Brian ENO  Неисповедимые пути Брайана Ино

25 мая Москву посетил один из интереснейших музыкантов и продюсеров современности - могущественный Брайан Ино. Он принял участие в шоу франко-алжирского проекта под управлением знойного певца Рашида Таха. Мы решили привести два взгляда на этот концерт, представленные двумя слушателями с разным "бэкграундом"...

Одно событие - два мнения. 25 мая Москву посетил один из интереснейших музыкантов и продюсеров современности - могущественный Брайан Ино (Brian Eno). Ино принял участие в шоу франко-алжирского проекта под управлением знойного певца Рашида Таха (Rachid Taha). Кого-то из нас этот концерт порадовал, кого-то - разочаровал. Мы решили привести два взгляда на происходящее, представленные двумя слушателями с разным "бэкграундом". В чем-то они, впрочем, оказались схожи...

Перед концертом в "Горбушке" люди, едва добравшиеся до места назначения на перекладных (вся Москва стояла в пробках по причине массового отключения электроэнергии), осторожно выясняли друг у друга: а что, собственно, будут играть? "Да какая разница, - подумалось мне. - Все эти люди купили билет на концерт, завороженные магией имени. То есть, фактически, пошли на три буквы: ENO".

Знаменитый музыкант, изобретатель стилей, маг и кудесник электронной музыки и маститый продюсер, Брайан Ино не первое десятиление заставляет нас поклоняться ему из почтительного далека. Он иногда навещает Россию, помогает русским музыкантам пробиться на Западе, ищет новые имена. Однако впервые Ино выступил на русской сцене в качестве импортера: 25 мая он продемонстрировал публике облагороженный алжирский поп-проект. То есть не аналог Звуков Му, которым некогда так же повезло поработать с мэтром. А что-то вроде местной группы Корни. Тем интереснее оказался эксперимент!

Поначалу Таха, надо признать, держался на сцене несколько суетно и неуверенно. Выскочил на сцену, словно шоу-мальчик в стиле "я не вижу ваши руки!" и запрыгал под бодрую мелодию, снабженную бэк-сэмплами от Ино. Мастер тем временем держался на возвышении, увлеченно колдуя над своим оборудованием. Первый план был отдан гитарной секции и музыкантам с этническими инструментами. Вся эта пестрая орава явно "работала" на иную публику. Иную настолько, что каждый мало-мальски различимый пассаж Ино она готова была встречать восторженными аплодисментами, а танцевать категорически отказывалась.

Но веселые мелодии, снабженные стараниями Ино обилием сэмплов и бэк-сэмплов, поступающих из гитарных и ударных процессоров, позволили преодолеть первый шок. Народ решил: раз уж мы здесь, почему бы и не потанцевать под эту веселую музыку?.. Музыканты, со своей стороны, почувствовали, что обстановка изменилась, и заиграли спокойно, слаженно, перестали глотать слова и ноты,- воспряли, так сказать, духом. Вторая половина концерта прошла весело и ровно: забавные песенки на берберском диалекте с частым упоминанием имени некоего Фердинанда и призывами к диджею - на стыке фанка, этно-рока и хауса - хорошее блюдо для какого-нибудь модного open-air, хотя несоответствие шоу площадке быстро перестало беспокоить танцующих.

Финал ознаменовался парой мощных композиций в стиле техно-поп, транс и хаус. Здесь развернулся Ино, чьи руки порхали над процессорами с немыслимой скоростю и точностью. И снова результат был совершенно неожиданным для слушателей: гитары стали на глазах "тяжелеть", подпуская риффы, более привычные для брутальных хардовых групп, а сэмплы усиливали их звучание, разбивали их на десятки и тысячи оттенков. Не двигаться под этим напором ритма и экспрессии было невозможно. Странная, безумная дискотека, в которой ни звука пропустить не хотелось, и одновременно - устоять было немыслимо.

Привычные клише: раз мастер - значит, должен "шаманить", а слушатель обязан безмолвно внимать, - были сломаны. Ино все еще молод и совершенно не собирается "бронзоветь", в чем ему помогают молодые коллеги. Он играет с теми, кто ему интересен, ту музыку, которая кажется ему актуальной. Кто-то, возможно, посчитает совместный концерт алжирцев и англичан "случайным", но старые любители творчества Брайана Ино отчетливо осознают, что одной из важных составляющих творчества мастера всегда было продюсирование. Такие совместные проекты помогают ему быть в русле современных тенденций, изобретать непривычные подходы к привычным жанрам и изучать новые для себя области.

Когда Таха начал вытаскивать на сцену народ, чтобы потанцевать вместе, на сцене быстро образовалась пестрая толпа. Вспыхнули прожекторы, музыка понеслась, как сошедший с рельсов состав. Убыстряя темп, музыканты что-то бессвязно кричали в микрофоны, танцевали за своими инструментами и скакали по сцене. Шоу стало походить на огромный цветной карнавал, где каждый - и слушатель, и исполнитель.
Пожалуй, именно такой подход к концерту демонстрирует "живых классиков" действительно живыми...

Соня Соколова.

Кого я, признаться, меньше всего ожидал увидеть в Москве из уважаемых мною музыкантов - так это Брайана Ино (Brian Eno). Он и так дает концерты крайне редко, а уж чтоб в Москву заехал - это совсем невероятно. В итоге пришлось довольствоваться исполнением Джона Кейла (John Cale) нескольких их с Ино совместных песен с замечательного альбома "Wrong Way Up".

Однако Ино приехал. То есть он неоднократно приезжал и раньше - уже и по-русски неплохо говорит - но вот вышел на сцену для широкой аудитории впервые. Разумеется, тривиальным это событие быть никак не могло, и следовало ждать сюрпризов. Сюрпризы и последовали - приехал Ино не один, и не с Робертом Фриппом (Robert Fripp) - а ведь были такие мысли у господина Чепарухина, были!, - а с группой франко-алжирского музыканта Рашида Таха и с продюсером проекта Стивом Хилладжем (Steve Hillage), ex-Gong.

Отвлекусь на секунду от высоких гостей и скажу, что обычная задержка на час с небольшим, так неприятно свойственная московским концертам, вчера пошла безусловно на пользу. Многим зрителям удалось пробиться с юга Москвы к ДК имени Горбунова только в районе 20 часов, и они были рады, что ничего не пропустили.

Начал концерт Ино сольным ритмическим номером на своей батарее из электронной перкуссии и сэмплеров, весьма и весьма эффектным. Однако потом маэстро ушел в тень, предоставив площадку для самовыражения Рашиду Таха и коллективу. В состав группы входили басист, гитарист, барабанщик, перкуссионист, дублирующий Ино электронщик и человек с неизвестным мне инструментом типа электронного банджо. Между музыкантами скромно ходил Стив Хилладж, который, кроме очень интеллигентного лица, практически ничем и не запомнился - ни одной "важной" партии на гитаре он не сыграл.

Первые два-три номера, чего греха таить, были ужасны. Рашид Таха почему-то счел, что российскую публику можно завоевывать кривляньями а-ля Tarkan, поэтому первые несколько минут зал находился в состоянии некоего недоумения. К тому же, мне показалось, что были ошибки со звуком - присутствие Ино указывало на главенство ритмического начала, в которое уже должен был вплетаться вокал, а громкость была выставлена в основном на слабоватых гитаристов состава Тахи.

Однако часть публики в зале начала думать о выкинутых на ветер деньгах за билеты, музыканты вдруг собрались. Перкуссионисты подстроились к пассам Ино над своей сэмплерной батареей, гитаристы просто не портили картину, а Таха стал заметно скромнее - все это начало амплитуду концерта понемногу поднимать.

Несколько песен действительно удались с музыкальной точки зрения - в основном благодаря длинным инструментальным импровизациям, а ближе к концу довольного длинного сета Рашид Таха стал брать драйвом. Он вызывал на сцену зрителей, импровизировал, командовал своим музыкантам играть и петь потише - тогда приходилось петь Ино - или по ходу дела менял какие-то партии.

Честное отношение к концерту не могло не сказаться: зал завелся, и многие к концу сета уже искренне колбасились. По крайней мере, ни у кого претензий по самоотдаче к музыкантам в итоге не возникло, и это выгодно отличает средних французов от многих раскрученных российских "звезд".

Но полноценного симбиоза не получилось. Зачем был нужен Рашиду Таха Брайан Ино, и зачем был нужен Брайану Ино Рашид Таха (и зачем им всем нужен был Стив Хиллидж), так и осталось невыясненным. Какие-то элегантные композиционные находки - например, выпустить одного Ино на первый бис, чтобы он спел любую из своих классических песен - не случились.

Случился традиционный, честный, неплохой, но далеко не эпохальный концерт. Не отношусь к тем людям, которые считают, что в 1970-е все было априори лучше, но казалось, что практически любой, с кем Ино сотрудничал на протяжении своего длинного творческого пути, смотрелся в этот вечер бы интереснее. Что ж, может быть, для Брайана Ино это был лишь разбег после длительного молчания. Кто ж его, Брайана Ино-то, знает.

Дмитрий Крюков.

26.05.2005, Редакция (ЗВУКИ РУ)