ФЕСТИВАЛЬ  Джаз в Архангельском: день второй

Добираться до Архангельского стоило в любом случае. Тут уж даже не очень важно, джаз или не джаз, хороший ансамбль играет на сцене или не очень - праздник состоялся, и главное его достоинство было даже не собственно в музыке, но в совокупности приятных звуков, улыбающихся лиц, летней погоды и духа старинной дворянской усадьбы. Звуки рассказывают о втором дне фестиваля Русский стиль. Усадьба. Джаз...

Добираться через московские окраины и пробки до Архангельского стоило в любом случае. Тут уж даже не очень важно, джаз или не джаз, хороший ансамбль играет на сцене или не очень - все странные моменты и неудачные сеты фестиваля "Русский стиль. Усадьба. Джаз" с лихвой перевешивались самим местом его проведения. Покрытая людьми зеленая лужайка перед площадкой "Партер" - кто ел бутерброды, кто играл в бадминтон, кто внимательно слушал - впечатление производила просто-таки одухотворяющее, такая дружелюбная, гармоничная и в лучшем смысле слова европейская царила там атмосфера. Причина тут, конечно, в самой юсуповской усадьбе, которую, пожалуй, можно считать красивейшим из примосковских парков: тут тебе и чудесная панорама, и чистый лес, и все радости дворянского быта. Даже когда происходящее на сцене тебя не привлекало, время можно было провести хорошо и с пользой - погулять по дорожкам, заглянуть в какие-нибудь далекие усадебные углы, посмотреть на забавных человечков в костюмах, гулявших по всей территории фестиваля, или поиграть в подвижные игры. Собственно, таким, наверное, и должен быть джазовый фестиваль - свежим, ненапрягающим, милым. Хочешь - внимай музыкантам, хочешь - пей вино и гуляй по саду.

В "Партере" второй день мероприятия с некоторым запозданием открывали The Optimystica Orchestra. Проект этот - какое-то чудо природы. Замечательный музыкант Евгений Федоров, лидер Tequilajazzz, собрал в большой ансамбль своих не менее замечательных коллег, а получился из этого какой-то гастрономический продукт. Собирались музыканты для того, чтобы сделать саундтрек к фильму, а в итоге решили концертировать, репетировать и записали альбом. Диск "Полубоги вина" показался преданным поклонникам "Текилы" довольно слащавым: многие посчитали, что заново обработанные песни Tequilajazzz проигрывают оригиналам, а мужественному федоровскому вокалу не идут возвышенные банальности вроде "не целуй лед". Но вживую The Optimystica Orchestra не только звучит, но и выглядит, и это во многом спасает положение. Вальяжный лидер Tequilajazzz в стильной красной рубашке, улыбчивые духовики, легендарный Всеволод Гаккель за виолончелью, который, как известно, не любит мяса и потому выглядит совершенно просветленно, - группа выглядела весьма импозантным бэндом, решившим поиграть в джаз, регги, босса-нову, лаунж и прочий расслабленный поп. "Вы развлекайтесь, мы тут тоже, как видите, не столько музыкой занимаемся, сколько развлекаемся", - произнес создатель и идеолог The Optimystica Orchestra в одной из пауз, и это, пожалуй, может служить лучшей характеристикой выступления. Группа играла в основном композиции с новой пластинки, и в общей атмосфере Архангельского они звучали не то чтобы лучше, но как-то уместнее - хороший саундтрек для умиротворенного отдыха на свежем воздухе.

Тем временем на площадке "Аристократ", где звучал джаз более ортодоксальный и классический, день начали JVL Big Band, из названия которого уже понятна вся суть (четко играемые классическим джазовым составом стандарты, традиционный оркестр во фраках и с артистическими сольными номерами). Состав с артистическим дирижером и очаровательной вокалисткой собрал свою долю аплодисментов, после чего на сцену поднялись музыканты, более известные в арт-кругах Москвы.
Признанный лучшим валторнистом мира Аркадий Шилклопер специально для фестиваля создал новый проект, который, если верить самим его участникам, в конце концов получил название "Рога и копыта". В этом квинтете все лица хорошо знакомы - блестящий контрабасист Владимир Волков, его коллега Игорь Иванушкин, известный прибалтийский ударник Олег Балтага и Сергей Пронь, который, как и Шилклопер, владеет таким причудливым инструментом, как альпийский рог. Как и во всяком шилклоперском проекте, состав этот умудрялся отлично балансировать на грани между свободной импровизацией и отменным мелодизмом: валторна Шилклопера, именем который уже даже назван один плохой русский роман, задавала тему, на которой и держались фирменные безумствования Волкова, спорящие дуэты двух контрабасов и внезапные взрывы ударных. Шилклопер, конечно, из тех, кто всю жизнь играет примерно одну мелодию, и аккомпанирующий состав для него очень важен - так вот, "Рога и копыта" удались на славу: звучало все ничуть не утомительно, в меру свободно и весьма осмысленно.

А в "Партере" уже играли Safety Magic. Этот обширный московский состав славен в первую очередь тем, что именно его великий Дамо Сузуки (Damo Suzuki) выбрал в нынешний свой приезд для совместного музицирования - да и больше, кажется, ничем особо не славен. Safety Magic играют вполне ортодоксальный и, как водится, довольно занудный джаз-рок, дополненный всяческими экзотическими инструментами вроде калимбы и диджериду. Если у лучших представителей жанра подобный прогрессив звучит как-то занятно, в нем чувствуется внутренняя свобода, то композиции Safety Magic, напротив, производят впечатление сделанности и механичности: вот вам строгая основа ритм-секции, вот скрипичное соло, вот полеты саксофона, вот мягкие гитарные запилы, вот плавно сменяющие друг друга мелодии. Сам ансамбль выглядит вполне сплоченным и единым, но увлечь слушателя у него не получается, музыка эта похожа на замысловатые цветные обои: вроде как и занятно, но обои и есть.
Следующим участником "Партера" был проект Александра Ляпина "Hi-Tech Jazz", и тут уж точно следовало сбегать на "Аристократ". Важнейший гитарист русского рока своего виртуозного умения не растерял, но на сложнейшие перегруженные соло в синтетическом сопровождении вызывали не восхищение мастерством, а недоумение: под определение джаз эти композиции не подходили совершеннно.

Зато на "Аристократе" действительно было, что послушать. Великолепный, богатый интонациями голос "королевы джаза" Татевик Оганесян раздавался далеко за пределами площадки, сзывая со всех концов лужайки заинтересованных слушателей. В последние годы вокалу Татевик рукоплещут в Штатах, в России она - редкая гостья. Тем ценнее концерты, на которых этой вокалистке аккомпанируют заслуженные мастера джазового мейнстрима - в этот раз аккомпанемент обеспечил Игорь Бриль.

У пианиста Андрея Кондакова и трубача Вячеслава Гайворонского - уже второй совместный проект, премьера предыдущего состоялась на первом фестивале "Русский стиль. Усадьба. Джаз", и тогда состав был исключительно звездный: двум уже упомянутым музыкантам помогали все тот же Владимир Волков и великий джазовый ударник Владимир Тарасов. На сей раз вышло поскромнее, но по сути ничуть не хуже - басил Григорий Воскобойник, а стучал Гарик Багдасарян. Кондаков с Гайворонским - крайне удачный творческий альянс: записи первого часто страдают излишней приглаженностью и отсутствием энергетики, но легендарный для отечественного свободного джаза трубач все это устраняет легко. Получается удачное совмещение: туманные красивости Кондакова, вступая во взаимодействие со склонной к безумию трубой Гайворонского, дают в итоге приятные и нескучные композиции, где есть место и полету джазовой фантазии, и её разумному ограничению. Правда, именно на этом выступлении зрители с "Аристократа" начали активно расползаться - на другой площадке как раз должен был начаться главный сет вечера.

О Нино Катамадзе и ее группе Insight исключительно восторженно отзывается весь русский Интернет, и даже молчаливый Леонид Федоров написал для журнала "Огонек" специальный текст о певице. Шум стоит изрядный - и неудивительно, что именно Нино организаторы доверили завершение фестиваля, под фейерверк и огненное шоу ее выступление должно было смотреться особенно впечатляюще. Так, в общем, и вышло - энергии и драйва у Insight было на порядок больше, чем у всех остальных участников "Партера" этого дня. Группа играет очень качественный, но, по сути, вполне стандартный приджазованный фанк. Однако голос Нино - подлинный феномен, напоминает он о лучших джазовых вокалистках мира - и вместе с тем обладает той удивительной задушевностью, что отличает всех грузинских певиц. В нем есть и страсть, и огонь, и нежность, и некоторое безумие... вообще Катамадзе способна несколько раз поменять интонацию и стиль пения в рамках одной композиции. Ресторанная "Сулико" в исполнении Insight превращается в подлинный джазовый боевик, а уж когда вокруг начинается огненная феерия, а в небо раскрашивается рассыпающимися фейерверками, впечатление усиливается стократно. Катамадзе с ансамблем играли почему-то меньше всех - когда после трех, хотя и длинных песен группа ушла со сцены, публика осталась в некотором недоумении, но тут фейерверк разросся в полную мощь, в толпе стали появляться горящие люди - и стало как-то не до жалоб.

Ну, а потом начались танцы, подводя логичный итог всего мероприятия: праздник состоялся, и главное его достоинство было даже не собственно в музыке, но в совокупности приятных звуков, улыбающихся лиц, летней погоды и духа старинной дворянской усадьбы.
Так и должно быть - и пусть так будет и дальше.

08.06.2005, Александр ГОРБАЧЕВ (ЗВУКИ РУ)