ИСТОК  Эй!

Я вам не скажу за всю Одессу - лучше, чем у Бабеля, это вряд ли у кого получится. Другое дело - рок-н-ролльная сцена, о которой автору этих строк известно не понаслышке. Кое-что приходилось...

Я вам не скажу за всю Одессу - лучше, чем у Бабеля, это вряд ли у кого получится. Другое дело - рок-н-ролльная сцена, о которой автору этих строк известно не понаслышке. Кое-что приходилось пробовать "на зуб" - от легендарного Бастиона и наполовину одесского Кошкиного Дома до известных лишь узкому кругу слушателей Клуба Унылых Лиц и Принцессы Бурунди. При этом, как бы сильно ни ударяли себя в грудь оранжевые и прочие так называемые "нацiонально свiдомi", одержимые русофобскими настроениями, одесская сцена позволяет сделать вывод о "пророссийской" идеологической и эстетической ориентации музыкантов города - безотносительно к исповедуемой ими стилистике.
Представитель "новой генерации", музыкант и поэт Александр Микитенко, основавший в 2001 году свой авторский проект, не стал исключением. Изобретению очередного велосипеда он предпочел опору, главным образом, на испытанные временем сибирские традиции.
Дебютный мини-альбом Истока - как по оформлению, так и по содержанию - с Одессой упорно не ассоциируется. Несмотря на то, что материал записывался в июле, вид обложки никоим образом не соответствует самому теплому времени года. На ее лицевой стороне на фоне зимнего пейзажа изображен состав проекта, участвовавший в записи: на заднем плане, в очках и с бородой, Микитенко - гитарист, вокалист и перкуссионист в одном лице, впереди - флейтист Иван Солонин. Впрочем, концептуально и настроенчески такое оформление выглядит вполне оправданным.
Музыкальную стилистику Истока приблизительно можно охарактеризовать как акустический панк с вкраплениями фолка (привкус последнего создается за счет флейты). Поэтическая составляющая куда интереснее музыкальной. Через большую часть песен проходит вечная, неисчерпаемая тема самоопределения молодого человека, болезненно переживающего пубертатный период. Герой микитенковских песен - экзистенциальный двойник автора, очень похожий на Холдена Колфилда, склонный к философствованию ("Нате!"), тщетно устраивающий разборки с собственным "я" ("24 Круга") и окружающим миром ("Ключ", "Странные Игры"), эмоционально неуравновешенный, легко впадающий в депрессию ("Картинки"). "Каменный Дождь" наглядно иллюстрирует фрейдистское положение о сосуществовании в каждом человеке двух взаимоисключающих начал - влечения к смерти и воли к жизни. Правда, у Микитенко побеждает жизнь.
Наиболее удачными можно назвать песни, как раз выпадающие из общей концепции - "Эй!", "Поэты" и "Танцы Под Дождем", образующие "микроцикл внутри цикла". Явная неудача - завершающая мини-альбом "Белая Гвардия": из-за нарочито чеканного маршевого ритма и чудовищного перебора в пафосе от песни веет холодком надуманности и искусственности.
В общем и целом - неплохой мини-альбом, представляющий несомненный интерес для коллекционеров русскоязычного андеграунда.

06.06.2005, Геннадий ШОСТАК (ЗВУКИ РУ)