NITS  Русская голландская группа

В европейской культуре сложно найти музыкальное образование более русское, чем Nits. И более загадочное: непонятно, как относиться к группе, выпустившей одну из своих лучших вещей на тридцатом году и без того эффектного существования... Мы расскажем вам о команде, которую любят все, но знают немногие.

В европейской культуре сложно найти музыкальное образование более русское, чем Nits. Эта голландская группа приехала в Москву аж в 1987, их продюсер тогда женился на русской переводчице, а вокалист и гитарист Хенк Хофстеде (Henk Hofstede) уже чуть позже купил где-то "Ладу", в которой и написал одну из самых известных своих песен - "J.O.S. Days".
Один из их альбомов назывался "Омск", еще один - "Кило". В песнях упоминаются Санкт-Петербург и Москва. В России их тоже любят. Те, кто знают. А знают очень немногие...

За все время моих занятий музыкой феномен Nits так и остался для меня загадкой. Проект, который по качеству музыки был как минимум на уровне Dire Straits, Police и прочих гигантов сходного масштаба, а для любителей слегка меланхоличного рока - и гораздо лучше, оказался на обочине массовой популярности.
И дело даже не в том, что группа - голландская. 95 процентов композиций в ее репертуаре - англоязычные, а на английском Хенк Хофстеде поет совершенно без акцента и без проблем - интеллигент, как никак. По иронии судьбы, появившиеся уже в 2000-х голландские тексты местами слушаются даже эффектнее, хоть и понятно, что с ними не было бы и того скромного успеха, который случился в реальности.

Начинали Nits в середине 1970-х как вполне типичная new-wave группа, впрочем, и по первым записям очевидно, что собрались люди небесталанные. Первый локальный хит - "Tutti Ragazzi" - слушается достаточно забавно и сейчас, этакий new-wave-surf с поправкой на время. По иронии судьбы, тогда же рождается и на десять лет вновь уходит в небытие одна из главных композиций группы - депрессивно-красивый фортепианный номер "Sketches of Spain". Но об этом позже.

У истоков Nits стояли два автора - Хенк Хофстеде и Михаэль Петерс (Michiel Peters). Первый более походил на серьезного рок-музыканта, не боялся брать на себя инициативу и уходить на новые музыкальные пространства, второй же - довольно скромный школьный учитель в роговых очках, предпочитавший ранних The Beatles и сходных авторов. Странный конгломерат как-то оправдывал себя на первых записях, но уже к третьему альбому "Work" стало заметно, что оба лидера стали абсолютно несовместимы. Должен был остаться один, и, наверное, хорошо, что вышло все так, как вышло.

Впрочем, до "Work" были альбомы "Nits" (1978), "Tent" (1979) и "New Flat" (1981) в составе двух указанных гитаристов, барабанщика Роба Клюта (Rob Kloet), бессменного участника группы с момента основания и до сих пор, и басиста Алекса Рулофса (Alex Roelofs).

Нельзя сказать, что они так уж неинтересны, но прорывом стал именно Work. Холодный минималистский "New Wave" с эффектными композициями "Red Tape" и "Footprints". Nits заметили, они отправились в турне по Европе, и тут случился важный момент в истории группы. Вместо Алекса Рулофса за клавиши удалось уговорить сесть продюсера успешной пластинки Work, поигравшего к тому времени во всех мало-мальски известных голландских группах (включая Golden Earring) - Роберта Яна Стипса (Robert Jan Stips).
Стипс был лет на десять старше остальных участников группы, но быстро влился в состав и добавил все еще слегка экстремальному молодому, талантливому и неровному коллективу того класса, которого ей как раз и не хватало.

Следующий альбом - "Omsk" (1984) - был по-прежнему местами неровным, но породил две очень знаменательные песни - "Nescio", которая по какой-то странной прихоти публики стала (видимо, навсегда) самой успешной в хит-парадах композицией Nits, удивившей Европу и прочно застолбившей место во всяческих сборниках типа "1000 лучших мировых песен 20 века"; а также "A Touch of Henry Moore". Эту вещь составители хит-парадов не заметили, но для многих поклонников группы она стала лучшим олицетворением фирменного саунда голландцев - неровные модернистские барабаны, потрясающая работа Стипса на клавишных и эффектный вокал Хофстеде, зачитывающего белые стихи собственного сочинения.
После этого проекта Михаэль Петерс окончательно вернулся к ученикам в школу, и группа де-факто стала на долгие годы трио, хотя в ней постоянно играли и приглашенные басисты, и струнные, и духовая секция.

Следующие два альбома продолжали пользоваться заметным успехом в Европе, а очередной прорыв произошел в 1987 году. Запершись на неделю в студии, Nits изобразили удивительно динамичный диск "In The Dutch Mountains". Заглавная песня альбома (с совершенно гениально снятым клипом, опередившим свое время) стала еще одним большим хитом, да и кроме нее замечательных вещей хватало.

Nits снова отправились в большое турне и какими-то ветрами заехали в Россию, где играли в ГЗКЦ "Россия" перед партийными и комсомольскими бонзами. Помимо этого странного действа, случилось довольно много разных и важных событий - во-первых, продюсер группы Пол Тельман (Paul Telman) женился на русской девушке Марине Симоновой; во-вторых, популярных европейцев услышал Артемий Троицкий, уже тогда бывший значительной фигурой в неформальной музыкальной тусовке, и очень увлекся их музыкой.

То турне Nits было очень эффектным - помимо того, что очень большим, так еще и удивительно "искусствоемким". За дизайн отвечали модные голландские театральные режиссеры - в итоге на сцене постоянно царил какой-то кубизм и находилось место другим разнообразным культурным изыскам.
Может быть, именно это сгубило растущую массовую популярность Nits. Может быть, то, что после выхода двойного концертного диска URK музыканты взяли паузу на два с лишним года, чтобы понять, как жить дальше. Так или иначе, где-то в 1990-м году произошло окончательное размежевание - Nits пошли к авангарду современной аудиовизуальной культуры, доступной, к сожалению, не для всех, ну а публика пошла своим путем - в другую сторону.

Хенк Хофстеде примерно с тех пор начал участвовать в выставках и сам создавать различные инсталляции, а Nits сначала записали альбом с Голландским симфоническим оркестром, а потом - с очень интересным голландским комиком Фриком де Йонге. Этот экспериментальный период группы кончился в 1995 году выходом сборника лучших песен "Nest", на котором группа убедительно доказала, что и эти пять лет не валяла дурака - песни "Cars&Cars", "Da Da Da", "Broken Wing" - бесспорно, по любым меркам творчество высочайшего уровня.

Однако после этого ушел Роберт Ян Стипс. В принципе, его можно было понять - Хенк Хофстеде больше занимался своими делами, и даже несколько гениальных песен не спасали репутацию Nits как активно действующей группы. Хофстеде опять задумался и замолчал на три года.
Про группу потихоньку все забыли. Даже Артем Троицкий искренне думал, что они распались. Но хитрый Хофстеде рекрутировал двух девушек (Арвен Линдеманн и Летицию Фон Крикен) на клавиши и бас-гитару и вернулся. И как вернулся! Альбом "Alankommat" - наверное, лучший диск Nits за всю историю существования. Ни одной проходной песни, очень простые и одновременно очень сложные аранжировки, оригинальные тексты - без шуток, один из лучших дисков десятилетия. Начавшие диск с нескольких хитов, к седьмой-восьмой композиции музыканты уходят в глубокий астрал, аранжируя композиции финскими псевдонародными завываниями и прочими звуками, свойственными скорее так называемой "конкретной музыке" - и, как это ни странно, проходят по очень тонкой грани практически безукоризненно - все песни до последней можно и нужно слушать.

Даже увлекшаяся к тому моменту совершенно другой музыкой публика оживилась - и Nits отправились еще в один триумфальный тур по Европе, США и Канаде. Второй альбом в этом же составе - Wool - в плане аранжировок неожиданно оказался то ли легким джаз-роком, то ли вообще лаунжем, под которые и пел неутомимый Хенк Хофстеде. До шедевра "Alankomaat" добраться ему не удалось, но привычка делать хотя бы одну выдающуюся песню на диск у лидера группы осталась - "Strawberry Girl" подкупала своей простотой, ясностью, и одновременно полнейшей законченностью.

Опять пошли бесконечные концерты, понемногу подошло время 30-летия группы, и даже Стипс, завязавший было с роком, вернулся, оттеснив девушек на задний план. Новый альбом "1974", однако, не стал юбилейным "для галочки". Обильное использование электроники действительно напоминало о первых шагах проекта Nits, но эволюция техники и самих музыкантов не прошла даром. Наконец-то случился еще один всеевропейский хит - "Aquarium", а короткая электронная композиция "Used Furniture" стала одной из лучших композиций у Nits вообще - так отстраненно и четко группа еще никогда не звучала.

Забавно то, что Стипс то ли отказался, то ли не успел выучить материал с тех альбомов, в записи которых он не участвовал, и концерты Nits приобрели довольно занимательную программу - песни с нового альбома и многие красивые, но незаслуженно подзабытые вещи конца 80-х - начала 90-х, которые, будь Роберт Ян подисциплинированнее, вряд ли бы вошли в типичную программу.

Сложно сказать, как относиться к группе, выпустившей одну из своих лучших вещей на тридцатом году и без того эффектного существования. С одной стороны, всем бы так. С другой, обидно как-то. Все могло бы быть совсем иначе.
Но если кто-нибудь вновь привезет Nits в Россию - цены тому не будет.

11.03.2005, Дмитрий КРЮКОВ (ЗВУКИ РУ)

NITS

В европейской культуре сложно найти музыкальное образование более русское, чем Nits. И более загадочное: непонятно, как относиться к группе, выпустившей одну из своих лучших вещей на тридцатом году и без того эффектного существования...
Мы расскажем вам о команде, которую любят все, но знают немногие.

Подробности из жизни:

В европейской культуре сложно найти
музыкальное образование более русское, чем
Nits. Эта голландская группа приехала в Москву аж в 1987, их продюсер
тогда женился на русской переводчице, а вокалист и гитарист Хенк Хофстеде
(Henk Hofstede) уже чуть позже купил где-то "Ладу", в которой и написал
одну из самых известных своих песен - "J.O.S. Days".

Один из их альбомов назывался "Омск", еще один - "Кило". В песнях
упоминаются Санкт-Петербург и Москва. В России их тоже любят. Те, кто знают. А
знают очень немногие...

За все время моих занятий музыкой феномен Nits так и остался для меня загадкой.
Проект, который по качеству музыки был как минимум на уровне Dire Straits,
Police и прочих гигантов сходного масштаба, а для любителей слегка
меланхоличного рока - и гораздо лучше, оказался на обочине массовой популярности.

И дело даже не в том, что группа - голландская. 95 процентов композиций в ее
репертуаре - англоязычные, а на английском Хенк Хофстеде поет совершенно без…

Далее... →