RUNNING WILD  Рок'н'Рольф, Уилльям Кидд, Джон Сильвер и другие

Среди музыкальных групп различают подготовительные, продленного дня, ведущие, легендарные и культовые. Мы займемся последними. Потому что группа, о которой наша речь-то, собственно, и пойдет, называется Running Wild.

- Это моряк! Во всяком случае, одежда на нем морская!
- Похоже на то! А ты собирался увидеть здесь епископа?
Роберт Льюис Стивенсон, Остров Сокровищ.

В последние годы завелась промеж нас привычка называть музыкальные коллективы, большие и малые (всё больше малые), группами. Среди них различают подготовительные, продленного дня, ведущие, легендарные и культовые. Мы займемся последними.
Странное словечко "культовый" всегда вызывает жаркие дискуссии в среде тех, кто вознамерился "увидеть живых участников культа". Однако найти участников культа, о котором пойдет речь, представляется делом пустяшным. Не исключено, что вы, читатель, этот самый участник и есть. Да, да! Потому что группа, о которой наша речь-то, собственно, и пойдет, называется Running Wild.

Культовая группа - мы будем называть ее командой - с завидным постоянством обновлялась, не оправдавшие надежд списывались на берег, а в ближайшем порту на борт брали новых. Бессменным оставался лишь капитан, человек с устрашающим именем Рок'н'Рольф. Урожденный в портовом Гамбурге 1 июля 1961 года Рольф Каспарек (Rolf Kasparek) отправился в свое плавание в 76-ом в компании однокашек. Granite Heart, безмятежно просуществовав три чудесных школьных года, внезапно решает сменить название на Running Wild, что странным образом совпало с появлением одноименной песни Judas Priest в том же году. Еще через два года следует первая чистка рядов - а вслед за ней первое демо.
"Однажды в нашу репетиционную вошел младший брат одного из музыкантов и, помолчав некоторое время, внезапно бухнул: "Рок'н'Рольф". Слово было сказано. Я стал Рок'н'Рольфом". Проходит еще 3 года и Рок'н'Рольфу сотоварищи наконец-то удается привлечь внимание нужных мира сего. Герр Вальтербах, будущий главарь Noise, фирмы, давшей путевку в жизнь всем старшеклассникам немецкого металла от Running Wild и Helloween до Rage и Grave Digger, привлеченный демо-кассетой "Heavy Metal Like A Hammerblow" публикует в 84-ом две композиции группы, "Iron Heads" и "Bones To Ashes", на компиляции "Death Metal", вскорости сделавшейся огромнейшим раритетом на блошином рынке хорошо подкованных металлистов.
"Death Metal" сыграл Running Wild отличную службу. Быстро сообразив, у кого в доме самые большие штаны, Вальтербах начинает хэви метал блицкриг на Фатерлянд с Running Wild. Контракт с Noise был подписан в 1983 в репетиционной группы на крышке мусорного ведра. "Gates To Purgatory" , один из классических образцов heavy metal музыки, с полным правом можно считать тем первоисточником, вылившимся впоследствии в широкое русло power и speed metal групп.
Альбом разошелся тиражом в 20000 копий, что было сногсшибательным успехом для никому неизвестной группы из ФРГ, тогдашней окраине рок-ойкумены. С состава в лице Рок'н'Рольфа (гитара, вокал), Штефана Бориса (бас), Хаше (ударные) и гитариста с безапелляционным именем Причер (Preacher) историографы склонны связывать начало летоисчисления Running Wild, что вряд ли верно, однако... Всё зависит от того, что принимать за точку отсчета. Истории уже знакомы подобные примеры, но я их приводить не стану - из робости быть зачисленным в ряды богохульников и дьяволопоклонников, как это случилось с Running Wild. Вдоволь нашпиговав тексты песен общепринятыми в то время темами про "Адриана, сына Сатаны", "дьявольскую силу", "падшего ангела, который учит нас говорить "нет", группа впоследствии долго открещивалась от них, убеждая прессу в своей нерелигиозности, жаловалась на непонятость и призывала вместе с ней рассматривать фигуру Сатаны "как оппозиционного лидера" в сфере самой большой политики. Это было после, а покамест на "Branded & Exiled" , вышедшем в 85-ом втором альбоме группы, с такими песнями, как "Evil Spirit" и "Chains & Leather", Running Wild продолжал отрабатывать задаток пропахшего сероводородом мецената.

"B&E" продолжал тематику первого альбома не только словесно. Тяжелый, низкий звук с простыми и быстрыми рифами, был сохранен, что нельзя сказать о составе. Первым под киль отправился Причер, сильно желавший постоять у штурвала. Его место за две недели до начала записи занял Майк Моти (Majk Moti), возможно, "золотой" гитарист Running Wild. Причер же впоследствии таки стал священником в Кельне. "B&E" был задуман и записан в бессонно короткие сроки и явно не дотягивал до уровня своего предшественника. Что, впрочем, не помешало ему обойти "GTP" по цифрам продаж, а самим "независимым" Running Wild отправиться "разогревать" Motley Crue, зажиточных молодых людей из Соединенных Штатов Америки. С этим альбомом закончился первый, "сырой", период в истории Running Wild. Особые ретивцы после даже утверждали, что на "Branded & Exiled" закончился Running Wild. Всё, однако ж, только начиналось.

Поздней осенью 87-го, подсчитывая цыплят, разжиревших несказанно и умерщвленных злодейскою рукою для изготовления рождественской индейки, английский журнал "Kerrang!" счел, что больше всех баллов в номинации "Krap album of the year" ("Худший альбом года") набрал альбом Running Wild "Under Jolly Roger" . То ли дал себя знать извечный снобизм англичан по отношению к немецким группам, то ли отличавшийся тяжелым характером Рок'н'Рольф чем-то уж очень сильно насолил кому-то в редколлегии "Kerrang!", но то был форменный поклеп. Агрессивный и безумно энергичный "UJR" был с таким же щенячьим восторгом встречен публикой, сколько желчи пролила на пластинку с пиратским капером на обложке пресса. "UJR" сделал Running Wild имя. Имя, называя которое многие годы спустя, будут говорить: "Они сделали немецкий метал тем, кем он есть".
Рок'н'Рольф: "Пиратская тема была найдено совершенно случайно. Работая над нашим третьим альбомом, мы размышляли над возможным названием и сочли, что "Под "Веселым Роджером" звучит весьма убедительно. Затем появилась обложка диска и наши сценические костюмы. Пиратский имидж был воспринят на "ура". С "Port Royal" мы еще больше углубились в эту тему".
На период "UJR" приходится и появление слухов о диктатуре не пролетариата, но Рок'н'Рольфа, и исчезновение Хаше и Бориса. Им выдали по мушкету, запас продовольствия на первое время и отправили искать сокровища Флинта. Больше о них никто не слышал. "Они совершенно не хотели работать и исправно появлялись лишь когда раз в месяц им выписывали чек. Дошло до того, что некоторые партии баса на "B&E" пришлось записывать мне самому. Единственное, чем они занимались - критиковали мои идеи, не привнося никаких своих". Впрочем, поправляется лидер, "уволил их не я, а менеджер". (Которого некоторое время спустя видели на брасс-мачте.) Место ушедших заняли молодой, но оч-чень талантливый ударник Штефан Шварцман и обожаемый волосатым людом за свои ульра-слушатебельные пассажи на бас-гитаре Йенс Беккер.
Предпринятая следом карательная экспедиция по странам Западной и Восточной Европы принесла команде Рок'н'Рольфа первый концертный альбом, "Ready For Boarding", записанный в ноябре 87-го в Германии и вышедший в начале 88-го года. "И несколько тысяч веселых пиастров забили их трюмы под самую палубу". В том же 87-м состоялся первый крупный стадионный концерт Running Wild - перед 5 тысячами бесноватых мадьяров в Будапеште. "На абордаж!", пусть и записанный не по последнему слову техники, был, однако ж, удачей, благосклонной далеко не ко всем добивающимся ее руки рокеров, когда шаманскую истерию прилюдного рок-действа удается запрятать на кругляш пластинки. "Port Royal" , вышедший в том же 88-ом, стал, если не вершиной, то одним из гималайских пиков творчества Running Wild. 11 песен без единого изъяна, но со стройными чертами безупречных мелодий, с такими нержавеющими семейными "металлистическими" ценностями, как "Conquistadores" и "Uaschitschun" и сложной, по всем законам жанра, ритмической структурой песен, от которых группа впоследствии будет все дальше удаляться в сторону более простых форм. К моменту выхода "Port Royal" из порта на борту, вместо отплывшего в сторону U.D.O. Шварцмана, уже находился англичанин Йан Финлей. В таком составе группа причаливает к богатым пристаням EMI, что незамедлительно сказывается на резко подскочивших объемах продаж следующего альбома.

"Death Or Glory" (89), не очень-то почитаемый Рок'н'Рольфом за "несколько легкое, более коммерческое звучание", тем не менее, "на ура" воспринимают, и продолжают воспринимать по сей день, фанаты. К великой печали коих год спустя группу "по семейным обстоятельствам" покидает Моти. Другая пробоина, образовавшаяся после отплытия обратно на родину Йана Финлея, была на скорую руку заделана телом близкого друга группы и "ударного" техника, до сего дня скрывающегося под псевдонимом "Эй-Си" ("АС"). С ним, а также взятым в группу, согласно шутке Каспарека, "за роскошную шевелюру" гитаристом с пиратской фамилией Морган (Axel Morgan), записывается в 91-ом "раннинговский" чемпион продаж (свыше 100000 копий в одной Германии), и аутсайдер музыкальных решений "Blazon Stone" .

"Pile Of Skulls" был альбомом для тех, кто любит "потяжелее". Записанный в составе: Каспарек, Аксель Морган, сменивший Беккера бывший участник U.D.O. Томас "Бодо" Смушински плюс вернувшийся Шварцман, он стал одним из самых тяжеловесных и одновременно маневренных среди тех, на которых капитан Рольф выходил в море к своим слушателям. Ужесточенная ритм-секция вкупе с романтическими соло Моргана, сбалансированный подбор песен: от вагнеровского, возвышенного вступления "Chamber Of Lies", быстроходных "Whirlwind" и "Lead Or Gold" до эпической 11-минутной, любимой всеми с детства темы о ловком пареньке Джимми и длинном Джоне Сильвере, "Treasure Island", сделали "POS" одним из главных событий "тяжелого" 92-го года.

В 93-м, разругавшись с бывшим боссом, канула в пучине вод бывшая глава фан-клуба "Metal Pirates" Дана Курт, оставив в наследство людям много побасенок о... О несносном характере старика Рольфа, о его неуживчивости с людьми и чуть-ли не застольных контактах с... инопланетянами. Рок'н'Рольф, оказывается, не только видел "синеньких человечков", но и затаривался от них "словами мудрости", которые после тайком вправлял в свои песни ("Sinister Eyes"). "Ay, ay, Captain! Никаких "синеньких" нет!" - сказали, якобы, Шварцман и Морган, и были немедленно вышвырнуты за борт. (Беккер и Эй-Си были выдворены по прямой наводке негуманоидов.) Эту забавную историю роднит, однако, с действительностью один факт: именно на этот период приходится начало отчуждения Рок'н'Рольфа от музыкальной "тусовки" Германии.
Несмотря на то, что по словам тихони Беккера, предпочитающего не бередить душу воспоминаниями о своей карьере в одной из главных металлических групп Европы, и особенно об ее насильственном завершении, Каспарек действительно "видел синеньких", к истеричным разоблачениям фрау Курт, сделанным в 99-м, стоит отнестись с известной настороженностью. Не всякая женщина, покидая корабль, испытывает всевытесняещее счастье. Да и в открытом письме мадам Курт к людям есть расхождения с бытом и обычаями землян, известных нам на собственном эмпирическом опыте: необходимо усилие веры, чтобы лечь в постель с мыслью, будто светлоглазая наследница крохоборов-Нибелунгов станет лишь народного счастья ради "с большим азартом промотировать" концерты столь опасного психопата, после того как сей злодей указал ей на дверь. Для этого нужны еще десять тысяч люмпенов на площади, patriotic orange handkerchief и широкая труба с газом. Еще более странной кажется декламированная Курт дружба с Эй-Си, известному всей "металлической" Европе под уничижительным эпитетом из "Мертвых душ": "...залатанной". NB.
Эй-Си после отставки с поста ударника Running Wild заделался "концертным агентом" (booking agent) группы, на коем поприще стяжал себе в узких кругах не самую лицеприятную славу. Затем сфера его интересов расширилась, и Эй-Си ныне преуспевает со своим концертным агентством "All Access", представляющим интересы Running Wild, Lacrimosa, Kreator, Gamma Ray и других. Кроме этого, его время от времени можно видеть на барабанами в параноидальном проекте Lacrimosa, когда унисексуальному дуэту приходит блажь немного погастролировать. Отставленные из Running Wild Морган, Шварцман и Беккер в 93-м организовались в группу с несколько макулатурным названием: "X-Wild", но с захватывающим содержанием под обложкой. "Экс-флибустьеры" выпустили с 93-го по 96-й три альбома, один другого лучше: "So What!", "The Monster Effect", "Savageland". Последний (и наилучший) записывался Морганом уже в компании с английским вокалистом группы, Фрэнком Найтом - карьера Шварцмана продолжилась в Accept и плавно перетекла в U.D.O.; музицирование Беккера на какое-то время сосредоточилось на "кавер-группе" AC/DC. Как известно, Штефан ныне играет в Helloween, а Йенс - в Grave Digger. Морган оставил активные занятия музыкой и ныне работает в компании, торгующей ударными установками.

"Black Hand Inn" (94), с полным на то правом и без лишней скромности самим Рольфом чествуемый как "гениальный", был, тем не менее, записан - если не в марсианском, то в "звездном" составе Рольфа, Бодо, гитарного виртуоза Тило Хермана (ex-Risk) и ударника "всея Германии" (и финского Stratovarius) Йорга Михаэля. Тяжесть и скорость песен были увеличены, да так, что последующие "Masquarade" (95), "Victory" (2000) и "The Brotherhood" (2000) прошли как-бы на инерции "BHI", фирменной рок'н'рольфовской ритм-гитары и AC/DC-драйва. Более умиротворенным в их компании выглядел "The Rivalry" (98).

Рок'н'Рольф тем временем переживал годы великой металлической депрессии по-хитрому. Уединившись в своем доме под Гамбургом, он занимался написанием песен о грядущем возвращении из космоса (синеньких) богов, судном дне, войне и мире, Николае II и других русских напастях, коллекционированием русских же орденов и обмундирования царской армии, книгами по истории да отбеливанием Стортебекера, гамбургского флибустьера, и мадагаскарского головореза Уильяма Кидда, чем уже занимались разного рода буржуазные исследователи! И не особо жаловал промоутеров, некоторые из которых, по словам Михаэля, "буквально на коленях умоляли о проведении концерта Running Wild". Оставив в дефиците турне в поддержку "Blazon Stone" кругленькую пятизначную сумму в дойч марках, Рольф предпочитал давать несколько концертов в год в пределах Германии, выбираясь разве что к безнадежно осатаневшим греческим "металхэдам". Столь же неукоснительно соблюдался антураж концертов "раннингов", состоявший из изряднейшего количества пиротехники, огня и децибелов: зритель, неосмотрительно попавший на концерт без хитрых ватных тампонов для ушей рисковал затем сколько-то времени кричать на окружающих и их же каждый раз переспрашивать.
Стоит ли говорить, сколько внимания он уделял выкрикам прессы "исписался!"? Он упорно продолжал гнуть свою линию, не смущаясь даже уходом одного за другим Йорга, Бодо и Тило, с сессионными музыкантами продолжая играть свою музыку. Бодо, Михаэль, Херман - он порешил их всех, одного за другим, понаделав из тел компасов. Тресни мои борта, это была одна из шуток старика Флинта!

И когда многим издали начало казаться, что всех благородных пиратов Стивенсона уже забросали землей, Рок'н'Рольф показал всем "как надо стрелять". И не просто показал, а два раза, выпустив к зиме 2003 года DVD да 2CD с многозначительным названием "Live 2002". И расставил годы по местам. И прояснилось, по их истечению, кто, кричавши злорадно, рассочился кто куда, а кто приплыл к берегам, где любят и ждут. И долго, долго еще в переполненном зале орали хором "Under Jolly Roger! Under Jolly Roger!" Роскошный и чрезвычайно мощный "Live 2002" был записан Рольфом при помощи ударника Маттиаса Либетрута, гитариста Бернда Ауфермана (Angel Dust) и басиста Питера Пихля, игравшего прежде в группе черноволосой ведьмы Ютты Вейнхольд (Zed Yago, Velvet Viper). (Энтузиасты, готовые за деньги поиграть в его группе, пока еще не перевелись.)
"Live 2002", несмотря на свою мощь и роскошь, был, однако, отступным альбомом G.U.N., куда Running Wild ушли после "Masquerade", когда контора герра Вальтербаха опустела в середине 90-х: вслед за Helloween, разругавшихся с боссом первыми, Noise покинули абсолютно все звезды, некогда взращенные им. Мартин Уолкиер на прощание даже написал Вальтербаху поздравительную песню "Art-Nazi" ("Нацист от искусства"). В начале третьего тысячелетия со дня свистка рака на горе Noise совершил побег из морга и влился в ряды Sanctuary Group, конгломерата Рода Смолвуда. Туда же вернулись и Running Wild. В знак купеческого великодушия ("мы, 'гусские, д'гуг д'гуга не обманываем!") - за то, что Noise позволил G.U.N. включить на "Live 2002" старые, написанные до 98-го года, песни, G.U.N. отпасовал на "20 Years In History", вышедшей в 2003-м компиляции "лучших и редких" вещей, той же монетой. Компанию "лучшим" составили перезаписанные "Branded And Exiled '03" и "Mordor '03", а также "Prowling Werewolf", ожившая спустя 21 год песня из репертуара 81-го - 83-го гг. и "Apocalyptic Horsemen", написанная во время записи "Under Jolly Roger", но проскочившая тогда мимо вожделенной гавани.

28 февраля, спустя 5 дней после дня зачинщика отечества и военно-морского флота, со стапелей сойдет новый альбом Running Wild, "Rogues en Vogue". Pay or flee!!!
...Я слышу, как разбиваются о скалы буруны, и вскакиваю посреди ночи, когда пронзительный голос капитана Флинта звенит у меня в ушах: "Пиастры! Пиастры!"

15.02.2005, Алексей МОРОЗОВ (ЗВУКИ РУ)