ РУ)